630_1

И ю н ь 1 9 9 7 г.

Письмо Мити от 5 июня 1997 г.

Здравствуйте, мои дорогие мама и папа!
Большое спасибо за очень интересное папино письмо от 19 мая. Из ваших планов следует, что с мамой мы должны встретиться в начале июля в Москве, а с папой, наверное, уже в Калининграде. Что же касается Канарских островов, то для меня это время может оказаться очень неудобным. В начале сентября будет экзамен по специальности, в конце - крупный конгресс по моей тематике в Калифорнии (хотя туда мы даже тезисы ещё не посылали, да и с финансированием всё те же проблемы). А в начале ноября у меня переаттестация, и непосредственный перед ней промежуток времени может потребовать моего присутствия в Москве. В общем, ситуация сложная, хотя на Канары слетать мне, конечно же, очень хочется.
С другой стороны, денег у меня как не было, так и нет. Из ваших писем я понял, что вы могли бы взять меня с собой, но если это так, то полезнее было бы потратить эти деньги на поездку на Конгресс в Эдинбург (похоже, что финансовой поддержки от организаторов я так и не дождусь; все мои E-mail'ы остаются проигнорированными). Но это, конечно, требует непосредственного обсуждения. Может быть, папа позвонит мне и выскажет, что он думает по этому поводу? Кстати, а каковы папины расходы на поездку на воркшоп в Leicester?
Теперь о делах житейских. Самое главное событие прошедших двух недель - экзамен по философии, который я успешно сдал (пятёрка). Наш преподаватель отнёсся в целом доброжелательно к тем, кто активно посещал семинары (а я был в их числе), к тому же вопросы попались весьма простые. Ну а английский мне сдавать не надо было из-за участия в конференции. Теперь из кандидатских минимумов осталась одна специальность (экзамен осенью).
На работе же особой активности не было. Как я уже писал в прошлом письме, часть нашей работы завершилась неудачей - мои гипотезы не подтвердились. И вообще, я оказался в своём роде на перепутье. Ситуация довольно-таки непростая: дело в том, что сейчас моя работа не поддерживается ни одним грантом, к тому же не очень понятно, какие научные цели ставить перед собой (особенно с учётом нашей ограниченности в средствах их достижения).
Похоже, что единственный выход из ситуации - это кооперация с Западом. Однако и тут наши возможности невелики. Пока единственная реальная связь - это INTAS'овский грант, по которому Марина Сергеева работала в Германии. Однако тема этого гранта лежит слегка в стороне от того, чем занимался я.
Сейчас мы пытаемся придумать проблему, которая затрагивала бы и мои интересы, и интересы немцев (да ещё необходимо, чтобы часть работы могла быть проделана здесь). Это достаточно сложно, поскольку тематика для меня новая (грубо говоря - это передача сигналов в нервной системе), и сразу весь спектр проблем не охватишь (а нужно найти какую-то глобальную проблему, решение которой могло бы стать основой для сотрудничества).
К тому же, у нас с Мариной немного разные представления о характере проблем, которые нужно исследовать: Марина упирает на физико-химию, а я - на физиологию (видимо, учёба на химфаке весьма понизила мой интерес к химии, или тяга к новому знанию у меня велика). Однако нам необходимо спешить, а то наш шеф - зафкафедрой энзимологии (Сергей Дмитриевич Варфоломеев) может подсунуть нам проблему по его выбору (что было бы весьма нежелательно).
Ещё одним примечательным событием на работе был приезд профессора из Германии (Констанц, на границе с Швейцарией) Фолькера Ульриха. Он тоже занимается простагландинами, хотя и не ПГН-синтазой. У него с нашими соседями (в корпусе) совместный грант по изучению межклеточной адгезии (прикрепления клеток друг к другу; такая ситуация происходит при пролезании клеток иммунной системы сквозь стенки сосудов).
Лекцию немец прочитал прекрасно, и в плане изложения материала (чувствовался опыт преподавания), и в плане языка (у него очень правильный английский). После лекции было неформальное общение дома у приглашающей стороны (Галина Фёдоровна Судьина). Мне довелось сидеть рядом с профессором, поэтому в английском попрактиковался я изрядно. Однако научные контакты завязать нам трудно - всё-таки область наших интересов слегка расходится (хотя в крайнем случае можно будет найти точки соприкосновения).
Вне работы новостей практически нет. Футбольный турнир для энзимологов закончился фиаско - аспирантам мы проиграли. Причём опять, как и в матче с преподавателями нас подвёл вратарь, однако на этот раз сплоховал, как ни странно, Михеич, обычно игравший очень успешно. По сути дела один гол в наши ворота он сделал сам (пытался поймать навесной мяч, летевший мимо ворот, а он от его рук отлетел прямо в ворота), а ещё в одном случае не выручил (удар со средней дистанции, правда, Михеич был закрыт защитником). Правда, и вратарь соперников привёз один гол в свои ворота. Однако нам это не помогло - проиграли 2:3 (я забил один из голов, сыграв на добивание).
А аспиранты в итоге и выиграли турнир, обыграв в финале команду с мехмата. Так что зря я от них уходил. Хотя там в основу я, наверное, не попадал, а так отыграл все матчи, был нужен команде.
"Балтика" же, наконец, показала результативную игру. Сначала сыграла вничью в Новороссийске 2:2 (Герасимец, Низовцев), а потом разгромила дома КАМАЗ 4:1 (Герасимец - 2, Низовцев, Силин; первая победа в Калининграде!). Ткаченко же после матча с "Торпедо" решился на перестановки в составе: нападающими теперь играют Низовцев и Герасимец, на флангах Силин (то на правом, то на левом) и, похоже Шуканов или Яблонский, а Баранов играет под нападающими.
Такая расстановка, похоже, приносит плоды. Особенно отмечена "СЭ" в последних матчах игра Герасимца (4 гола в последних трёх матчах), Низовцева и Баранова. Надеюсь увидеть обновлённую игру "Балтики" в следующем её матче в Москве с ЦСКА. Думаю, нам придётся тяжело: ЦСКА идёт пока на 13-ом месте (Балтика - на 12-ом) и Садырину очень нужна победа. А вообще плотность команд очень высока - у идущей сейчас пятой "Алании" всего 17 очков - на 2 больше, чем у "Балтики" (оторвались только "Динамо", "Спартак" и "Ротор").
Ещё одним большим футбольным событием стал финал Лиги Чемпионов. Честно говоря, я не ожидал такого исхода поединка - в предыдущих матчах "Ювентус" смотрелся солиднее "Боруссии". Но для финалов лиги логика другая, и было соблюдено правило, по которому уже третий год предыдущий обладатель кубка уступает в финале.
Конечно, "Боруссии" немного повезло - она забила два гола за небольшой промежуток времени, а "Ювентус" упустил в том же первом тайме несколько отличных шансов, но в целом игра "Боруссии" была организована очень солидно. А голы-то какие были забиты, особенно оба гола во втором тайме! В общем, очень приятно было посмотреть столь высококлассный футбол.
Ещё немного о Тенерифе (помимо того, о чём я говорил в начале письма). Конечно же, я полазил по Internet в поисках соответствующей информации. Кстати, у RCI есть своя страничка, и теоретически можно оформлять заказы через компьютер (и пользоваться каталогом). Нашёл я и наши клубы: "Беверли-хиллз клаб" и "Кальяо Гарден". Я думаю, в сети та же информация, что и в вашем каталоге. Конечно же, я поискал информацию и собственно по острову. Место, конечно, весьма примечательное. Очень хочется там побывать. Тем не менее, всё-таки хотелось бы обсудить ситуацию с папой.
Пока это всё, о чём хотелось написать. Крепко Вас целую. Надеюсь на скорую встречу.
Ваш Митя.
5 июня 1997 года.

6 июня 1997 г. Вторую группу геологов отмучил. Одна пятёрка, одна четвёрка, одна тройка, четыре пары, двоих не допустил, две неявки и один отказ от тройки.

7 июня. Из Англии счёт пришёл за коммунальные услуги Клуба Сан-Антонио на 179.07 фунтов.

11 июня. По телефону с Англией общался насчёт своих платежей.

12 июня. 33 года нашей совместной жизни с Сашулей. Хвиюзова у нас в гостях с рассказами о поездке в США.

Письмо Ирины от 12 июня 1997 г.

Здравствуйте, наши дорогие мамочка и папочка!
Если письмо не задержится где-нибудь, оно вас застанет до отъезда. Я думала позвонить в Мурманск после маминого звонка, но никак не могу дозвониться - короткие гудки.
План наш на лето таков: на 23 июня взяли билеты до Симферополя. Пока определялись с датой, билетов удобных на прямой вагон уже не было. Приходится пересаживаться в Минске где-то в 23 часа. Обратно возвращаться думаем к 15-16 июля. Если хватит финансов, возможно, я с Алексеем вылечу самолётом. Хотя Ваня отпускать меня одну не хочет.
Миша закончил год с тремя "4" - математика, русский, английский. Сейчас им некому заниматься, и он, в основном, гуляет. Даю ему всяческие задания по уборке, магазинам. Читает всё так же вяло.
Сама я после майских праздников опять на заработках. Сбылась моя мечта - купили швейную машину PFAFF Hobby. Сшила себе брючный летний костюм. Немного не угадала с тканью - мнётся. Шить теперь одно удовольствие. Три недели с Алёшей была на больничном. После ОРВИ (банального насморка и кашля) у него развился трахеобронхит. Пришлось поколоть. А потом у меня сильно разболелось горло, но на работу я хожу, жутко кашляя и задыхаясь.
Приёмы безумные, если не халтурить, то больше 20 человек и по времени, и по физическому своему состоянию я принять не могу. А приходит 25-27. Некоторым ещё и отказывать приходится. Наконец-то осталось два приёма. А отпуск у меня с 16.06 по 27.07 с 2-мя неделями за свой счёт. Хотя врачам теперь и полагается 36 дней, наш главный не даёт, хоть судитесь с ним. Может, вытребую себе остаток осенью. Август будет у меня тяжёлый. Потребуют выйти на ставку, если не больше, и совмещать поликлинику со стационаром.
Ваня как-то потянул спину, теперь три недели уже мается. На Пугачёва все переболели каким-то вирусом. Т. С. совсем не контачит с нами. Я потихоньку делаю косметический ремонт. Покрасила окна снаружи и застеклённый балкон. Сняла сетку на форточке в спальне, а Тимка вышел наружу по подоконнику и сорвался. Это уже потом по царапинам на свежевыкрашенной раме мы поняли, что он упал. Искали вдоль дома и по соседним улицам 6 дней. Иван по утрам и вечерам делал обход. Нашла его я в подвале 40-го подъезда - худого, испуганного. Теперь он отъелся и ведёт себя очень хорошо. По вечерам в коридоре совсем не пищит и не скребётся.
Мама, ты особенно детям ничего не покупай. Проблем с одеждой нет. Мише обязательно обувь нужно мерить, а у Алёши нога, возможно, к осени вырастет. На всякий случай: нога Алёши - 17 размер, у Миши - 39 (старый - 25,5). Рост Алёши 102 см (30 размер), Миши - 150 см (40-42).
Письмо пишу вечером, в кровати, поэтому почерк плохой, да и к тому же очень хочу спать. Мы вас целуем, обнимаем. До свидания. Ждём встречи.
Дети. Внуки.

Письмо Антонины Дмитриевны от 19 июня 1997 г.

Здравствуйте, мои дорогие дети, Шурочка и Саша!
Милая дочь, так и не дождалась я твоего обещанного письма. Где-то заблудилось. Я живу потихоньку, помаленьку. День прожила и слава Богу. Пенсию, Бог дал, выдали за май 13 июня. В общем, за месяц с 12 мая по 13 июня выдали за три месяца: март, апрель, май. Сейчас я богатая. Расходуй - не оглядывайся.
А вот погода удручает: с 7 июня по 17 июня было жарко 20-25°, а сейчас опять 12-15°, идёт дождь. Овощи не дешевеют: огурцы 8-10 тыс., помидоры 10-12 тыс. Тепла нет и огурцы не растут, а помидоры привозят из-за границы ближней.
Здоровье моё по возрасту, как говорят врачи. Таблетки от давления принимаю регулярно. Как вы поживаете? Тепла у вас также хорошего нет, хотя и солнце светит круглосуточно. Жду вас ко мне. Буду рада вашему приезду. Это для меня счастье большое - встретить своих милых детей, внуков и правнуков. Что-то от Ирины давненько нет весточек. Вова на той неделе звонил.
Пока, мои дорогие до свидания. Всего вам доброго, а, главное, будьте здоровы.
Крепко вас целую. Мама.

Мои записки в поездке Петербург-Москва-Лестер-Лондон-Москва.

Москва, МГУ, 20-21 июня 1997 г.
14 июня 1997 г., суббота. 8 градусов тепла, пасмурно. Из Мурманска я с трудом уехал в аэропорт. Пришли с Сашулей к вокзалу утром - автобусов нет, народу на остановке 106-го полно: перед Троицей на кладбище едут. Маршрутное такси, к счастью, подкатило. Я в него уселся, полная машина набилась, да тут инспекция (две бабы) к водителю прицепилась. Долго его документы изучали. Не понравились они им: - Оставьте наших пассажиров!
Можно подумать, у них тут куча автобусов простаивает, а водитель маршрутки пассажиров перехватывает. Пассажиры зашумели и велели водителю ехать, что он и сделал к моему облегчению.
В Питер прилетел в полпервого дня. Жарища 27 градусов. В 15.40 был уже в Сестрорецке. С порога - на кухню, помогать тёте Тамаре крошить продукты к праздничному столу. Без четверти пять гости собрались отмечать 45-летие свадьбы дяди Вовы и тёти Тамары: Володя и Галинка Куренные (фотокамеру подарили), тётя Валя (сестра тёти Тамары) и Люба - племянница, дяди Вити покойного дочка. Мать её - тётя Жанна не пришла, сославшись на больные ноги.
Огромное вытянутое блюдо с маринованной корюшкой (крупной, с икрой) опустошили с ходу минут за десять, а потом пировали остальным: салаты, студень, заливной судак, мясо. Я привёз шампанское, водку, сёмгу, икру тресковую в тюбиках и коробку конфет "Золотая нива". Были заказанный торт, пирожные, ещё конфеты.
В этот день "Балтика" в Москве с ЦСКА вничью сыграла - 1:1.

15 июня, воскресенье. С утра побегал чудесно 1 час 20 мин в Дубках в новых кроссовках индонезийских, купленных на барахоловке перед отъездом за 80 тысяч рублей. Сашуле они не понравились, а мне оказались само-то - лёгкие, по ноге, амортизируют хорошо.
Потом длинный завтрак, переходящий в обед остатками вчерашнего пиршества. Неописуемый рассказ тёти Тамары о похоронах, а до того - заказном убийстве кота, а до того - о попытках его лечить.
Бедный кот от аллергии отгрыз себе хвост, но не совсем. Понесли его к ветеринару (тётя Тамара и тётя Валя, а кот Жанкин), заплатили 20 тысяч за перевязку, а за операцию надо 50, а где их взять?
Решили - так заживёт. Стали дома потом сами перевязку делать втроём: двое за лапы кота держат, третья за хвост и перевязывает. Кот орёт, не даётся, вырывается. Кое-как перевязали, а он повязку тут же содрал, опять хвост грызёт. Ну, что делать? Усыплять его надо, чтобы не мучился. А это 50 тысяч платить. А где их взять?
Ладно, говорю, найдём мужика, чтобы за бутылку убил кота. Нашли соседа, хороший мужик, больной, не зарабатывает, за бутылку всё, что хочешь сделает. А чем убивать-то? У Жанки ведь в доме ни черта нет, ни молотка, ни топора. Пожрать-то и то нет. Жанка - жадная. Сама пожрать любит, а в доме нет ничего.
Пошли во двор. В мешок кота завернули. Мужик утопить предложил его в озере, да мы не согласились: они живучие, долго мучиться будет. А самим жрать уже охота, а у Жанки нет ни фига. В общем, убил кота мужик кирпичом с двух раз. Хоронить надо. А у Жанки нет ведь ни фига, ни лопаты никакой, чем могилку-то рыть? Нашли какую-то деревянную лопатку, стали ею рыть, так у неё ручка сразу же отломалась. Кое-как, в общем, закопали. Пошли помянуть его, по пол-рюмочке выпили, а закуски никакой - у Жанки ни черта в доме нет. Всё.

Я рассчитывал позагорать в Сестрорецке, но хотя было тепло - солнышко спряталось, и прогноз был: циклоны с похолоданием и дождями.

16 июня, понедельник. С утра отправился в Консульство Британии у Смольного. Занял очередь на улице за полчаса до открытия десятым примерно. Через 2 часа у меня приняли документы и велели прибыть за паспортом в 16.30 сего же дня. А я волновался! Очень чётко у англичан всё налажено. Из консульства пошёл по банкам бродить - от "Невского паласа" до Галерной у "Медного всадника". Выяснял возможности отправить в Англию деньги за коммунальное обслуживание нашей дачи в Клубе Сан-Антонио. Через "Вестерн Юнион" проще всего, но надо указывать имя и фамилию получателя, а у меня только адрес фирмы. Потом вернулся в консульство, получил паспорт с визой и - в Сестрорецк. Сашуля звонила негодующе - факса из Англии нет! (Обещали факсом банковские реквизиты выслать.)

17 июня, вторник. Жуткая холодина, ветрюга, дождь. Поехал в ААНИИ командировку отмечать. Там никого нет, все в отпусках уже, но наткнулся нечаянно на Наталью Благовещенскую. Она тоже в Лестер летит, а у неё дочь Настасья (25 лет, биохимик, через полтора года аспирантуры диссертацию защитила) сейчас в Лондоне по гранту обретается. Я, конечно, вцепился со своими почтово-финансовыми проблемами и выпросил Настасьин телефон: может, она сейчас за меня заплатит (до дедлайна), а я Наталье деньги хоть тут, хоть там отдам.
Из ААНИИ я отправился в железнодорожные кассы у Казанского собора за билетами на поезд на Москву на сегодня же вечером, оттуда под Арку на Дворцовой площади по телефону звонить - Мите и Настасье в Англию. Настасьи на службе нет - дома работает. А телефон только рабочий. Тогда позвонил в Care International и сообщил, что я факса не получил, сам уже в Петербурге, завтра буду в Москве, а платить хочу из Англии, если они штрафа не наложат. Обещали не налагать. Приехал в Сестрорецк - Сашуля звонила, факс пришёл.
Дал Бургвицам 400 тысяч - на хозяйство дачное. Тётя Тамара слезу пролила: чего это дядя Вова так на неё смотрит, как будто она эти деньги выпросила. Хотя элемент выпрашивания, конечно, был. Ельцина ненавидят вовсю, как и Чубайса, и Гайдара. Жалуются на нищету, но живут не голодно. Вечером уехал в Москву.

18 июня, среда. Из-за аварии товарняка накануне поезд опоздал на 2 часа. Митя меня встречал. Закинули шмотки в комнату, позавтракали (ж/д пакетом) и пошли в УМО. По дороге выяснилось, что в Эдинбург Митя уже не целится, а хочет попасть на Школу в сентябре в Италии. Ездили с ним в центр отправлять его заявку на эту Школу через Международную Почту. Вернулись в ГЗ, пообедали (по 14-15 тысяч обед). Митя поскакал в лабораторию, а я в универмаг "Москва" за постельным бельём и подушкой, но до того на ВМК выяснил про специализацию "Математическое моделирование" и отметил командировку.
Вечером балдел от Митиной "Сони" - и от музыки, и от испанского, вот чем бы надо здесь заниматься, а не носиться по столице! Слава Богу, не жарко хоть - и сюда циклон дошёл.
"Балтика" - "Зенит" - 2:2. На последней минуте зенитовцы в свои ворота гол забили.



ГЗ МГУ из окна Митиной комнаты. 19 июня 1997 г.




Вид из ГЗ на Институт физико-химической биологии. 21 июня 1997 г.

19 июня, четверг. Купил в ГЗ 160 фунтов стерлингов, больше не нашлось. Попытался найти их в окрестностях МГУ и на Ленинском проспекте - без результата. Вечером Милочка звонила Мите в лабораторию, просила ей билеты покупать, а с Павлом так и не ясно до сих пор - поедет или нет.

20 июня, пятница. Утром Митя с Михеичем в футбол играли с преподавателями, а я пытался их сфотографировать. Митя при счёте 4:4 забил на радость мне, да и всей команде обалденный гол - в падении через себя под перекладину. Такие не у всякого футболиста в жизни случаются. Даже соперники аплодировали.



Футбол с преподавателями. 20 июня 1997 г.

Вообще играет сынуля очень прилично, неожиданно даже для меня. Например, такой вопль был слышен: - На ворота навешивай, там Намгаладзе верховой выиграет!
Это при том, что Митя самый малый на поле. Но в футболке с надписью "Баджио" на спине (что в Испании купили). И в воротах нормально стоял, не пропустил, а один раз даже выручил - спас от гола. В общем, порадовал меня сынуля. Очень даже сильно.
А после футбола я побегал по резиновой дорожке стадиона. Ой, как здорово! Тут я почувствовал, что у Мити здесь по-настоящему счастливая жизнь. Работой увлечён, футбол, друзья, всё есть, ко всему приспособлен. Слава тебе, господи!
Днём Митя трудился в лаборатории, а я ездил в RCI. Спрашивал у трёх милиционеров, где тут Космодамианская набережная - не знают. У рыбака спросил - в канаве снасти полощет - тоже не знает. А ею оказалась противоположная набережная этой канавы, о чём и написано крупными буквами на стене дома на той стороне. Дом же этот - шедевр современного зодчества - "Риверсайд Тауэрс". Там RCI и находится. Оказалось, моей заявки в компьютере нет. И сдачи недели в банк тоже нет. Права качать я не стал, перезаказал на новое место. Потом опять фунты искал без успеха. И еле успел, не заходя домой, встретиться с Митей в условленном месте у "Балатона", чтобы ехать к семи в гости к Бирюковым. Купили тёте Майе цветы и шампанское, дяде Гене баночку красной икры и заплатили 20 тысяч штрафу за безбилетный проезд в автобусе.
У Бирюковых хорошо поели, и Митя сбежал полдевятого к себе в лабораторию, а я ещё сестёр своих заставил со мной по телефону поговорить за их счёт. Ночевать оставаться я не захотел (чтобы побегать утром по стадиону), да Майечка и не предлагала. Уехал около полуночи и долго блуждал вокруг ГЗ в поисках входа в корпус "В". Митя не предупредил, что переходы между корпусами все на ночь закрывают. Из двоих парней, у которых я расспрашивал дорогу, один был крепко пьян и весьма агрессивен, чем-то я ему не понравился, но второй его удержал. А у меня в сумке куча денег была для закупки фунтов. Мите я потом выговорил за "московское гостеприимство" - бросил меня выпившего с деньгами на ночь глядя. С Митей же мы не пили ни разу до Бирюковых.
У них, к слову, Андрей пьёт по-чёрному. Ребёнка своего пьяный уронил, месяц в больнице потом пролежало дитя с матерью. Из машины у него украли сумку со всеми документами, ключами и кучей денег, на таможне заработанных. Как раз он позвонил при нас, что документы ему подбросили, так Гена как ребёнок радовался. Это у него не первый случай уже, говорит. Боится, что с работы выгонят.

21 июня, суббота. С утра 11 кругов пробежал по стадиону, пока Митя спал. После завтрака Митя в Ленинку отправился, а я загорать на стадион, где и пишу эти строки.

22 июня, воскресенье. Шереметьево-2, уже за кордоном.
Встали с Митей в 5.40 и около 8.30 были в Шереметьево-2, за два часа добрались от общаги.
В Шереметьево у девочки шарик улетел. Девочка плачет, шарик улетел, её утешают, а шарик висит, упёршись в потолок, невысокий в этом месте, и верёвочка от него свисает с колечком. Чем бы достать? Я решил попробовать зонтиком. Митя воспротивился моей попытке - не смеши, мол, публику. Но я зонтик достал, раскрыл его и попытался зацепить краем спицы зонта за петельку. Просто стоя, я не доставал сантиметров десять. Начал подпрыгивать с зонтом, но попасть спицей в петельку с прыжка можно было, наверное, только в одном случае из ста, долго бы пришлось прыгать. Надо высокого найти. Ну и нашёл одного мужика, моего возраста, а ростом заметно повыше. Тот без проблем зацепил моим зонтом шарик за петельку, а я вручил шарик девочке. Доставил радость. Родители благодарили за изобретательность. Армяне, похоже. А я Мите говорю:
- Вот чего же ты не хотел девочке помочь? Нехорошо. Теперь же будет что в мемуар записать.
Что и делаю сейчас, расслабившись в кресле перед посадкой в самолёт (А310).

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"