625

Я н в а р ь 1 9 9 7 г.

1 января. С Митей по очереди (по одному самоучителю) испанским занимаемся.

3 января. Власков с Иваном в гостях у нас.

6 января. Факс от Брекке пришёл о переносе сроков нашего визита в Тромсё на февраль.

7 января. Температура минус 13-17 градусов, переменно, ветер северный, слабый. Прошлись с Митей по маршруту № 1. Вода на Большом Питьевом озере под снегом.



Полярный день 7 января 1997 г.



Митя на лыжах у птичьих кормушек. 7 января 1997 г.

8 января. Проводили Митю в Москву, где его Ирина уже ждёт, приехавшая на два месяца повышать квалификацию. Собирается у Мити жить. А Иван с детьми один остался - герой!

10 января. Пришёл каталог RCI с красивой членской карточкой, на которой вытеснена фамилия MAMGALADZE.

12 января. Минус 14-18 градусов. Конец полярной ночи - увидели солнышко с вершины нашей горы. Открытие лыжного сезона у Сашули, прошлись с ней до середины маршрута № 1 и обратно.

14 января. Роман Юрик на работу в ПГИ взят эмэнэсом в мой сектор.

15-17 января. Вторая конференция "Юность Севера". По физике первое место Паша Лебедев занял (он же и по информатике), второе Путинцев-младший, а третье - наши Туркин с Сюриным. Додонов и Кобец без призов остались, но у них и результата ещё не было. Отмечали закрытие конференции на кафедре физики в Лицее.

Письмо Галины Якимовой от 15.01.97 г.

Сашуля, здравствуй!
Пишу тебе под впечатлением вчерашнего разговора по телефону, твой голос ещё звучит во мне. Рассказать можно было бы многое, а вот на бумагу выложить... Все мои дела не стоят того, кругом сплошная фигня!
Вот так, начала с ругательства. Что будет дальше - увидим. Воспользуюсь аналогией с твоей открыткой. В концерты, кино, театр не ходила вовсе. На память приходит только одна поездка в Ладушкин 1-го декабря, когда мы вдвоём с Ириной Колодкиной ходили на нашу поляну, пекли картошку, и я нашла гриб - поддубовик, в две ладони величиной была его шляпа. Мы тогда постановили, что об этом надо будет написать тебе, и ещё, что 1-го ноября она за 2-м зданием собрала 23 белых роскошных гриба. Вот и все наши яркие впечатления.
Сегодня она звонила мне, что едет в отпуск в Волжск. Там ликвидировали сад, и, поэтому, можно ехать и зимой, чтобы летом заниматься огородами здесь. Им отдала свой участок на болоте за памятником Света Высоковская, и они уже начали его возделывать.
У меня на мой участок энтузиазм иссякает. Думаю, что буду заниматься только клубникой. Хотя, сейчас здесь, в кирхе у меня стоят банки с водой ветки смородины хорошего сорта. Их мне дали перед самыми заморозками, и они стояли, не давая корешков. А потом, когда грянула зима, они прорезались и распустили листочки; теперь вот жду, когда от наступившей оттепели растает земля, чтобы посадить их в плошку до весны. Жаль, если пропадут. Говорят, что ягоды должны быть величиной с вишню.
Рукоделие забросила. К концу дня так устают глаза, что ни вязать, ни шить, ни читать - ничего не хочу. Хожу в гости. Очень редко забредаю к Иринке. Но, вот так случайно, набрела на Иванов день рождения, не зная того. Сначала гостей не было никого, потом подошёл Кореньков и Кшевецкие. Хорошо так посидели, "вкусненько" закусили и выпили, к этому у нас сводятся все праздники. По воскресеньям бываю у Лены Васильевой, т.к. вечерами она работает. Лидия Николаевна лежит в параличе с лета. Речь отошла у неё, стала перемещаться по комнате (в туалет) с помощью стульчика и с Лениной поддержкой. Как-то она даже "загружает" её в ванну. После бани Л.Н. выглядит настоящим одуванчиком с белой пушистой головкой.
Моё сотрудничество с Алей приносит некоторое спокойствие перед очередным повышением цен за квартиру, иногда стала заглядывать в магазины, прицениваться к обуви, т.к. мои старые зимние ботинки дали течь. Стала подумывать о ремонте в кухне. Хочу наклеить обои. А то ведь у меня всё ещё голубые крашеные панели, а выше - белая водоэмульсионка - очень напоминает общежитие.
У моих племянниц - Наташи и Оли - всё в порядке. Оля гостит сейчас с Сонечкой (ей три года) у родителей, а Наташа ездила на выходные под Брест к Серёжиной тётушке на сорокалетнюю годовщину свадьбы. Наплясалась, говорит, вдоволь. Мальчишки учатся под неусыпным контролем, а Витя занимается постройкой дома на своей дальней даче. Видела я этот дом - точно такой, какие мне больше всего не нравятся - крыша выступает далеко над стенами, этакий гриб противный.
Завтра собираюсь после работы в баню - давно не парилась. Туда же подгребут беговые партнёрши - Людмила с Верой, а потом домой пойду одна пёхом. Сейчас довольно сносно сделали освещение - вечерами можно ходить стало по улицам. Вот такие мои дела и планы, Сашуля. Спасибо тебе за поздравление, что не забываешь.
Целую, Галя. Привет Саше.

19 января. Крещение. Минус 25 градусов. Как и положено: самый пока холодный день. Полтора часа катался по снегоходовой трассе недалеко от нашей горы (на которой наш дом стоит). А накануне час пятьдесят там же бегал.

Письмо Мити от 20 января 1997 г.

Здравствуйте, мои дорогие мама и папа!
Наконец-то разделался с написанием доклада по философии и принялся с небольшим опозданием за письмо вам. Этот доклад занимал почти всё моё время с момента приезда в Москву. В результате получилось около сорока тетрадных страниц, и чтение его займёт около часа. Зато теперь этот доклад можно, слегка подредактировав, переделать в реферат, объём для этого у него уже достаточный.
Хотя доклад и занимал большую часть моего времени, помимо него было много и других занятий. Начну по порядку. Приехав в Москву, я первым делом отправился на футбол. Вообще, несмотря на свою загруженность, я пока ни одного футбола не пропустил. Погода сейчас стоит достаточно мягкая, температура ниже минус 8 градусов не опускается, а один день даже оттепель с +3 была, поэтому играть в футбол достаточно комфортно.
В пятницу же после футбола позвонил Бирюковым, они сказали, что Ирина приедет к четырём и звали меня к этому времени. Я, правда, опоздал почти на час, оформляясь в университетскую библиотеку, чтобы взять литературу по Канту. Ирина к моему приходу была уже у Бирюковых. Тётя Майя этим вечером уезжала на полторы недели в Минск присматривать за детьми своей племянницы, которую положили в больницу с осложнениями после гриппа, поэтому особо долго мы не засиживались и отправились ко мне домой.
Устроились мы там нормально, единственное чего не предусмотрели, так это жары в комнате, у Ирины не было легкой домашней одежды, и сейчас она носит мои шорты. Занятия у неё начинаются в девять, и чтобы успеть к их началу, вставать ей приходится в семь. Я тоже поднимаюсь в это время, беру у Михеича из холодильника продукты, а потом снова ложусь спать часов до полдевятого.
Приходит Ирина домой обычно между четырьмя и пятью, а спать ложится около одиннадцати. Я отдал ей своё аспирантское удостоверение, и проблем с проходом у неё нет. Вряд ли мы будем предпринимать какие-то меры по легализации её проживания в ГЗ - для этого нет особых причин. С её сертификатом некоторое время ситуация была неясная, но сейчас предполагается, что его выдадут практически бесплатно.
В первое же воскресенье дядя Гена организовал ей платную консультацию - 150 т. р., и ещё десять сеансов массажа в одной семье - 100 $. В то же время расходы в первую неделю были также очень высокие - порядка 500 тысяч, из них около 300 тысяч - на питание. Питаемся мы, конечно же, разнообразнее, чем я питаюсь обычно, сверх моего рациона идут фрукты - яблоки, мандарины и бананы, салаты из моркови и свеклы, да кефир с соком. На выходные Ирина купила судака, сделала уху и пожарила его в тесте. Помимо расходов на питание, очень много тратится на транспорт - за десять дней почти 100 тысяч. На февраль я обязательно куплю ей студенческий проездной - хотя бы в метро можно будет его предъявлять.
Культурная программа у нас на этой неделе была такая: в субботу, на следующий день после моего приезда, мы с ней ходили в Третьяковку. Поскольку утром в этот день мы ещё ездили за продуктами на рынок у площади Гагарина, то на обстоятельный осмотр всей экспозиции нас не хватило, и залы, посвящённые искусству конца XIX - начала XX веков мы буквально пробежали.
Ещё перед моим приездом Ирина ходила с дядей Геной в театр Моссовета на "Овечку". В среду Ирина ходила по перепавшему ей от её коллеги абонементу в Концертный зал им. Чайковского на концерт Большого Государственного Симфонического оркестра под управлением Каца - играли произведения Моцарта, Шопена и Римского-Корсакова.
А в четверг мы ходили с ней в театр "Современник" на драму "Смерть и дева" по пьесе какого-то чилийского современного автора (Ариэла Дорфмана) в постановке Волчек с Борисом Дьяченко, Мариной Хазовой и Михаилом Шараповым в ролях.
Действие происходит в постпиночетовском Чили. Муж, назначенный главой комиссии по расследованию преступлений диктатуры, случайно знакомится с врачом, при первом впечатлении добрым и отзывчивым человеком. Его жена, побывавшая в руках тайной полиции и подвергнутая там пыткам и унижениям, узнаёт в нём (только по голосу - её держали с завязанными глазами) врача, лично участвовавшего в пытках.
Она связывает его и требует, чтобы он раскаялся в своих преступлениях. Он всё отрицает, утверждает, что невиновен, её муж тоже поначалу убеждён в этом. И большая часть спектакля состоит в спорах мужа и жены вокруг вопросов, все ли средства хороши для доказательства вины человека, имеет ли право жертва на равноценное воздействие и тому подобное. В конце концов врач признаёт свою вину, жена хочет его убить, но всё-таки не убивает. В общем спектакль оставил сильное впечатление, актёры играют весьма убедительно, хотя играть сложно, особенно роль жены.
В "Современнике" мы взяли ещё билеты на "Кота домашнего средней пушистости", и собираемся взять билеты в театр-студию Табакова на "Анекдоты" с Табаковым, Евгением Мироновым и Владимиром Машковым.
Из других новостей: меня освободили от занятий по английскому, предложив сделать доклад о своей научной работе на конференции, проводимой в апреле кафедрой английского языка. На семинары мне действительно ходить не хочется - уж больно уровень остальных одногрупников невысокий. В следующую пятницу на кафедре состоится утверждение тем кандидатских работ, а с этой недели я начинаю серьёзно работать в лаборатории - до этого доклад не позволял.
Сегодня получил стипендию - 350 тысяч. На сверхзапланированную сумму (точнее, за 82 тысячи) купил учебник испанского "Curso intensivo para extranjeros", изданный в Мадриде, с двумя аудиокассетами. Так что теперь буду заниматься испанским и здесь.
Есть новости о "Балтике": вроде бы конфликт с руководством области улажен, но ценой отставки Шперлинга (правда, в клубе он остаётся на загадочной должности "консультанта по экономическим и некоторым другим вопросам" по информации "Футбола"). Пока президентом Ткаченко, но это временно. Есть в команде и новички - это известный ещё по союзному минскому "Динамо" Герасимец (последнее время он играл в Израиле), игроки рижского "Сконто" и сборной Латвии Елисеев и Троицкий и двое игроков из брянского "Динамо". В начале февраля "Балтика", как и в прошлом году, поедет на Кипр.
Ну вот вроде бы и всё на сегодня. Ждём ваших писем. Крепко целуем.
Ваши Митя и Ирина.

Письмо Антонины Дмитриевны от 27.01.97 г.

Здравствуйте, мои дорогие дети, Шурочка и Саша!
Шурочка, моя милая дочь, большое спасибо за новогоднее поздравление. Как вы поживаете? Как проходит эта длинная, тёмная, северная ночь? Шурочка, как решается вопрос с зубами? Сколько мук тебе с ними уже пришлось пережить и сколько ещё впереди?
Зима в этом году во Владимире настоящая. Морозы целый месяц были до -28°, -29°. Сейчас немного потеплело -12°, -15°. Снегу выпало много. Я на улицу выхожу только по большой необходимости: поликлиника, аптека и магазин. Снабжение продуктами нормальное, все продукты есть. Пенсию дали за ноябрь 23 января. Я обхожусь. Все продукты у меня есть в запасе. На улице мороз, а у меня цветёт декабрист. Какая прелесть - цветы!
На Новый год все мои дорогие прислали поздравления. Получила письмо от Макушина из Бийска. Сообщает, что умерла тётя Домна - 90 лет. Жила долго, молодец.
Жизнь как и везде. Всё есть, но нет основного у многих - средств. Здоровье моё сейчас по годам, как говорят врачи. Жизнь идёт, продолжается. Надо надеяться, может всё наладиться, если придёт умный человек.
Пока, мои дорогие, до свидания. Желаю вам всего хорошего, а главное, крепкого здоровья. Будьте счастливы. Крепко целую, ваша мама. Привет от Анны Ильиничны.

28 января. Аслан Масхадов - президент Чечни. У Феди Бессараба защита в ИЗМИРАНе. С трудом (денег нет в университете, да и просто оформление командировки жутко беготное, все, кому не лень, гоняют) отправил Власкова в Москву оппонировать Феде.



Володя Власков, Марат Дёминов, Юра Кореньков и Федя Бессараб после Фединой защиты в ИЗМИРАНе.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"