604

И ю л ь 1 9 9 5 г.



Сашуля c сыном и внуками, Калининград, июль 1995 г.

1.07.95. Утром бегал и купался (а температура воздуха 12°!), потом отогревался в ванной, вечером грядки плёнкой укрывали.

2.07.95. Утром бегал, но не купался (11!). Закончил текст статьи набрасывать на английском.
Поздно вечером финал чемпионата Европы по баскетболу по ТВ: Югославия - Литва, 96:90. Литовцы отказывались играть за две минуты до конца: на судью - негра американского обиделись, но тот, действительно был не прав, убрав Сабониса. Марчулёнис очень хорош. Сабонис рыдал. Карнишовас - восходящая звезда. Куртинайтис ещё молодец, но и всё, а у югов побольше высококлассных игроков, и всё решила прорва 3-очковых бросков. Джорджевич хорош был.

3.07.95. Прибыл в Пулково-2 (старый аэропорт) в 8.45, а убыл из Сестрорецка на электричке в 6.52 до Чёрной речки. Посидел в скверике на скамеечке как бывалоче, пиша свои заметки.
Таможенный контроль, регистрация, пограничники, "Duty free shop" наверху, посадка. Всё без суеты, культурно, не похоже на Россию даже.
Самолёт большой (L-1011, 302 пассажира), 2+5+2 мест в ряду, экраны в салоне показывают, где летим. Первое общение на английском со стюардессой по поводу кофе - она от меня подносик требовала, а я не мог понять чего ей надо, но разобрались. До Нью-Йорка летим с одной посадкой - в Хельсинки, куда час всего лёту. До Хельсинки самолёт был почти пустой, а в Хельсинки полностью наполнился.
В аэропорту Хельсинки всё, конечно, сверкает. Фантастическое хоровое пение там послушал в исполнении миссии просвитерианской церкви из Огайо, возвращавшейся из России.
После Хельсинки сидел в Центре очаровательного семейства американцев: слева женщина молодая с девочкой лет шести, справа её (или мужа, он у окна с малышом сидел) родители пожилые, расспросили меня - куда, зачем лечу, вроде сумел объяснить.
Принял 2 по 50 г бренди "Crown Royal" со льдом и солёными орешками, почитал про фотокамеры в самолётном журнале. Кровью залился из своего слабого носа, но управился с помощью салфеток. Больше 8.5 часов летели от Хельсинки до Нью-Йорка. В аэропорту ДФК (Дж. Фитц. Кеннеди) в темпе перебросился на рейс до Денвера, услышав страшное: - You are missing, - от служащего негра, к которому обратился с вопросом, где регистрация и посадка на Денвер. Не успел даже размяться как следует.
И вот уже сижу в самолёте В-757 (180 пасс.), летим вместе с солнцем в самую середину США, 4 часа ещё лететь. При взлёте хорошо Нью-Йорк сверху разглядел: море небольших зданий (двухэтажная Америка), а посредине эдаким бугорком Манхэттен с его небоскрёбами. В Нью-Йоркском аэропорту перед посадкой на Дэнверский рейс разглядел несколько россиян, явно в Боулдер направлявшихся, но незнакомых. В Дэнверском аэропорту познакомился с сейсмологом из Ташкента Бахтиером Нуртаевым, с ним и двинулись в Боулдер на "Аэропортере" - микроавтобусе рейсовом, за 14 $. Матиаса Фёрстера в аэропорту встретил, поприветствовали друг друга радостно.
До Боулдера минут сорок ехали, минуя Денвер, до которого от Боулдера всего-то километров 30.
Мы попросили высадить нас в университетском кампусе, что было очень неконкретно: кампус треть города почти занимает. Но нас высадили (уже в потёмках) именно там, где нужно было, у одной из общаг (Libby Hall), где мы и поселились безо всякой резервации в двухместной комнате за 38 $ в сутки с двухразовым питанием (при ценах в гостиницах около 80 $ и выше). Заплатив деньги вперёд, я почувствовал некоторое облегчение, ещё оргвзнос 200 $ надо уплатить, и, собственно, обязательные траты все почти уже будут сделаны, можно будет и фотоаппарат купить. Вечером нежарко было (после грозы), спать прохладно.



Двухместная комната в общаге университета штата Колорадо, где я обитал в июле 1995 г.

4.07.95. Утром позавтракали отлично омлетом с жареной грудинкой, разной зеленью и проч., а до этого бегал вокруг кампуса, есть что фотографировать! Горы рядом - Роки Маунтинс (Скалистые горы). Боулдер прямо у их подошвы расположен. Университету Колорадскому более 100 лет, 25.000 студентов учится, прочих 3.200 работает. Газоны, поляны спортивные, просто лужайки, велосипедные дорожки. Выдержанные в одном стиле и, тем не менее, разнообразные корпуса постройки как конца прошлого века, так и современные.
Ваньяна встретил Леонида Львовича, оппонента моего в 70-м году на защите кандидатской (а до этого у Славы Ляцкого), с Матиасом прогулялся до постерного центра, с Игорем Веселовским из НИИЯФ МГУ в общаге встретился - не узнал его. На Пудовкина наткнулся утром, возвращаясь с пробежки, тот удивился моему виду раздетому (майка, шорты) - утром прохладно было.



Джила Тауэр. Корпус физических лабораторий



Джордж Гамов Тауэр. Корпус космических исследований

Днём искал магазин фототоваров, прошёлся большим крюком по Боулдеру по жаре (днём за 30 градусов, но хорошо переносится, воздух сухой). Магазин нашёл, возвращаясь, недалеко от Университета, но, как и большинство лавок, сегодня он закрыт в соблюдение Дня Независимости. Велосипедисты в шлемах кругом носятся, а мотоциклисты - без. На роликовых коньках по велосипедных дорожкам раскатывают в доспехах почти рыцарских.
С Авакяном пообщался, который в Нью-Йорке потерял (случайно прихватила незнакомая ему соседка по полёту) и нашёл (!) паспорт и обратный билет, потратив на поиски несколько часов. Аванян рассказал как он деньги экономит: поселился на частной квартире за 20 $ в день (но без кормёжки), питается шпротами - 12 банок привёз, одурел уже от них, не регистрировался, чтобы оргвзнос не платить - не нужны ему ни сумка-рюкзак, ни тезисы за такие деньги.
Распопов, Гальперин, Трошичев, Сергеев, Папиташвили, Олег Молчанов, Задорожный, Аида Андреевна Ковтун тут.
Послушал суббуревые доклады.
В 18.15 всеобщий ужин на траве - барбекю на бейсбольной поляне с баночным пивом трёх сортов (в ванных со льдом). Сидели с Авакяном (его нелегально проводить пришлось, визитную карточку участника ему через ограду передали), Сергеевым, Дейвом Сайбеком, Матиасом и дамой (я к ней по-английски поначалу обращался) - Коротовой, которая, как оказалось, была у нас дома в Ладушкине (!) в гостях в 1973 году после рыбалки с Чмырёвым, после того не видались более, а тут вот встретились в интересном таком месте.







Концертный зал университета штата Колорадо

А после ужина отправились с Авакяном на стадион (тут же рядом, вход бесплатный, но пожертвования принимают), где по случаю 4 июля состоялись концерт и фейерверк. Народ с огромным энтузиазмом распевал патриотические песни, слова которых высвечивались на большом экране, дети покупали за 4 $ светящиеся цветные гибкие трубочки, чтобы размахивать ими, когда стемнеет, патриотическое пение перемежалось исполнением шлягеров со сцены в центре поля.
Мы с Авакяном вспоминали Лёню Голубкова и брата его Ивана, который на стадионе в Америке плакал. У меня тоже слёзы на глаза наворачивались, кто бы мог подумать, что я тут вот, в самом центре США буду с американцами праздновать их День Независимости!
На фейерверке уже сил просто не хватило голову вверх задирать, спать пошли, утро ведь уже по московскому-то времени.



Стадион, на котором мы с Авакяном праздновали вместе с местным населением День Независимости США (4 июля).



Фонтан у Мемориального Центра университета штата Колорадо

5.07.95. Утром Роббла про приливы слушал (Хейган председательствовала - приятная дама), потом с ним познакомился, вопрос задал про высокие широты и пошёл с Задорожным фотокамеру покупать. Купил "Самсунг" (зум) с батарейкой и плёнкой за 215 $, потом слегка заблудился, в гору залез.
Позаседал на магнитосфере, потом разделся и пошёл обратно в магазин за инструкцией - забыли её в коробку вложить. Потом на травке позагорал (на ближайшей поляне бейсбольной), после ужина кадры выискивал, первую плёнку свою цветную начал отщёлкивать.

6.07.95. Утром бегал, шампунь в душе оставил - увели. Потом на магнитосфере, затем на поляне загорал. Потом на экваториальной ионосфере (Ричмонд председательствовал) слушал и фотографировал (Ричмонда, Форбеса, Фуллера Рауэлла). С последним договорился о встрече в понедельник во время ланча. Затем с Авакяном пошёл на постеры и пил там пиво дармовое холодное, а потом Авакяна кормил в своей общаге Libby Hall.



Артур Ричмонд (председатель) и Джефри Форбес (докладчик)



Артур Ричмонд (председатель) и Тим Фуллер-Рауэлл (докладчик)



Грузино-армянские питерцы Намгаладзе и Авакян в Америке, июль 1995 г.

7.07.95. Утром бегал, платаны цветут обильно, белки жирные повсюду, сороки, зайцы.
Ваньяна спросил:
- Леонид Львович, Вы меня всё ещё не узнаёте издалека?
Ваньян честно признался, что и вблизи тоже. Забыл, кто я такой, где встречались.
Олег Молчанов где-то в Японии. На какой-то фирме деньги зарабатывает.
В Bulch Field House (выставочный зал) сфотографировал Авакяна, а тот меня на фоне отсека American Geophysical Union, затарился буклетами, плакат для кафедры прихватил, камешками полюбовался красивыми.



Университетский театр



Двор бардов

Затем экскурсия в NCAR (National Center of Atmospheric Research), на отшибе слегка, чуть повыше Боулдера. Интересное здание, бывшее бюро стандартов США, а теперь центр глобального моделирования и прогнозирования погоды и климата. Под землёй суперкомпьютеры стоят, три самых последних модели.
Обратно автобуса экскурсионного не стал дожидаться, решил напрямки самостоятельно спуститься в Боулдер. Трава по грудь, чуть на оленя не наступил, по жаре шлёпал, обгорел, принял душ, и на суббури отправился.
Цыганенко Колю спрашиваю, из Штатов практически не вылезающего:
- Ну, как Вы тут?
- Грех жаловаться, - честно отвечает.
Горохов объявился откуда-то.



Здание NCAR (Национальный Центр Атмосферных Исследований США)



Вот они - суперкомпьютеры!

Бесплатное пиво на постерах - мечта идиота. Артур Ричмонд подошёл, опознал меня по табличке по груди, поговорили. Очень приятное впечатление он на меня произвёл.
Вечером с Задорожным слонялись по супермаркетам для автомобилистов, их тут прорва, целые кварталы занимают и друг с другом сообщаются, заблудиться можно. Для пешеходов же - Down Town, классические торговые улочки в центре (Перл Стрит - главная).

8.07.95. Утром ворона атаковала, когда бегал. После завтрака за семейством опоссумов гонялся, они от меня на дерево залезли (а шли прямо по тротуару), где я их и сфотографировал.
С Ричардсом пообщался. Какой-то хрен старый индийский (отставной главный инженер всеиндийского радио) ручку - Ларискин подарок - уволок за свою мне ненужную визитку.
Авакян прожектом патруля солнечного ионизирующего излучения всем голову морочит, голос его отовсюду раздаётся, хотя по-английски не понимает ни хрена (французский изучал), но говорить пытается со всеми подряд, кто его согласен слушать хотя бы из вежливости.





На Пёрл Стрит в Даун Тауне Боулдера



Опоссумы на улице в университетском кампусе



Boulder Greek - главная водная магистраль в Боулдере, вполне рыбная



Каменный индеец и дорожка вдоль Boulder Greek, по которой мы с Матиасом бегали по утрам

9.07.95. Утром бегал вдоль Boulder Creek - стекающей с гор быстрой (с форелью) речки, рассекающей весь город. Вдоль неё дорожка идёт бетонированная, 16 миль длиной (Boulder Creek Path), очень трасса интересная, на берегах расставлены стенды с информацией о местных природных достопримечательностях и истории города.
После завтрака поспал, затем уже с фотоаппаратом отправился вдоль речки гулять, плёнку дощёлкал и сдал проявить и отпечатать, новую купил, зарядил. На оптическую игрушку (диск с игральной костью, которая вот она, а берёшь - нет ничего) потаращился, даже захотелось купить, но жалко 15 $ стало.
Вечером Авакян притащил Александра Штейнберга из Черноголовки, который год уже в Силиконовой Долине обретается; тот рассказал, что Time Лебедя в президенты прогнозирует.

10.07.95. Утром бегал вдоль Boulder Creek до начала Boulder Canyon. Потом с Серёжей Маурицем общался, он с Людой Макаровой работал в ААНИИ, модельер, на Аляске трудится года три, надеется остаться там, сфотографировал его. Потом с Фуллер-Рауэллом проделал то же самое, боюсь, что он меня за шпиона принял. Матиасса нашёл на его докладе, а до сих пор мы по разным симпозиумам (их тут штук десять) бегали, не пересекаясь. Потом слушал Кодреску, бегал с Задорожным за фотографиями, потом на постерах пиво пил и с Матиасом общался, Ричмонду нашу статью скопировать отдал. 11.07.95. На заседаниях, в перерыве вступил в AGU за 10 $ (за полгода), хотел за следующий год заплатить - сдачи не нашли со 100 $, пытался разменять - в банк отсылали. Загорал маленько в обед, потом снова заседания, а вечером меня Матиас в пивбар пригласил при пивоварне, шикарно посидели.

6 августа 1996 г. Мурманск
12.07.95. Бегал с Матиасом вдоль Boulder Creek, он как лось бежит, земля дрожит. Потом заседал, гулял, фотографировал, опять заседал. Ричмонд вернул нашу статью ("Модификация глобальной модели верхней атмосферы Земли для исследований высокоширотных явлений") и 4 лишних копии - раздадите, мол, если будут просить. Меня это очень тронуло: статья большая, копирование платное.



Серёжа Мауриц и Тим Фуллер-Рауэлл



Матиас Фёрстер, Коля Цыганенко и Михаил Иванович Пудовкин



Матиас у входа в бар



Адольф и Ингрид Бест и их земляк из Нимека в ресторане гостиницы Holiday Inn

Акмаев "околорадился".
На постерах пообщался с M.H. Rees.
После ужина по большим магазинам бродил, а во время ужина очень тепло с Аидой Андреевной (1) лясы поточил.

(1) Ковтун - с нашей кафедры физики Земли, в экспедиции 1963 года с ней были, сто лет не виделись.

13.07.95. День моего выступления. Утром не бегал, готовился к докладу. Доложился нормально, вопросы понял. Они были про IMF как input и какова экономия времени счёта (Hagan). Испанка пристала с просьбой обсчитать Ne для двух станций (низкоширотных); Задорожный и Мауриц запросили копии доклада.
В обед загорал немного, потом заседал, в "Игрушки" бегал. Вечером на постерах вспомнили с Фукушимой Иркутск - 1971, плавание по Ангаре и Байкалу на теплоходе, на борту которого рядом стояли и по-немецки говорили.
Вечером чудесно посидел в ресторане с Адольфом и Ингрид Бестами (которые меня в Берлин возили на экскурсию из Потсдама на своём "Вартбурге") и их приятелем, тоже из Нимека.

14.07.95. Бегал в противоположную сторону по Boulder Creek (не вверх, а вниз по течению). Подводная обсерватория - рыб наблюдать, когда они на нерест идут. По мягкой дорожке стадиона около LASP (?) пробежался.
Заседал, Ричмонда слушал про экваториальные электрические поля и экваториальную аномалию. Ричмонд стопку оттисков своих статей подарил, а Фуллер - ничего. После ужина закупил, наконец, подарки внукам: футболки, мяч футбольный, машинку.



Бизон у Events Center (Arena) с видом на инженерный факультет университета штата Колорадо

15.07.95. Вот и всё. Пролетели деньки в Штатах, пора домой возвращаться.
Накануне я по телефону заказывал, чтобы аэропортер, который в 7.35 через кампус проходит, за мной заехал. Очень долго объяснялся, по несколько раз переспрашивал, с трудом разбирая жёваный американский, на котором мне терпеливо отвечали. С вечера попросил разбудить в 5.30. спал с просыпаниями каждые полчаса, позвонили в 5.50.
Пошёл на проходящий рейсовый автобус в 6.25, не позавтракав, решил, что лучше на нём с запасом времени уехать, если места будут, чем впритык на "аэропортере". Автобус был практически пуст (человек пять пассажиров) и я поехал более комфортабельно за 8 $, чем на "аэропортере" за 14, правда, заметно дольше ехал, т.к. автобус ко всяким отелям - мотелям заворачивал, делая для этого длинные петли, чтобы сойти с трассы. Посмотрел на знаменитые американские дороги.
Прибыл в аэропорт (новейший, в этом году его только открыли) за 2.5 часа и болтался, не зарегистрировавшись, пока не наткнулся на Задорожного с Коротовой у посадочных ворот. Они меня и отправили на регистрацию за тридевять земель, еле успел.
Перед посадкой разговорился с неким Кауфманом (чем-то Гердта напоминает, и внешностью, и особенно речью), 20 лет уже близ Боулдера живёт, знает Аиду Андреевну, Ваньяна (однокашник его), Гинзбурга, Виленского (новосибирцев).
Стюардесса-негритянка в самолёте: полморды зубы, остальное - губы. Попил коньяку с орешками солёными, потом белого вина с лососем, потом кофе с ликёром и балдел под классическую музыку из наушников.
Гуд бай, Америка!
Понравилась ты мне.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"