590


9 марта я, проигнорировав дурацкий пивоваровский запрет, ездил в Лопарскую агитировать за себя. Обещал лопарям в Мурманск их переселить. Содержание Лопарской стало настолько обременительным для ПГИ, что выгоднее было бы людям жильё помочь купить в Мурманске, чем продолжать поддерживать жизнь в поселке.
Матишов (директор ММБИ), собственно, так и поступил со своей базой в Дальних Зеленцах. Вот только на быстрое переселение рассчитывать не приходилось, всё упиралось опять же в деньги на жильё для лопарей в Мурманске. Все это прекрасно понимали и внимали мне без особого воодушевления. Пой, ласточка, пой. Пой, не умолкай.
После Лопарской заехал к Терещенко домой по его просьбе. Он всё ещё болел. Предлагал мне взаимно поделиться голосами: уговори, мол, своих за меня проголосовать, а я своих за тебя - так мы наверняка с Пивоваровым управимся, кто-нибудь его обойдёт из нас.
Я сказал ему, что не могу ни за кого ничего обещать. Голосование тайное. А Власков с Боголюбовым да и вся их публика 100 %-но были уверены, что Терещенко надует: ты за него проголосуешь, а он за тебя - нет.
10 марта - согласование кандидатур в Мурманске. Это: последние спичи кандидатов перед избирателями, после чего те опускают в ящик бюллетени. Голосующие напоследок тоже могут высказаться еще раз. Но желающих мало. Навыступались уже.
Происходило это днём. Утром у меня занятия английским были, вечером - лекция у вечерников. А на следующий день - процедура согласования в Апатитах, куда привезли кандидатов и невскрытую урну с мурманскими бюллетенями.
В голосовании участвовали все, но отдельные бюллетени выдавались научным сотрудникам (которые по Уставу Академии только и имели право выбирать) с тем, чтобы потом произвести подсчёт и среди всех, и среди научных сотрудников только. Всё это были задумки Пивоварова, который сильно рассчитывал на мурманскую АХЧ и желал иметь на всякий случай свидетельство общенародной поддержки, если таковая окажется.
На согласование, однако, явился Учёный секретарь Президиума КНЦ Виноградов, большой педант и буквоед, и он все пивоваровские затеи дезавуировал, разъяснив, что голосуют только научные сотрудники, мнение остальных - не более, чем результат социологического опроса общественного мнения, никакого юридического значения не имеет.
Но, главное, - он объявил нарушением процедуры и раздельные собрания в Мурманске и Апатитах с разъездами кандидатов и урны. Собрание должно быть одно. Это может быть конференция, если невозможно собрать всех в одном месте, но это должно быть разовое мероприятие.
Протесты Пивоварова Виноградова не переубедили. Общее собрание или конференцию научных сотрудников Пивоваров обязан провести и только его результаты признают Президиумы КНЦ и ООФА.
Тем не менее отдельное апатитское согласование состоялось (зря что ли народ собрался), после чего подвели итоги обоих согласований, решив провести потом ещё и третье, на общем собрании.
Итоги оказались таковы:
Среди научных сотрудников Пивоваров набрал 36 % (51 % в МО, 18 % в АО), Намгаладзе 25 % (31 % в МО, 17 % в АО), Терещенко 46 % (31 % в МО, 67 % (!) в АО).
Среди всех Пивоваров получил 43 %, Намгаладзе 20 %, Терещенко 40 %. Никто не перевалил через требуемые 50 % (в этом случае директор назначается Президиумом ООФА на два года), что было вполне ожидаемым и многими предрекалось.
Неожиданным был высокий процент голосов за Терещенко в Апатитах, где он при Пивоварове (да и до него) практически не появлялся и ни с кем ни по каким делам ранее не взаимодействовал. Вот его теперь Апатиты и решили "попробовать" - пусть поправит, этих мы уже видали, может, у этого получится.
После согласования мы с Боголюбовым пили водку у Иванова до 5 утра, и в результате нас не пустили в поезд, как, якобы, нетрезвых. Мы, загуляв, еле успели купить билеты, на перроне ни души не было, но проводник - паразит не захотел даже откинуть железную крышку, закрывающую ступеньки в вагон:
- Вы, ребята, пьяные, я вас не возьму.
И тут наряд милиции вдруг возник откуда-то. Нас задержали, поезд ушёл, а мы пять часов провели в привокзальном отделении милиции в дебатах с дежурными милиционерами. Вызванная для медицинского освидетельствования нашего состояния врач зафиксировала у меня давление 190 на 120 - рекорд!
Боголюбов в отделении бузил и выступал весьма нервно, оспаривая законность нашего задержания, даже якобы пытался бежать, когда его под конвоем отводили в туалет. Милиция же вела себя корректно, терпеливо выслушивая нашу демагогию.
Мы пропустили ещё один поезд и были освобождены где-то в одиннадцатом часу дня. Взяли новые билеты на какой-то дневной поезд и проспали в нём до Мурманска, скрючившись на скамейках плацкартного вагона.
Через неделю Иванов получил историческое "сообщение" из ЛОВД на ст. Апатиты, которое подарил мне на память. Вот оно.

Полярный Геофизический Институт
Кольского Научного Центра
Российской Академии Наук
Директору

С О О Б Щ Е Н И Е

Двенадцатого марта 1994 года в 5 часов 40 минут проводниками поезда № 198 сообщением Вологда - Мурманск было отказано в поездке: г-ну Намгаладзе А.А., проживающему г. Мурманск, Северный проезд, д.16 кв.33, и г-ну Боголюбову А.А., проживающему г. Мурманск, ул. Карла Маркса, д.4, кв.49, место работы обоих ПГИ КНЦ РАН, г. Апатиты, которые находились в пьяном виде и были переданы наряду милиции.
Своим поведением Намгаладзе А.А., Боголюбов А.А. оскорбляли человеческое достоинство и нравственность. Вели себя в дежурной части вызывающе, угрожая сотрудникам милиции расправой со стороны Вышестоящих государственных деятелей. С материалами можно ознакомиться в ЛОВД ст. Апатиты.

28 июля 1996 г. Мурманск, дома
Итак, среди научных сотрудников в лидеры вышел Терещенко, но окончательный результат должен был определиться после голосования на общем собрании научных сотрудников, назначенном на 16 марта.
Состоялось оно в Мурманске, куда двумя автобусами привезли апатитян. Снова речи, вопросы, ответы - но не долго, большинство уже определилось.
Я в своём коротком выступлении поблагодарил всех, с кем по долгу службы мне пришлось взаимодействовать на посту замдиректора, который я, слава Богу, больше занимать не буду при любом исходе сегодняшнего голосования.
Проголосовали тайно, как положено. Счётная комиссия отработала своё и доложила:
за Намгаладзе - 23 человека из 77 (30%),
за Пивоварова - 31 из 77 (40%),
и за Терещенко - 41 из 77 (53%!).

Терещенко не просто занял 1-е место, он набрал больше 50% голосов, это была чистая победа, которую, надо сказать, мало кто ожидал. Пивоваров был ужасно расстроен, на него жалко было смотреть.
Терещенко же, напротив, распирала радость, раскраснелся аж весь. Я публично поздравил его с победой. Его команда хорошо поработала; Мельниченко, Терещенко-старший, Худукон, Перцовский очень активно крутились в Апатитах.
Мои же главные сподвижники - Власков с Боголюбовым в победу мою не верили, да и что бы она им давала - административные обязанности? На хрен они им нужны! Одного пассивного неприятия Пивоварова и (особенно) Терещенко было всё же недостаточно, чтобы не пропустить их.
Ну, что же! Что ни делается - всё к лучшему в этом лучшем из миров! Поразвлекался борьбой за кресло и хорош, достаточно, опомнись, делать, что ли, больше нечего? Наукой займись, преподаванием, мемуарами, наконец, - всё более достойные занятия.
Кстати, как раз за день до этого собрания из РФФИ пришла открыточка, что мой проект поддержан. Значит, денежки какие-никакие будут ещё к соровским долларам, а их надо отрабатывать.

Письмо Ирины от 14 марта 1994 г.

Здравствуйте мамочка, папочка!
У нас потеплело, снег весь растаял, но на залив народ ещё ходит.
С прогулки Алёша всегда возвращается грязный, потому что ноги не поднимает и за каждую кочку цепляется. По ступенькам ещё ходить не научился, прыгает вниз обеими ногами, а один раз скатился кубарем. На школьном дворе встречаем постоянно двух-трёх малышей, они друг друга уже знают. Алёша среди них самый маленький.
Дома всегда полный беспорядок. Игрушки разбрасываются по всем комнатам, Миша и за собой-то ничего не убирает. Стол завален, а одежда иной раз и под стулом валяется. Говорить приходится по несколько раз, а он развалится на диване - "не хочу". Опять принёс на этой неделе несколько "троек". Замечаний, правда, не было. Книг, по-прежнему, не читает, даже не знаю, что и делать. Телевизор уже максимально ограничили. На праздники у него было 4 дня выходных, нагулялся до одури, а потом кашлял.
Алёша стал со скандалами ложится спать. Днём спит по 2-2,5 часа, а вечером не уложить до 10-ти. Всю эту неделю увлечённо рылся в тумбочке, перекладывая пуговицы, примерял мне и себе солнцезащитные очки. Разбил очередную машинку. Ставила детские пластинки, даже поплясал под них. Знает, где телевизор, пианино.
Если открывается дверь в ванную, то его оттуда не выгнать. Берёт вантуз и давай хлюпать в тазу с его же бельем, или полощет свои колготки. Часто прибегает, протягивает ручки, посидит немного на руках и бежит дальше. На днях заполз в спальне под кровать и не мог сам выползти.
Говорить всё ещё не начинает, только мычит и ухает. Похоже, и Мишу зовёт "мама". Сразу прорезалось 4 зуба, теперь их 11, но еду даю всё ещё в пюре или мелкорубленное. Какать стал получше, но в штаны. И пописать не просится.
На 8-е были дед с Т.С. и Аня с Вовой. Праздников я не почувствовала. Накануне работала и ходила к Жанне в роддом. Она 4.03 родила мальчика.
Мамочка, если ты ещё не переделывала манжеты на блузке, так и оставь воланы. Сейчас опять в моду входят оборки и рюши. Сегодня перебирала фотографии, а Алёша показывал бабулю, маму и Мишу. Бабулю он хорошо усвоил; когда спрашиваешь, он показывает на фотографию в секции.
Тётю Лену преследуют несчастья. Накануне праздников сломала ногу, идя на работу. Перелом в области голеностопного сустава.
Я уже три раза сходила на бодиформинг с Татьяной. В бассейне народа много, но всё равно приятно.
Высылаю некоторые фотографии. До свидания. Целую. Ирина.

Письмо Мити от 20 марта 1994 г.

Здравствуйте, дорогие мои мама и папа!
Как-то незаметно пролетели две недели с момента написания моего последнего письма. К сожалению, на прошлой неделе мне не удалось связаться с папой, поскольку телефон на нашем этаже по рабочим дням днём практически недоступен, к тому же я никак не мог связаться с Невидовой (получить деньги за февраль и поговорить с папой, когда он будет там на связи), а в главном здании телефон почему-то не работает. Так что пока придётся звонить с какого-нибудь переговорного пункта.
На этой неделе я, наконец, осуществил свои желания. Во-первых, я купил SONY CFS-W430L, о котором я писал в прошлом письме. Цена - 120$ - ниже, чем всё, что я видел до этого. Наткнулся я на магазин, где это предлагали, читая "Спорт-Экспресс", где была помещена реклама фирмы DIAL. Магазин - совсем рядом с метро "Университет", но раньше я в нём не был.
Техника превзошла мои ожидания. Прежде всего, четырёхдиапазонный приёмник (КВ, СВ, ДВ, УКВ) ловит всё, что угодно с хорошим разрешением. ВВС отлично, без помех, идёт на СВ (приблизительно 1250 КГц), на КВ её часто перекрывают другие станции. На УКВ - самые популярные музыкальные станции - "Европа-плюс", "Радио-Максимум" и т.д., а также Open Radio на английском языке. Магнитофон тоже отличный, переписывает с кассеты на кассету практически без изменения уровня записи. В общем, я очень доволен покупкой. Кстати, на технику гарантия - 1 год.
А ещё я купил себе бутсы. Причём, я не собирался покупать себе именно бутсы, а хотел купить обувь, о которой я также писал в прошлом письме. Однако подходящего размера не нашлось, зато в соседнем, не фирменном, отделе (магазин "Спорт") продавали наш "Adidas" (бутсы) за 25 тыс. рублей. Я, не задумываясь, купил их, поскольку такой низкой цены я ещё не видел.
Я уже опробовал их как в зале (для чего они не годятся, так как скользят по деревянному полю), так и на улице. Главное преимущество у бутс в обработке мяча - она ставится мягче и при этом нога практически не чувствует удар, что весьма приятно. Сильные удары идут в бутсах очень хорошо. Правда, на жёстком покрытии труднее держаться, так что играть в бутсах можно не везде. В общем, все мои мечты я осуществил, теперь об этом можно не заботиться.
А в университете чередой идут коллоквиумы и контрольные. Одну неделю - органическая химия, другую - физическая химия. Я пока вроде бы справляюсь, отставания здесь нет. Уже получил тему курсовой по органической химии, надо теперь готовить литобзор. В целом учебный процесс протекает спокойно, нагрузка распределена весьма равномерно. Однако времени это отнимает столько, что на лабораторию практически ничего не остаётся. Так что там я практически ничего сейчас не делаю.
Единственное, что мне сейчас предстоит в ближайшее время - это переработка моего реферата по PGUS-2 с учётом замечаний моего научного руководителя - Марины Сергеевой, с которой я больше общаюсь, чем с Машей, которой я был передан в начале. Та занята своей экспериментальной работой в другом институте (ставит хроматографию), так что ей пока не до меня.
Наконец-то до меня дошли деньги из Мурманска за февраль - 50 тыс. Это, в общем-то, и позволило купить бутсы, на технику же я потратил доллары. Денежных проблем я не испытываю, хотя тратится довольно много - 2000-2500 руб. в день (в основном из-за того, что обедать приходится в столовой, а это 1000-1500 руб.).
Открылся российский футбольный сезон, и я уже сходил один раз на матч "Локомотив" - "Динамо М". У нас на курсе есть несколько человек, любящих не только поболеть за свою команду, но и просто сходить на футбол. Кроме того, они большие знатоки футбола в статистической его части. У них можно узнать положение команд в чемпионате Эстонии или Албании, например (хотя это, по-моему, уже слишком).
В общем, у нас образовалась компания, в которой можно сходить на матчи типа "Торпедо" - "КАМАЗ" и т.п.
В самом же матче "Динамо М" - "Локомотив" интересным был в основном первый тайм, особенно его начало, когда уже на 17-й секунде "Динамо" повезло (Саматов продрался по левому флангу в центр и верховым пасом вывел один на один Симутёнкова). Еще запомнился опасный выход Черышева (Черышев пробил с линии штрафной в левый угол, но Овчинников достал мяч, и он от штанги ушёл за линию ворот).
Во втором тайме голевых моментов практически не было, но в конце Хидияттулин мастерски выполнил штрафной с правого угла штрафной площади (перекинул стенку и положил мяч в ближний угол). В общем, неплохо для начала сезона. "Локомотив", правда, ничем себя не проявил, также как и Елышев.
А в среду я смотрел "Спартак" - "Барселона". Конечно, для такого высокого уровня игры "Спартак", несмотря на все его старания, ещё не созрел. Что тогда говорить об остальных российских клубах, с которыми "Спартак" делает, что хочет. Но на фоне "Барсы" "Спартак" не смотрелся - слишком много брака в передачах и при индивидуальной игре.
Ну и, конечно, нет у "Спартака" таких классных игроков, как Стоичков, Куман и Ромарио. Первый терзал фланги (как красиво он организовал второй гол "Спартаку"). Второй великолепно исполнял штрафные, а третий зарабатывал эти штрафные, поскольку иначе, чем нарушением правил, Тернавский остановить Ромарио не мог. В общем, "Барселоне" с такой игрой вполне по силам взять кубок чемпионов.
Ну вот и всё на сегодня. Жду ваших писем (ещё ни одного не пришло). Крепко целую. Ваш Митя.

Моё письмо Мите от 21 марта 1994 г.

Здравствуй, дорогой сынуля!
Вот, наконец, собрался тебе написать. Слава тебе, Господи, для меня закончилась выборная эпопея в институте, и я могу теперь переключиться на нормальные человеческие дела.
Итак, победил Терещенко. Для многих неожиданно, особенно из-за его преимущества в Апатитах (там циркулировал слух, что Хенриксен из Тромсе якобы обещал финансовую поддержку институту в случае избрания Терещенко; думаю, что это утка, но что Пивоварова наши соседи за бугром не хотели бы - это точно).
Пивоваров же в ходе последних недель выборной кампании наделал сдуру кучу глупостей, чем окончательно зарезал свои шансы. Издавал зачем-то приказы по процедуре выборов, противоречащие и Уставу института, и просто здравому смыслу, не столько даже раздражая, сколько веселя своих противников.
В Апатитах его поддерживали (из завлабов) Ляцкий и Мингалёв, в Мурманске - лаборатории Успенского и Пивоварова, а также отдельные энтузиасты вроде Байдалова и Куликова. За меня в Апатитах были Иванов, Мальцев, возможно, Яхнин (но не уверен), в Мурманске - Власков и Боголюбов. Терещенко поддерживала его собственная лаборатория, наиболее многочисленная в Мурманске, а в Апатитах - очень большая лазутинская команда, да и из других лабораторий многие, в первую очередь все радиофизики, выступили за него.
Юра Мальцев вывесил в Апатитах "дацзыбао": "Может ли негеофизик руководить геофизическим институтом?", где, в частности, написал: "В Мурманском отделении ... на протяжении многих лет благополучно здравствует довольно большая группа людей, никакой информации об околоземном пространстве не получающая, а лишь разрабатывающая методы е( получения. Естественно, что эта группа хотела бы видеть своего представителя в должности директора.
Мне неизвестно, какие новые закономерности в ионосфере или в магнитосфере обнаружил Терещенко. Мне кажется, он даже не знает, что в этом направлении сделали другие сотрудники ПГИ. За пять лет после его предыдущей попытки стать директором, у него был шанс изучить этот предмет, но он почему-то им не воспользовался. Вероятно, у него полностью отсутствует интерес к геофизике.
Ставить во главе геофизического института человека, не ориентирующегося в геофизике - опасная затея, которая может привести к непредсказуемым последствиям."
Тем не менее за Терещенко проголосовали 41 из 77 научных сотрудников (учитывалось только мнение научных сотрудников), за Пивоварова - 31, а за меня 23, или в процентах: 53, 40 и 30.
Пивоваров очень переживает поражение, не скрывая своей жуткой злости на меня и демонстративно перестав со мной здороваться, полагая, что это я во всём виноват. По мнению же многих, с Власкова начиная, он не прошёл бы ни в каком варианте. Даже в лаборатории Ляцкого большинство было против Пивоварова, несмотря на то, что сам Слава - за (надеясь сохранить своё влияние на него).
Мои шансы высокими не были по двум причинам. Для одних я оставался человеком Пивоварова, в глазах других выглядел слишком жёстким ("церемониться не будет, всех разгонит").
Теперь 27 марта в Отделении Общей Физики и Астрономии РАН состоятся выборы директора (а то, что происходило у нас, называется "согласование кандидатур с научным коллективом") из числа набравших более 50 % голосов научных сотрудников, т.е. формальным кандидатом остаётся только один Терещенко, хотя Пивоваров ещё и суетится чего-то.
В ходе выборной кампании Терещенко несколько раз забегал ко мне, обращаясь как к союзнику в борьбе с Пивоваровым, и после выборов уже тоже прибегал, всячески демонстрируя сво( положительное ко мне отношение.
Я же довольно неожиданно для себя самого ощутил огромную радость, даже ликование от результатов выборов. Вот бы я вляпался, если бы выбрали меня!
В наше-то жуткое время деньги для целого института добывать - вот пусть Терещенко этим и занимается, а я вернусь в науку. Мавр сделал своё чёрное дело (убрал Пивоварова, которого действительно нельзя было оставлять, об этом можно было бы много говорить отдельно) - мавр может уйти.
Я ведь, действительно, не столько боролся за себя, сколько против Пивоварова, не будучи уверенным, что он и так не пройдёт. Слава Ляцкий, например, уверял меня, что не сомневается в победе Пивоварова. Ситуация оказалась в чём-то сходной с борьбой против Гострема, когда на его место при моём активном участии пришёл Вадим Иванов.
А теперь я свободен! Хватит с меня административной деятельности на кафедре. В Академии, кстати, я прошёл через выборы на Учёном Совете по конкурсу на должность завкафедрой и получил 36 голосов "за" без "против" и "воздержавшихся".
И ещё радость: открыточка пришла из Российского Фонда Фундаментальных Исследований: "Ваш проект за номером такой-то ПОДДЕРЖАН" (я просил 10 млн. руб. на 5 человек на 1994 год), попробую из этих денег куда-нибудь съездить за бугор, может, даже в Гренобль ещё успею или в Лондон осенью.
Иринка звонила, что Ваня тоже грант от РФФИ получил, и Шагимуратов, который послал три заявки - от своего имени, от Бирюкова и от Саенко. Победил Саенко, который давно уже в обсерватории не работает.
От Фонда Сороса я официальных бумаг по своему проекту ещё не получил, зато имею от них 5 проектов на рецензирование (включая проекты Эдика Гинзбурга из Новосибирска и Серёги Кшевецкого), чем и предстоит сейчас заниматься в первую очередь.
Иринка ещё сообщила по телефону, что в этот раз отрыв льда с рыбаками на Куршском заливе был катастрофичнее всех предыдущих по числу жертв. Мне, правда, кажется, что она преувеличивает.
Михаил канючит мяч, а мы ему часы послали ко дню рождения, электронные, мальчиковые, с футбольной символикой, в сапог сунули в посылке плюс сладости всякие. Маме я, кстати, на 8 марта коробку норвежского мороженого купил, фисташкового, ей очень понравилось, ещё просит. Всю коробку практически одна съела, я как-то равнодушен к нему.
Возвращаясь к теме выборов, сообщу, что мы с Боголюбовым отличились после собрания в Апатитах. Саша уговорил меня возвращаться в Мурманск ночным поездом, а до того посидеть в гостях у Иванова. Оказалось, что поезд идет в 5.30 утра, и мы коротали ночь известным способом (а я накануне встал в пять утра), и так увлеклись, что чуть на поезд не опоздали. Но хоть мы к нему и успели, нас проводник в вагон не пустил: пьяные, мол. Тут как раз и милиция кстати оказалась: пройдёмте, товарищи.
Поезд ушёл, а мы остались дискутировать с милиционерами в отделении, чем и занимались 5 часов. Саша Боголюбов очень активно выступал за права человека. Удивляюсь, как нам морды там не набили и из карманов всё не выгребли, а у меня тысяч 60 с собой было.
При освидетельствовании на алкоголь мне померили давление, и оно оказалось 190 на 120 - с таким на скорой увозят (норма 120 на 80, но у меня обычно 150 на 100).
То, что у меня обострилась гипертония, я почувствовал в субботу на лыжне, когда мы с мамой шли по большому кругу (я сдуру на твоих новых кривых деревяхах, которые скользят плохо, зато разъезжаются в стороны хорошо), и где-то в начале второй половины дистанции я почувствовал жуткую слабость в ногах и еле-еле дополз до дома. Таблетки теперь глотаю от давления.
Но вчера в воскресенье всё равно опять катались, правда, только до кормушек и обратно, слабость не прошла ещё. А погода - кайф! Около нуля градусов, солнце слепит.
Ну, а как тебе "Барселона"? Как там 1-я лига - играет уже или ещё нет? Ничего не знаю. Получил ли деньги за авиабилеты? Почему не звонил, как обещал, в конце этой недели?
Письма твои получили, спасибо, они для нас большая радость, все подробности интересны, вот только беспокоят твои увлечения бриджем и компьютерной заразой, не засоряй мозги, лучше в футбол гоняй.
Крепко тебя целуем, папа, мама.

Дацзыбао Мальцева

МОЖЕТ ЛИ НЕГЕОФИЗИК РУКОДИТЬ ГЕОФИЗИЧЕСКИМ ИНСТИТУТОМ?

Слово "радиофизик" имеет два значения. Одно из них - это геофизик, изучающий околоземное космическое пространство радиофизическими методами. Другое - человек, совершенствующий радиофизическую аппаратуру. Мне кажется, что Е.Д. Терещенко относится ко второму типу. Когда он говорит, выступая на предвыборных собраниях в Апатитском отделении ПГИ, что он в такой же степени геофизик, каким являются специалисты, изучающие полярные сияния оптическими методами, он путает цели и методы. Наши оптики являются в первую очередь геофизиками. Каждый из них (как и практически любой сотрудник АО ПГИ) получил полезную геофизическую информацию, пополнил наши знания об окружающем мире.
В Мурманском отделении ситуация несколько иная. Там на протяжении многих лет благополучно здравствует довольно большая группа людей, никакой информации об околоземном пространстве не получающая, а лишь разрабатывающая методы её получения. Естественно, что эта группа хотела бы видеть своего представителя в должности директора.
Мне неизвестно, какие новые закономерности в ионосфере или в магнитосфере обнаружил Терещенко. Мне кажется, он даже не знает, что в этом направлении сделали другие сотрудники ПГИ. За пять лет, прошедших после его предыдущей попытки стать директором, у него был шанс изучить этот предмет, но он почему-то им не воспользовался. Вероятно, у него полностью отсутствует интерес к геофизике.
Ставить во главе геофизического института человека, не ориентирующегося в геофизике - опасная затея, которая может привести к непредсказуемым последствиям.
Ю. П. Мальцев

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"