584


23 октября исполнилось 15 лет, как мамы нет. И остался месяц до моего 50-летия. А маме было 56.

Письмо Мити от 24.10.93 г.

Здравствуйте, дорогие мои, мама и папа!
Письмо это пишу я вам из Владимира, куда я приехал позавчера вечером. Состояние деда, увы, неважное. До сих пор не заживают свищи, из которых происходит отток жидкости. Постоянно дед жалуется на боли в печени, желудке, кишечнике, так что обезболивающее приходится колоть регулярно. Внешне он выглядит также неважно: исхудал он страшно, щёки впали, короче, почти одни кости да кожа. Когда его навещает бабуля, дед с её помощью садится, а так обычно лежит.
Сейчас он находится в одноместной палате почти напротив реанимации. В общем, мучается дед сильно, и самое страшное и обидное то, что выздоровлением эти муки не кончатся (а сосед деда по реанимации умер месяц назад). Бабуля ходит к деду дважды в день: с 9 до 11 утра и с 5 до 7 вечера. Тяжело ей тут одной, хотя бабуля стойко это переносит, но что же здесь поделаешь. Слава Богу, хоть визиты Анны Ильиничны смягчают её одиночество.
Я же занимаюсь здесь чтением статей по биохимии из различных научных журналов. Дело в том, что я определился в лаборатории относительно конкретной работы, меня ожидающей. Мой куратор - аспирантка 1-го года Мария Николаевна Григорьян (или просто Маша), занималась изучением влияния простагландинов и ингибиторов их синтеза (аспирин, бруфен, индометацин) на размножение клеток иммунной системы (Т-лимфоцитов) при стимуляции митогеном (стимулятор деления клеток).
При этом ею были обнаружены очень интересные эффекты действия низких концентраций как простагландина, так и ингибиторов его синтеза (то есть: исследуемое вещество оказывает действие при концентрации 10-6 м, затем это действие прекращается при 10-5 м, но при концентрации 10-10 м это действие вновь усиливается). Причина этого явления не ясна.
И вот ставится задача: найти объяснение таким явлениям. Для этого необходимо глубокое понимание всего цикла синтеза простагландинов, а этот цикл имеет несколько стадий, каждая из которых имеет очень сложный и, во многих случаях, не до конца изученный механизм регулирования.
И для того, чтобы как-то разбираться во всем этом, нужно прочитать огромное количество статей (по этой теме в лаборатории аккумулировано около 300 статей), читаемых мною пока с трудом (в основном из-за незнакомой терминологии).
Однако кое-что для меня уже начинает проясняться в смысле понимания механизма работы аппарата синтеза простагландинов, в частности, разобран механизм образования субстрата - арахидоновой кислоты, и факторы, влияющие на это образование. Впрочем, если углубляться, то вам, наверное, не очень будет понятно.
Сейчас моя конкретная задача - составить обзор методик исследования: материалы, приборы, способы культивирования клеток и т.д. Это необходимо при сравнительном анализе статей, чтобы выяснить, кто из авторов может быть не прав. А уж сомнительных статей тут предостаточно, противоречий - море. Короче, работа предстоит значительная.
В учёбе ничего интересного. Закончилась квантовая механика, и передо мной повис весьма значительный вопрос: а как же я буду её сдавать. Видимо, когда-то придётся очень усердно читать книжки.
Прошлая неделя по оргхимии заполнилась моими стеклодувными мучениями - 2 часа возился с капилляром - не мог сделать его нужной длины и толщины. Фосс на меня здорово разозлился. Тут, конечно, я сам виноват - не смог понять, чего от меня требовалось.
Вообще, с работой руками у меня проблемы - у меня даже какая-то боязнь практикума появилась. Трудно сказать, как с ней бороться - может вы посоветуете?
Тут же у меня и проблема рационального использования времени - хронически я чего-нибудь недоделываю. Короче, ужас один, да и только.
Позавчера получил стипендию неожиданно большую - 32000 руб., часть этих денег уйдёт на книги, в частности, собираюсь купить англо-русский биологический словарь за 4000 рублей. Да и в целом, есть немало необходимых вещей, на которые стоит потратиться. Билет в Мурманск собираюсь купить на 19-е число.
Футбольный сезон для меня завершился, наверное, окончательно на прошлой неделе. В прошлую среду я пытался купить бутсы, но нашёл только 45-й размер (15 тыс.) в "Спартаке". Так что играл новым мячом в кедах, что не очень удобно - не та жёсткость. Но тем не менее, поиграли мы неплохо.
А сегодня целый день валит снег (дописываю я письмо уже в Москве) и навалило его прилично, так что можно считать приход зимы свершившимся фактом.
А в среду я смотрел "Лех" - "Спартак". "Спартак" очень понравился, хотя поляки и слабо играли. Особенно стоит отметить Писарева, Онопко, Карпина и Ледяхова. Онопко, я думаю, станет лучшим игроком года - очень стабильно играл весь сезон. Теперь посмотрим "Спартак" в Лиге Чемпионов.
А "Балтика", похоже, перестала бороться за чемпионство. Последний матч проиграла дома "Черноморцу" (Новороссийск) 0:3. Но в первой лиге "Балтика" в следующем году будет играть наверняка. Как и "Зенит", у которого после поражения в последнем туре и победы "Лады" (Тольятти) практически не осталось шансов на участие в переходном турнире. Так что всё-таки увидим матч "Зенит" - "Балтика".
Ну, вроде бы, больше ничего интересного сообщить нет. Крепко целую. Митя.

27 апреля 1996 г. Мурманск
2 и 3-го ноября дирекция отчитывалась за пять лет работы, сначала в Мурманске, а на следующий день в Апатитах. Собственно, 5 лет ещё не прошло, 3 месяца оставалось, но Пивоварову, похоже, не терпелось выяснить "мнение народа", чтобы, по его словам, определиться - баллотироваться ли ему на следующий срок, и если - да, то развернуть предвыборную компанию. Впрочем, никто не сомневался, что баллотироваться он будет, и что предвыборная компания уже началась.
Поначалу Пивоваров почему-то хотел, чтобы на отчёте дирекции выступали его замы, а он бы только отвечал на общие вопросы. Не уверен был, что владеет ситуацией, или со стороны хотел посмотреть на реакцию "народа", или "испытать" решил своих замов, - кто его знает. Однако потом передумал.
Выступал сам, потом замы. В Мурманске всё прошло вполне благопристойно. Нападки были лишь на меня: Успенский заявил, что я развалил его лабораторию (когда Смышляева поддержал), а Байдалов жаловался, что я ему - председателю профкома! - телефона не поставил, сколько он не просил. Куликов свои претензии к работе ИВЦ повторил. Терещенко и Мельниченко помалкивали. Пивоваров после собрания выглядел бодреньким и вполне удовлетворённым.
В Апатитах, однако, обстановка была совсем другая. Доклад Пивоварова слушали угрюмо, вопросов не задавали. Атмосфера враждебности ощущалась очень отчётливо: хмурые лица, кривые усмешки, рассказывай, мол, свои сказки, знаем тебя, и говорить ничего не будем - без толку, психанешь, да убежишь, дверью хлопнув.
Яхнин и Белоглазов в весьма мягкой форме попытались это донести до Пивоварова.
- Надо иметь мужество слушать даже неприятные вещи и прислушиваться к мнению людей, - заикаясь, произнёс Миша Белоглазов. - Сейчас отчитываться уже поздно, а где обещанные ежегодные отчёты?
Пивоваров тут же и сорвался, заявив, что раз так, раз его труды не ценят, то пусть и ищут себе другого директора. Его попытался привести в чувство Калинников, присутствовавший на собрании. В своём выступлении он в целом Пивоварова похвалил за известные достижения института в эти нелегкие времена, но и попенял: перед народом даже он, Калинников, ежегодно отчитывается, без этого никак нельзя.
Общий же итог остался неясным. Калинников Пивоварова явно поддерживает, народ апатитский - явно нет, мурманский - скорее да. Я его поддерживать не буду. Но выборы ещё не завтра.

6-го ноября умер Николай Степанович, не дожив двух месяцев до 69 лет.

8-го Сашуля улетела в Москву. Вова, Митя и даже Ирина поехали на похороны. А я остался в Мурманске, оказавшись неожиданно перед новым поворотом в своей биографии. Пивоваров сообщил, что со мной хочет встретиться ректор Мурманской Государственной Академии Рыбопромыслового Флота (МГАРФ) Гальянов на предмет переговоров о том, чтобы я занял вакантное место заведующего кафедрой физики в его заведении. Пивоваров меня рекомендовал и советует мне соглашаться.
Сам Пивоваров возглавляет кафедру информационных технологий менеджмента. (Что он в них понимает? Почему сам на физику не пошёл? Он же физик какой-никакой. Только менеджмент считает перспективным? К сожалению, наши отношения уже были не такими, чтобы я мог задать эти вопросы, рассчитывая на искренние ответы.) Пивоваров же сосватал в Академию и Терещенко на должность зав. кафедрой СРТУ.
Меня предложение Пивоварова, конечно, заинтересовало. Само по себе преподавание физики для меня уже удовольствие, сразу вспоминается Калининградский университет, преподавательская работа у Гострема, потом у Кочемировского.
Конечно, она отнимает много сил и времени, но уж лучше их на это тратить, чем на административную деятельность. Потом учеников, может быть, удастся новых вырастить, а то кругом одни старики в ПГИ остались, Мартыненко самый молодой, а ведь и у него уже возраст Христа.
И заработок дополнительный не помешает. И вообще - не ясно, как дальше жизнь повернётся, а преподавательское место в наши времена надежнее научно-исследовательского. Короче, надо смотреть, что за контора, какое начальство, какой коллектив.
В Мурманске Академия (Рыбная или Селёдочная, как её Овчинников и др. в ПГИ именуют) - заведение известное. Впрочем, известное под старым названием - Высшая мореходка или МВИМУ - Мурманское Высшее Инженерно-Морское Училище, полный аналог Калининградского КВИМУ.
Находится она неподалеку от ПГИ, поближе к центру, на три квартала ниже, но на той же горе, в том же районе, так называемом Жилстрое, напротив бывшего кинотеатра "Северное сияние", а ныне казначейства, мы мимо неё на работу ходим.
Корпуса Академии целый квартал занимают, один корпус совсем новый, только закончили его строительство, курсантов и студентов в ней больше 2000 учатся. Это самый крупный вуз в области. Из двух всего, впрочем. Второй - пединститут.
Начальство хочет Академию в Технический Университет преобразовать и расширить круг специальностей с учётом изменения конъюнктуры, спроса на профессии (морских перепроизводство), а также того, что местным детям сложнее стало учиться в столицах, а столичных выпускников вряд ли в нынешние времена сюда заманишь.
Первая моя встреча с ректором Академии Гальяновым состоялась у него в кабинете 10-го ноября. Александр Павлович Гальянов, вполне капитанского вида мужик, лет шестидесяти, крупный, с бородкой эспаньолкой, глаза чуть навыкате, немного Костю Латышева напоминает.
Встретил меня очень приветливо, рассказал, что предыдущий зав. кафедрой физики её просто бросил, в коммерцию подался, коллектив там неплохой, не склочный, народ в основном опытный, давно тут работает, есть, правда, пьющие, честно сказать, два братца, Панковы, но остальные в порядке.
Про меня он слышал только хорошее, профессора им очень нужны, имея в виду университетские перспективы, связь с ПГИ у них уже налажена, и они этой связью очень довольны, так сказать сотрудничеством с академической наукой, которая им помогает в деле высшего образования.
Я изъявил желание для начала сходить на кафедру, чисто внешне посмотреть, что это такое, потом с людьми познакомиться, а потом уж окончательно решать, хотя в целом к предложению возглавить кафедру физики я склонен уже сейчас отнестись положительно.
Ректор со мной согласился, пригласил декана электромеханического факультета, к которому кафедра физики приписана, познакомил меня с ним - Солодов Владимир Сергеевич, приятный, тоже лет под шестьдесят мужик, полноватый, лысоватый, и тот повёл меня на кафедру.
Занимает она почти целое крыло 5-го этажа, 3/4 примерно, а 1/4 - обществоведы. 4 учебных лаборатории (оборудование старенькое, но много установок, пара компьютеров простеньких и несколько совсем уж залежалых "Искр"), небольшая мастерская, преподавательская, кабинет заведующего, лекционная аудитория. Объёмы помещений не маленькие.
Открывала их и с энтузиазмом показывала мне пышная цветущая дама - Елена Владимировна, зав. лабораторией оптики, поглядывавшая на меня с нескрываемым интересом (- Вы у нас новым зав. кафедрой будете? - Не знаю ещё. Но не исключено. - Давайте, соглашайтесь, нам тут давно уже хозяина не хватает).
Я договорился с Солодовым, что он соберёт заседание кафедры, на котором я познакомлюсь с народом и народ со мной, после чего уж я и приму окончательное решение.
Через день эта встреча состоялась.
Я поведал о разговоре с ректором, рассказал о себе, посмотрел на возможных будущих коллег.
Было их человек 12, в основном мужики, лет под пятьдесят большей частью, т.е. мои ровесники:
один постарше, под 60 уже, кандидат физ.-мат. наук, физфак ЛГУ кончал, кафедру ядерной физики, доцент Подымахин Владимир Никанорович,
зав. лабораторией электричества Ларин Василий Александрович (под 60), женщин четверо:
одна молоденькая Таня Карельская (ассистент),
две среднего возраста,
Елена Владимировна Коптева (зав.лаб. оптики) и
Светлана Васильевна Власова (канд.физ.-мат.наук, 0.5 ставки доцента)
одна пожилая - Ларина, подготовительное отделение ведёт,
далее когорта моих почти ровесников (на год-два помоложе)
- доцент Вихорев Игорь Борисович (канд. физ.-мат. наук),
и.о. профессора Путинцев Николай Михайлович (канд. физ.-мат. наук, я его поначалу за лаборанта принял, а он докторскую, оказывается, собирается защищать),
доцент Власов Анатолий Борисович (канд. физ.-мат. наук, тоже физфак ЛГУ кончал, одновременно с Яхниным, и знает его хорошо), доцент Панков Владимир Михайлович (канд. физ.-мат. наук),
имелся ещё старший брат его (но тогда не присутствовавший на заседании) Арнольд Михайлович (тоже доцент, кандидат наук), остальные неостепенённые: старшие преподаватели
Садохов Виктор Викторович (и.о. зав. кафедрой к тому времени) и
Никонов Олег Александрович (Путинцев, Никонов, Садохов, Панков-младший местный пединститут кончали)
и двое ассистентов (недалеко за 30):
Краев Александр Анатольевич и
Федотов Александр Викторович.
Разумеется, кто есть кто, я узнал позднее, но познакомился со всеми весьма быстро. В ту же первую встречу я в основном сам выставлялся, себя подавал как умел, желая, разумеется, понравиться. Книжку показал нашу с Б.Е., оттиски статей. Публику, однако, мне расшевелить не удалось. Слушали меня с вежливым вниманием (некоторые очень внимательно), но вопрос только один, кажется, был задан, Садоховым:
- Означает ли Ваше появление, что мы теперь все дружным маршем отправимся физикой ионосферы заниматься?
Я рассмеялся.
- Нормальный вопрос. Не означает. Разве, если вдруг Вы сами этого захотите. Подымахин и Власов сочли нужным представить мне себя как выпускников физфака ЛГУ, остальные же просто эманировали доброжелательство (контрастируя с нашей нервной ПГИ-шной публикой), ничего особенного не говоря. Но мне этого было достаточно для положительного решения - согласиться на предложение Гальянова. Было видно, что коллектив расположен принять меня своим начальником. Какую-либо скрытую аллергию на посторонних я не обнаружил.
А уже менее чем через неделю мне пришлось проводить заседание кафедры по поводу передачи оборудования лаборатории электротехнических материалов на кафедру ЭОС, куда уходил на должность и.о. профессора А.Б.Власов (оставаясь по совместительству и на нашей кафедре на полставки). Кафедральный народ боялся при этом чего-нибудь потерять из нужного оборудования, и, главное, помещение лаборатории должно было остаться за кафедрой. Всё это было улажено без каких-либо проблем.
Про проблемы настоящие я узнал от Садохова, который предложил себя мне в замы по учебной работе, на что я с удовольствием согласился. И проблем было две: 1) старший Панков и особенно 2) младший Панков.
Оба почти уже спились, часто занятия срывают, мед. справки липовые приносят, надоело уже всем их подменять, хотя и жалко: давно работают на кафедре, способные были мужики. А чего с ними делать - неясно. Ладно, посмотрим. Может, нового начальника постесняются, удержатся от запоев.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"