568


Но больше всего времени мы с Митей провели у деда на огороде. Участок он получил прошлой осенью. И в очень, как я считаю, удачном месте - в Отважном, километрах в пятнадцати от центра города по Багратионовскому шоссе, примерно на пол-дороге к нашим грибным местам во Владимирово. Багратионовским дизелем меньше двадцати минут езды до Южного вокзала, да от станции там минут десять ходу пешком. Короче, добираться никаких проблем.
Этой весной дед с Тамарой Сергеевной начали свой участок осваивать, вскопали половину земли, посадили картошку, зелень всякую, но из-за сухой весны и жаркого лета проблема возникла с водой, ближняя канава пересохла, таскать воду приходилось из леса, где вода стояла в большой воронке от авиабомбы, наверное, метров за триста от участка.
Работа на участке преобразила деда, он загорел, похудел на десять (!) килограммов и на сердце стал жаловаться куда как реже, по словам Тамары Сергеевны. Я был очень за него рад, наконец-то образ жизни сменил, от газет и телевизора здоровье не прибавляется, напротив.
Правда, Тамара Сергеевна жаловалась, что с возросшей трудовой активностью дед стал более вздорным, в троллейбусах скандалит, когда ему место не уступают, командовать не устаёт. Когда болел и еле двигался, более покладистым был. Естественно.
В первый наш приезд с Митей на огород (ознакомительный) мы вскопали, сколько могли за раз земли на необработанном участке, таскали воду, притащили чурбан из леса для стола (в качестве ноги) и вкопали его.
На огороде не хватало, конечно, хотя бы сараюшки какой для инструментов (лопат, грабель, тяпки), которые дед прятал - что в траве, что зарывал на грядках. Но строить дед ничего не собирался: дорого, а самому - материала нет.

2 июля 1993 г.
- Как нет материала? Вон лес рядом, на столбы и поперечины для сарая-то много ли надо? А досок в городе можно насобирать помаленьку. Одному, конечно, тяжело, но если нас с Митей подключить, то какую-нибудь будку запросто соорудить можно.
Тамара Сергеевна нас поддержала: хорошо бы, конечно, хоть чего-нибудь... Дед скептически согласился - попробуем, посмотрим. И в следующую нашу поездку мы с дедом и Митей отыскивали в лесу сухие подходящие лесины, пилили их там (одну живую нечаянно завалили), съедаемые комарьём, и таскали на огород.
За один день заготовили угловые столбы и поперечины. Теперь надо было думать, чем обшивать. Тут инициативу проявил дед.
- Там на Московском проспекте у строящегося моста старый дом немецкий разбирают, отдирают полы, двери, окна, всю обшивку. Я договорился, что можно забрать будет, сколько нужно, досок. Подъезжайте завтра с Митей на мотоцикле туда, я машину найду, погрузим, я с шофёром на огород поеду, а вы на мотоцикле - разгрузить помочь.
Так и договорились.
Всё, однако, оказалось не так просто, как я и подозревал.
Предлагаемый стройматериал существовал в виде груды хлама, главным образом, каких-то грязных тяжеленных щитов, сколоченных из искомых досок сомнительного качества (по причине древности). Отец предполагал грузить на машину (которую ещё надо было найти) прямо эти щиты, а разбирать их уже на огороде.
- Ты, что? Нам же их не поднять, даже из кучи не вытащить, тут разбивать надо.
Дед вынужден был согласиться. Я предусмотрительно прихватил с собой из гаража топор, дед сходил домой за своим инструментом и работа закипела.
Пыль стояла столбом. Её добавляли ещё работяги, трудившиеся внутри дома и выбрасывавшие оттуда свежие порции всякой дряни в нашу груду. И всё это на солнцепеке при жаре в 33° в тени!
Отодранные доски мы складывали рядом с мотоциклом и к обеду их было уже около кубометра, т.е. близко к тому, что надо. Мы, однако, решили сделать перерыв на обед, а потом ещё поотдирать, сколько сможем, тем более, что машину легче к концу рабочего дня найти, чем сейчас, в середине. Пошли к деду, помылись, пообедали.
Вернулись, а там начальник объявился.
- Кто такие? - у работяг про нас спрашивает. Те плечами пожимают.
- Я с ребятами вчера договорился, - дед отвечает.
- С какими ребятами? Причём здесь ребята?
- Вы же на свалку всё равно это всё вывезете, - дед начал горячиться. - Пропадёт ведь! Ни себе, ни людям!
- Не ваша забота. О своём заботьтесь.
Я хотел вмешаться и перевести разговор в переговорное русло: сколько ему нужно заплатить, но дед психанул:
- Подавись своим гнильём! - забрал инструменты и ушёл. Мы с Митей тоже отправились восвояси. Потом оказалось, что мой топор дед не взял, так он и пропал ни за что. Хороший был топор, из Ладушкина ещё.
Конечно, доски можно было бы вывезти, тем же вечером, никто их караулить не собирался. Но это было бы уже воровство, что ни говори.
Дед с расстройства решил вообще отказаться от затеи. Я же съездил на разведку на склад лесопиломатериалов, где раньше горбыль по дешёвке продавали. Горбыля там не было, но опять же щиты всякие сколоченные можно было поразбирать на вывоз по цене 400 рублей за кубометр, что я и предложил деду. Тем более, что там доски были хоть и не ахти, но все же получше, чем из развалин.

3 июля 1993 г.
Дед сначала возражал: за такое, мол, барахло ещё и деньги платить, но я его всё же убедил, что по нынешним временам это не деньги, а за приличные доски с него в десять раз больше возьмут.
И вот снова мы с Митей и дедом почти целый день разбивали щиты и распиливали отдельные длинные доски, правда, уже не в столь жутких условиях, как в предыдущий раз - без пылюги и жарищи. К закрытию склада успели больше кубометра досок наковырять, рассчитаться за них и вывести на мотоцикле за три ходки ко мне в гараж.
А потом бегом, не жравши целый день, на футбол: "Балтика" - "Смена-Сатурн" (Санкт-Петербург), 1\32 Кубка России, причем "Балтика" и "Смена" лидировали в своей зоне, а тут ещё и на Кубок сошлись.
Перед началом игры Сергея Войтюка проводили, мопедом наградили, на "Мерседес" средств не оказалось. Молодец, матрос кривоногий, до 38 лет (1954 года рождения) проиграл, четвёрка, левый защитник, любимец публики, кого хочешь завалит, а сам не упадёт. "Лучше нету игроков, чем Войтюк и Бирюков!" - скандировали болельщики.
Но второй ветеран (тоже мастер спорта, получил за долгожительство), 1955 года, Виктор Бирюков, тройка, последний защитник, капитан "Балтики", остававшийся в строю, сплоховал в этот раз - не забил пенальти и "Балтика" продула 0:1.
Правда, нам довелось побывать и на матче первенства со "Сменой", в котором "Балтика" взяла убедительный реванш - 4:1. Голы забили: Никифоров и Копылов - 3. И вообще "Балтика", ведомая очередным новым старшим тренером - Корнеевым в этом сезоне радовала куда больше, чем огорчала.
Во всех домашних играх первенства, на которых мы побывали, она одержала победы (включая такие, как 6:1 над "Кировцем") и в конце концов обошла и "Смену - Сатурн" и прочих конкурентов, завоевав во второй раз (после 1984 года) первое место в зоне и выйдя, чего никто не ожидал, в первую лигу, из которой чуть не вылетел наш родной "Зенит".
Вот и дожили до времен, когда "Балтика" с "Зенитом" в одной лиге будут играть. Когда-то в шутку такое предполагали, и вот на тебе!
Калининградцы отличились ещё и на юношеском первенстве России, заняв там первое место. Причём команду - "Юность-Вест" - подготовил Юрий Михайлович Белецкий, то самый тренер, к которому когда-то на "Красную Звезду" я отвёл семилетнего Митю играть в команде, где главным бомбардиром был Митин одноклассник Женя Богданов, сломавший ногу на моём велосипеде.
Мы с Митей были на церемонии награждения "Юности" в перерыве какого-то матча "Балтики".

Но вернёмся к нашим доскам.
Запасшись досками на обшивку, мы начали сооружать каркас. Врыли четыре столба по углам квадрата 2(2 метра и стали соединять их поперечинами. Митя поначалу был больше на подхвате - подержать чего-нибудь, но помаленьку приобщался и к работе с инструментом - топором, пилой, молотком и долотом, полезнейшее было времяпрепровождение.
Вот только с дедом я часто ругался по причине его упрямства, когда он слушать даже не желал мои предложения, если они не совпадали с тем, что у него в голове сложилось.
Доходило до анекдотов.
Он взял уровень, стал по уровню поперечину устанавливать. Я ему говорю:
- Брось, давай, я отойду, на глаз скажу, как ровно будет.
- Нет, я по уровню.
- Ну, давай.
Выставил. Врезали, прибили. Отошли, смотрим - криво. Поперечина-то не прямая; в том месте, где уровень дед приложил, она горизонтально шла, а в целом - криво, и заметно. Дед расстроился.
- Давай переделаем.
- Зачем? Все равно досками обшивать. И прибито капитально.
А наутро, на следующий день, только приступили к работе, дед выхватывает у меня топор и начинает эту поперечину отбивать. Она ему изнутри глаза, видите ли, будет мозолить. Я попытался его остановить - куда там! Отмахнулся, топором меня по руке зацепил, руку порезал. Я не выдержал:
- Ты чего, с ума сошел? Делай сам тогда, как знаешь.
Дед отодрал поперечину, врезал её по новой, прибил, после чего пообещал больше не вмешиваться, и всю обшивку мы с Митей делали вдвоём, вывозя доски на мотоцикле частями из гаража на огород (однажды под ливнем). Досок хватило впритык, но местами с щелями.
Я посоветовал деду ящики в магазинах прикупать, обнаружив подходящие, например, в "Знании", чтобы все прорехи изнутри заколотить. Эту идею он потом реализовал, обшив сарай полностью и снаружи и изнутри поверх основных досок ящичными дощечками, тщательно им обструганными.
Сарай был, конечно, главным нашим с Митей достижением этого лета.
На эту стройку мы регулярно таскали приёмник Иринкин "Меридиан" (свадебный наш подарок им с Димой) и слушали Би-би-си на английском. У меня понимание было на уровне не выше 5 процентов, я развлекался, главным образом, узнаванием отдельных слов, вязать же из них фразы удавалось крайне редко и небольшими кусочками, но я не огорчался и включал Би-би-си где только мог, раздражая Сашулю - какой, мол, смысл в этом?
Доказать, что смысл есть, я не мог, но сам в это верил и упорствовал, создавая повсюду шумовой би-би-сийный фон. Кроме того, я читал Бонк и ещё один учебник английского.
А Мите Нина Коренькова подарила на день рождения стопку "National Geographic" - великолепный подарок, так что читать что было на английском.
На дне рождения Митином отец Ванин, Виктор Иванович, когда подвыпили уже изрядно, пенку выдал:
- Вы обратили внимание, что из ГКЧП в Матросской Тишине все -овы да -евы сидят: Язов, Крючков, Павлов, Тизяков, Стародубцев, Янаев, а в правительстве всё Гайдары да Бурбулисы, Шахраи да Чубайсы...
Русских, короче, опять бьют.
Я не выдержал, брякнул:
- Это Вы мне говорите? А у меня фамилия тоже не русская - Намгаладзе.
- Ну, я Вас не имею в виду!
- Спасибо.
Иван, правда, не дал дискуссии разгореться, угомонил папаню.

4 июля 1993 г.
С Опекуновыми довелось пообщаться. Они приехали в отпуск с детьми и младший повредил себе яичко. Его положили в областную детскую больницу. Володя узнал, что наша Ирина там работает и попросил её содействия, чтобы их к сыну пропустили, а также разузнать поточнее, что с ним и как. Ирина их просьбу выполнила. К счастью, ничего страшного не произошло, хотя пришлось пацана прооперировать.





Ирина, Ваня, я, Сашуля и Рая Снежкова в Калининграде, июль 1992 г., снимал Володя Опекунов

Опекуновы были у нас в гостях, Володя в своей манере преувеличивать рассказал о нынешней минской жизни, о своих собственных попытках преуспеть в издательском деле, не шибко, как я понял, результативных, но тонус его не понизивших.
Митя наш накануне отъезда пил водку на пляже в Светлогорске с приятелями, одноклассниками бывшими, в чём честно признался. Это было 12 августа, а 13-го мы уехали поездом в Питер, где пробыли четыре дня.
Жили в Сестрорецке, ездили в Петергоф, ходили в парк Александрия, где раньше не бывали, в дворец-музей "Котедж", а потом в гости в Вовке Ярцеву, где подивились обилию разнообразных словарей, на многие из которых Митя смотрел с завистью. Вовка-то полиглотом оказался.
Как и вся нормальная питерская интеллигенция, они с Тамарой полунищенствовали, кормились с огорода, которому Вовка уделял много времени, но они не унывали. Антон был сдержан и слегка дичился, но привезённую нами литровую бутыль "Колы" оценил по достоинству.
Посетили в Питере музей-квартиру Пушкина на Мойке - впервые, между прочим. По магазинам с Митей болтались от метро Петроградская по Большому проспекту Петроградской стороны до Тучкова моста, а потом по Васильевскому острову, но ничего интересного не нашли. Разве что спирт "Ройял" за 360, хотя видели потом и по 350 за литр.
18 августа отправились поездом домой, то бишь в Мурманск.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"