551


Между тем несколько неожиданно для себя я оказался вовлечённым в своего рода предпринимательскую деятельность, которая к концу года заметно интенсифицировалась и стала отнимать у меня довольно много времени и нервной энергии. Поясню, в чём дело.
Ещё весной, где-то в конце марта - начале апреля на меня случайно вышло некое малое предприятие "Створ", жаждущее найти помещение себе под контору и каким-то образом прослышавшее, что у нас есть свободные площади.
Ко мне явился генеральный директор "Створа" Юрий Андреевич Тимченко, крупных размеров мужик, деловой, слегка фраерски разодетый, и поведал, что их фирма - это бывший Рыбакколхозсоюз, они ловят рыбу на собственных кораблях и продают её в том числе и за рубеж, а, значит, имеют валюту. Вот только офиса у них приличного нет, снимают пару номеров в "Арктике", так что за 4-5 комнат они готовы заплатить любую цену.
Я с ходу определился - согласен, но оплата натурой - приличный компьютер, ксерокс, телефакс. Тимченко тоже не колебался - годится, давайте список, что именно вам надо. Я обещал подготовить его через пару дней.
Готовя список вместе с Гуркаловым, я, конечно, держал в уме сказанные Тимченко слова насчёт готовности заплатить любую цену и заботился, главным образом, о максимальной комплектации компьютера, на который мы с Гуркаловым давно уже глаз положили по рекламным проспектам: "Компак Систем-Про" на базе двух 486-х процессоров со всевозможными цацками, так называемой периферией.
Стоимость его при выбранной нами конфигурации приближалась к 50 тысячам долларов, а с ксероксом и телефаксом переваливала за 60. Цифра нам самим показалась нахальной даже и за пять комнат на пять лет, но Тимченко же никто за язык не тянул, когда он хвастался, что своей руководящей команде даже зарплату частично в долларах выдаёт.
Но чтобы не отпугнуть богатого претендента в постояльцы великоватой ценой аренды, несоизмеримой даже с госрасценками, и подстраховаться от возможных обвинений в использовании служебных помещений не по назначению, мы решили предложить "Створу" такой вариант: всё оборудование, закупаемое "Створом", остаётся его собственностью, но используется совместно ПГИ и "Створом" на равных правах, для чего создаётся совместный информационный центр и заключается, соответственно, договор о совместной деятельности, а не договор об аренде.
Тимченко, конечно, на цифру в 60 тысяч долларов поморщился, когда мы ему сказали, во что примерно обойдётся закупка оборудования по приготовленному нами списку, но торговаться не стал.
- Согласен на всё, пожалуйста, готовьте договор, какой Вам нравится, только умоляю: выделите комнаты как можно скорее, работать невозможно. Что касается сроков поставки оборудования, то телефакс я Вам хоть завтра поставлю, ксерокс тоже не проблема, а вот на компьютер дайте время - полгода, раньше осени не смогу такую сумму высвободить, сейчас надо корабли закупать, потом рыбу поймать-продать, тогда уже легче будет.
Ну, что ж. Осенью так осенью. "Створ" заехал в ПГИ, заняв 4 комнаты на втором этаже лабораторного корпуса; пятую ему было обещано выделить после поставки компьютера.
Текст договора о совместной деятельности я передал Тимченко на подписание в середине апреля, тот сплавил его своему юристу, а нам всучил телефакс, новый, но вызвавший у Саши Боголюбова подозрения отсутствием упаковки и переходника для подключения. Мы вернули аппарат в "Створ", чтобы не быть ему ничем обязанным до подписания договора.

Тем временем достигли апогея страсти вокруг бюджета ПГИ, делёжки денег по направлениям, и я про "Створ" вспоминал лишь, когда "в народе" возникали вопросы, а что это за кооператоры тут у нас поселились, и какая от них радость.
Наконец, уже где-то в июне от "Створа" принесли протокол разногласий к договору, в котором о сроке поставки компьютера говорилось: "... при наличии свободных средств", а не "в 4-м квартале сего года", как было сформулировано нами.
Я пошёл к Тимченко. Тот восседал в кабинете, обшитом деревом с претензией на пышность в рыбацком вкусе. Предложил мне кофе с коньяком, бутерброды с чёрной икрой и стал жаловаться на трудные времена, бардак в Союзе, проблемы с кораблями и т.д., и т.п., короче гарантировать покупку компьютера осенью он сейчас не может.
- Не можете полностью, давайте частями, - предложил я. - Давайте составим график поставки, включим его в договор. Меня абсолютно не устраивают расплывчатые формулировки типа Вашей "при наличии свободных средств". Может, они у Вас вообще не появятся. А нам задержки с компьютером убытки приносят, работа стоит.
Договорились, что подпишем договор с включением туда графика поставок, когда мы такой график подготовим, определившись с продавцом - поставщиком компьютера. А это откладывало всё дело с подписанием договора на после отпусков, то есть на начало осени.
На прощанье Тимченко пытался всучить мне банку растворимого кофе, но я отказался со смехом:
- Мне компьютер нужен, а не кофе. Или даже телефакс. По мелочи не отделаетесь.

Прошло лето. Наступила осень.
Усилиями Сашули и Олега Мартыненко и подключившихся к ним Вадима Качала и стажёра Эльвиры Суднициной, только что принятой в ПГИ после вуза, наша большая модель была переброшена с калининградской ЭВМ ЕС-1046 на пэгэишные персональные компьютеры PC/AT-386, правда, не в самом полном варианте.
Сашуля всё это дело фактически возглавила и, надо сказать, к приятному моему удивлению (давно ведь я с женой совместно по работе не взаимодействовал - с тех пор, как стал завлабом, а она ушла к Саенко) преотлично с ним справилась. Работа с большой моделью в ПГИ стала реально возможной. Теперь бы компьютер поприличнее, тот самый - Компак Систем-Про, "Створом" обещанный, и можно будет сделать новый рывок в результатах!
Нашёлся уже и посредник - некто Хабиев, готовый оформить контракт на закупку компьютера у фирмы "Компак". Я направил его к Тимченко, но тот выгнал Хабиева, поведшего якобы себя чересчур нагло, как хозяин помещения: доллары, мол, на стол или освобождайте помещение, на что Тимченко послал его подальше.
Заинтересованный в сделке Хабиев пообещал найти мне других постояльцев на тех же условиях и посоветовал дать объявление в газете, чтобы создать конкуренцию Тимченко, который не выполняет своих обещаний.
Я отправил Гуркалова на переговоры с Тимченко согласовывать график оплаты. Гуркалов сообщил мне, что Тимченко согласен оплатить поставки на 25 тысяч долларов в первом квартале следующего года. Я подготовил очередной вариант договора, согласно которому "Створ" оплачивал поставки вычислительной техники на сумму 25 тысяч долларов в первом квартале 1992 года, а до конца 1992 года - на оставшиеся 30 тысяч. И опять жду ответа.
Пока в "Створе" этот вариант изучали, я решил выяснить коньюнктуру и подал в "Полярную правду" объявление: "Организация предоставит по договорённости в длительное пользование помещения под офисы. Обращаться по телефону..." и указал свой номер.
Начиная со дня публикации этого объявления и в течение дней трёх после этого телефонный аппарат у меня на столе только что не раскалился, не успею трубку положить, опять звонят. И кто только не обращался... Кооператоры, брокеры, малые предприятия, акционерные общества, Мурманский конверсионный центр "Морская техника", распродающий оборудование с атомных подводных лодок, и т.д., и т.п.
Я терпеливо объяснял каждому, что мы ищем постояльцев, обладающих или готовых приобрести дорогостоящую вычислительную технику для совместного использования, то есть предлагается аренда помещений в обмен на аренду вычислительных средств, и что в денежном выражении стоимость сделки такова (приблизительно): 50 тысяч долларов (стоимость техники) за пять комнат по 18 квадратных метров каждая на пять лет.
Подавляющее большинство звонивших, услышав про компьютеры и доллары, стыдливо сообщало, что им это вряд ли подойдёт. Но нашлись и желающие продолжить переговоры. Приезжали, смотрели здание, разговаривали со мной, убеждали, что цена слишком высокая заломлена, - я твёрдо стоял на своём, выяснив к тому времени, что в Москве цены на торгах сейчас не ниже, и понимая, что падать они, во всяком случае, не будут, а, скорее, будут только расти.
В Мурманск же скоро иностранцы повалят, им тоже офисы будут нужны, валютой будут платить, зачем же сейчас свои площади по дешёвке разбазаривать?
Тем временем от Тимченко пришёл очередной протокол разногласий, из которого следовало, что "Створ" готов оплатить ПГИ вычислительную технику на сумму 25 тысяч долларов в 1 квартале 1992 года.
И всё. Остальное исключить из текста договора. Никаких ещё 30-ти тысяч. Правда, формулировку "Створа" можно было толковать как его отказ от права собственности на закупленную технику. Не 55, а 25 тысяч, но компьютер не "Створа", а наш.
В принципе можно было бы пойти и на этот вариант, не имея других альтернатив. Но тогда надо будет опять текст договора менять. Я попросил секретаршу Тимченко передать ему, что желаю поговорить с ним на предмет договора, однако Тимченко на связь не выходил, хотя его "Волгу" я чуть ли не каждый день под окном своего кабинета видел.
Тем временем с интересным предложением явился ко мне Мурманский центр информатики (МЦИ) в лице своего директора Геннадия Петровича Мальцева, парня лет сорока, специалиста по установке, запуску и обслуживанию вычислительной техники.
Суть предложения состояла в следующем. ПГИ и МЦИ закупают на паях американский компьютер фирмы IBM, аналогичный нашим ЕС-1066, 1068, устанавливают его в машинном зале ПГИ, заселяют туда же МЦИ, который берёт на себя установку, запуск и обслуживание машины, и используют её совместно без ущерба потребностям ПГИ.
Вклад ПГИ в это дело помимо помещений - 25 тысяч долларов, вклад МЦИ - 2 миллиона деревянных рублей. Преимущества этой машины перед "Компак Систем-Про" - наличие наработанного для этой серии ЭВМ программного обеспечения, большие объёмы оперативной и внешней памяти. Правда, быстродействие пониже. Гуркалов на этот вариант согласен.
Я позвонил в Калининград, советовался с ребятами, но что они могли сказать? Ни ту, ни другую машину в глаза не видели, работавших на них не встречали, параметры вроде хорошие, решай сам.
Мне предложение МЦИ нравилось в сложившейся ситуации. Вложить в это мероприятие створовские 25 тысяч долларов и дело с концом. Вот только со "Створом"-то так и неясно, договор не подписан, Тимченко от меня прячется, не бегать же мне за ним самому. Может, он мне просто голову морочит?
Я решил кончать эту бодягу и в середине ноября отправил в "Створ" официальную бумагу на бланке ПГИ: "В связи с Вашим отказом подписать Договор о совместной деятельности на приемлемых для нас условиях прошу освободить занимаемые Вами помещения в лабораторном корпусе ПГИ к 15 декабря сего года". И предупредил об отключении телефона с 1 декабря.
Но и на это послание никакой реакции.
Может, он вообще слинять решил? Останусь я тогда безо всяких долларов и компьютеров со своими запросами. Но это же наглость с его стороны! С весны тут живёт, ни копейки не заплатил, и ещё бегай за ним! Кто тут, в конце концов, хозяин?

23 декабря 1991 г., Мурманск, ПГИ
А Мальцев из МЦИ торопит: определяйтесь, сейчас возможность есть контракт заключить, потом не будет.
Я звоню в "Створ" секретарше:
- Передайте Тимченко, что если он со мной сегодня не свяжется, завтра вход в здание будет только по пропускам ПГИ.
- Да что Вы, Александр Андреевич! Юрий Андреевич просто не может до Вас дозвониться: то Вас нет, то Вы заняты...
- Вот сегодня я весь день на месте.
Тимченко позвонил наконец-то и сам в атаку пошёл:
- Что это Вы, Александр Андреевич, так неинтеллигентно поступаете? Бумаги шлёте, "освободить помещение", "отключить телефон", ...
- А что это Вы, Юрий Андреевич, от меня прячетесь? У нас же с Вами договор до сих пор не подписан.
- А я Вам послал протокол разногласий. Что Вам не нравится? 25 тысяч долларов на дороге не валяются, берите и покупайте себе компьютер, какой хотите, сами, нам он не нужен.
- Меня этот вариант устраивает. Но в договоре или в протоколе разногласий должно быть чётко оговорено, что компьютер оплачивается "Створом" в 1-м квартале следующего года равными долями помесячно и становится собственностью ПГИ. И сделать это нужно срочно. Сегодня.
- Так несите бумаги.
Я собственноручно отпечатал окончательный вариант протокола разногласий, подписал, поставил печать, сам отнёс к Тимченко, тот подписал, поставил печать, а на следующий день я уже с Мальцевым подписал протокол о намерениях приобрести вскладчину ЭВМ для последующего совместного использования.
А вскоре Хабиев появился с контрактом на 57 тысяч долларов на покупку "Систем-Про" и страшно огорчился, что деньги "Створа" направлены на другую машину.
- Не расстраивайтесь, - утешал я его. - Есть ещё желающие у нас поселиться - акционерное предприятие "Экос", например, и мы готовы их пустить на тех же условиях, которые первоначально предлагались "Створу". Оплатят они Вам контракт, мы с удовольствием поселим их с этой машиной. Нам компьютер не один нужен.
И Хабиев помчался охмурять "Экос".

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"