537

Письмо Милочки из Севастополя от 14 декабря 1990 года

Здравствуйте, мои дорогие Саши!
Вот уже три недели, как я дома, намоталась, но хоть развеялась немного, когда-то теперь выберусь! Всех навестила, повидалась с родными и друзьями, а теперь буду ждать вас всех в гости. Город наш с 26 декабря открывают, о чём спешу вам сообщить. Теперь и у нас будут совсем пустые прилавки и полно шпаны, как и везде.
С введением купонной системы у нас стало чуть-чуть лучше с продуктами: появились яйца, иногда масло, колбаса свободно. Правда, народ злой, очереди в магазинах увеличились, так как теперь продавец сначала отрезает купон, потом деньги...
На той неделе наша Света ездила в Симферополь покупать себе пальто за 270 р. Собрали денег и купонов, так ей на рынке порезали сумку, вытащили косметичку, паспорт с купонами (деньги, правда, были в другом месте). Вот такие дела!
Когда поедете к нам, Павлик вам объяснит, как надо переводом выслать деньги под зарплату, чтобы здесь получить купоны, он уже так делает.
Сашуля, я, как и обещала, купила вам светильник севастопольский "Херсонес" в Митину комнату за 18 р., так что либо Павлик заберёт, либо до лета подождёте. И ещё у меня просьба: куртку, которую я купила, пришлось продать подруге Люсе Клопковой, она её как увидела, так прямо с ножом к горлу: продай, мне она лучше. Правда, она мне большая, и надо бы поменьше. Так что, если будет такая же, только 46-го размера (но рост не меньше 165-170), то очень прошу - купи. А как прислать - посмотрим. Сашуля, берет твой я тоже тебе к весне пришлю, ведь зимой он тебе не нужен?
А у нас в этом году очень тёплая зима, вот пишу письмо, а за окном тепло, светит солнышко, плюс 15 градусов. На деревьях набухли почки, а на газонах расцвели маргаритки!
А как у вас, наверное, совсем темно, катаетесь уже на лыжах? Скоро Новый год, а у нас совсем этого не чувствуется, хотя уже продаются ёлки-сосны.
Пришла на работу с обеда - дописываю письмо. Очень жарко, плюс 20, все идут раздетые, прямо лето! На работе дела неважные, работы нет совсем, сидим и ждём сокращения, получаем копейки.
Павлик сейчас в море, уже целую неделю, у него работы много, а с 31 декабря собирается в отпуск, может быть, сделает ремонт на кухне.
Ромка занимается, готовится к первой сессии, бабушка пока чувствует себя неплохо.
Пишите!!
Целую вас всех крепко, крепко.
Ваша Мила.
14 декабря 1990 г.

Письмо тёти Тамары Бургвиц из Сестрорецка от 18 декабря 1990 года

Здравствуйте, дорогие северяне!
С наступающим добрым, счастливым Новым годом!
Хочется с вами давно поделиться и полюбоваться таким грибом. А вы таких ещё не находили? (В конверт вложена газетная вырезка с фото: один гриб на другом вырос. )
А также ещё о трагедии с Сашей Невзоровым. Мы все очень переживаем о нём. Весь Ленинград. В газетах одни вопросы: как здоровье Саши Невзорова?
Пока передачи ("600 секунд") нет. Лежит в Академии им. Кирова. Съёмку не разрешали. Потом Вадим Медведев с камерой пришёл в палату, а Невзоров отмахивал рукой, сказал Вадиму: - Никакой паники! Всё в порядке! - и Вадиму пришлось удалиться.
Саша Невзоров сидел в постели. Пока никого не задержали, сообщений нет. Президент Горбачёв звонил Собчаку и дал команду: все меры принять о розыске нападавшего на Невзорова.
Что будет в четверг 20-го в 21.40 - ждём, что сообщат или будет передача.
У Саши повреждены мягкие ткани в левой груди. Температура нормальная. Состояние удовлетворительное. У нас сохранилась большая статья во всю страницу газеты. Корреспондент ведёт разговор с Сашей Невзоровым. Он сказал, что если его не поймут, то он уйдёт жить в монастырь. Иначе он жить не может. Приедете к нам - почитаете.
Кто такой Саша Невзоров, Саша и Митя знают, а Сашуле вы расскажите. Он опять стал мировой парень. Были вывихи. Сейчас он такой, каким был в первые передачи. Молодец!
Я тоже возвращаюсь к нормальной жизни. Вчера моей сестрёночке было 40 дней. Наплакалась вдоволь на кладбище, без присутствия Вовочки. Вчера же вечером посадила в поезд свою Миронову, которая гостила 5 дней. Ужас, как устала с ней. Просила зимой не приезжать, но она слов не понимает. Ей хочется домой.
До свидания. Целуем всех. Привет от д. Вовы. Смотрит телевизор. Сегодня магнитные бури. В неблагоприятные дни д. Вовочка плохо себя чувствует и не спит, и вместе с ним я.
К письму приложена также вырезка из "Ленинградской здравницы" (Версия ночного нападения) и стих некоего Шумилина "Александру Невзорову".

13 сентября 1991 г., там же
С 17 по 27 декабря 1990 года проходил 4-й съезд народных депутатов СССР, открывшийся требованием некоей горянки Умалатовой выразить недоверие Горбачёву, а закончившийся вручением тому недостававших ему якобы дополнительных полномочий исполнительной власти и позорными выборами вице-президента, на пост которого Горбачёв со второго захода протащил Янаева, заставив переголосовать несогласившихся было с этим депутатов.
В промежутке же - сенсационное заявление Шеварднадзе об угрозе диктатуры и об его отставке с поста министра иностранных дел, провидческое предупреждение Адамовича Горбачёву о подонках, которые выберут ему вице-президента и замарают Горбачёва кровью, истерические крики с трибуны Алксниса:
- Перед вами реакционер, перед вами ястреб, подонок! Я принимаю эти обвинения!...
Инфаркт бедолаги Рыжкова (плачущего большевика) и в качестве заключительного аккорда гнев Горбачёва на Россию, которая в союзный бюджет деньги вносить отказывается.
Поначалу казалось, что Горбачёв решил пожертвовать Рыжковым (ради которого он ещё в начале осени отказался от "500 дней" и наметившегося сближения с Ельциным) и разогнать наконец-то рыжковский Совмин.
Увы! Рыжкова, весьма кстати заболевшего, ушли на пенсию, но и только. Новый кабинет из преимущественно старых министров возглавил отец инфляции, бывший главный денежный печатник, министр финансов у Рыжкова Павлов. В ближайшем окружении Горбачёва вместо Бакатина и Шеварднадзе - Пуго и Янаев! Хороша компания.

А в ПГИ Иванов согласился на замство у Пивоварова. Временно. Попробовать.
Состоялись довыборы в Учёный совет вместо выбывших Распопова и т.н. "представителей общественных организаций" (от парткома, профкома и совета молодых специалистов).
Неожиданно Витя Мингалёв начал домогаться моего участия в довыборах: Намгаладзе, мол, в Учёном совете по должности, как замдиректора, а вот пусть теперь его народ изберёт, ему же самому будет приятно, а то вдруг ему придётся уйти с поста зама, тогда он и из Учёного совета вылетит, а так - останется.
Короче, заботу обо мне Витя начал проявлять, чтобы закрепить меня в Учёном совете якобы. А и ежу было понятно, что он надеялся, если не на то, что меня прокатят, то во всяком случае на ощутимое количество голосов против, чтобы я это почувствовал и умерил свои амбиции, не задавался то есть чтоб.
Я отказался.
Я в Учёном совете на законном основании, и не по желанию, а по обязанности. Когда снимут с должности зама, тогда и буду думать - баллотироваться ли мне в Учёный совет на очередных выборах или нет. С чего это Витя взял, что я сплю и вижу быть членом Учёного совета в любой ситуации? Вон, Юра Мальцев - не член Учёного совета, не избран, а я его достойнее и учёнее многих членов считаю.
Юру, кстати, на этих довыборах избрали-таки наконец в Учёный совет.

Перед самым Новым годом я закончил, наконец, одно дурацкое дело, за которое непонятно почему взялся. Гриша Костюченко как-то спросил меня - нет ли у нас в ПГИ переводчика с финского или шведского - перевести ему на русский язык инструкцию к пользованию его шведским видеомагнитофоном. Я пообещал узнать.
Выяснил, что у Виктора Гуркалова - нашего электронщика по ЭВМ, жена финка и работает переводчицей в "Интуристе". Спросил у него - может ли она такую работу выполнить? Ответ был: не бесплатно - да.
Я сообщил об этом Грише, тот передал мне инструкцию, а я снова обратился к Гуркалову.
- Но у меня жена берёт по интуристовским расценкам.
- А сколько это?
- Восемь рублей за страницу независимо от объёма текста.
- Ого! Ладно, я подумаю, надо у заказчика спросить.
В инструкции страниц 30, в основном картинки и подписи к ним. Вряд ли Гриша согласится. Я, во всяком случае, не согласился бы. Сущий грабёж. Легче самому перевести всё со словарём.
Раздобыл шведско-русский словарь в библиотеке и начал переводить, ни одного слова не зная. К счастью, язык на немецкий похож. Много сходных слов.
И перевёл. Непонятно зачем. Не один ведь вечер потратил.

"Взгляд" сняли с эфира. Кравченко резвится на ТВ.

Пивоваров из Москвы явился и икру метал с утра: почему, мол, до сих пор не готовы документы для перевода научных сотрудников на новые условия оплаты труда в соответствии с Указом Президента?
Я выпучил глаза:
- А деньги откуда? В том же Указе и деньги были обещаны, а их нет, как ты знаешь. Вот будут деньги, и переведём. Ты же сам соглашался не пороть горячку, не спешить, в нашем-то особенно финансовом положении.
- Все почти уже перешли, мы последние остались. Я не хочу, чтобы на меня пальцем показывали.
- Ну, так издавай приказ, в чём дело. Документы раз плюнуть подготовить. Они уже и готовы наверняка у Василькова.
Пивоваров впервые так резко разговаривал со мной, и это мне не понравилось. У самого семь пятниц на неделе, а тут спохватился.

Вечером я отстоял за водкой на Скальной три часа, а на следующий день (30 декабря) мы с Сашулей и Митей улетели в Калининград встречать Новый 1991 год и на Митины зимние каникулы.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"