534

25 июля 1991 г., там же
На ноябрьские праздники прилетели Милочка с Павлом в гости. У нас уже началась зима, всё присыпало неглубоким снегом. 8-го числа гуляли с Милочкой, Павлом, Сашулей и Митей за Страной Дураков, любовались очень красивым освещением низкого солнца, лучи которого прорывались сквозь разрывы туч, несущих снежные заряды. Сами тучи были розовыми, и снег на сопках выглядел таким же. Возвращались в такую метель, что на три шага ничего видно не было.
Милочка с Павлом много времени проводили в инспектировании магазинов, опустевших ещё не до абсолютного нуля, и, как ни странно, чего-то покупали, куртку, например, Милочка купила красивую.
Но, главное, что и мы для себя сумели закупить лыжные ботинки на всех, крепления, мне лыжный костюм тёплый, а лыжи мы с Митей ещё до того уже купили три пары обыкновенных, деревянных, а я так потом ещё себе и пару пластиковых.
Ходили в театр с Сашулей, Милочкой и Павлом на "Вальпургиеву ночь" Венедикта Ерофеева, только и удовольствия, что на обратном пути сияние наблюдали, небольшое, правда.

В связи с начавшимися снегопадами, грозившими напрочь завалить балкон, где у меня из посылочных ящиков было сооружено нечто, играющее роль холодильника (единственной нужной, наряду с мебелью, в обиходе вещи, которую я пока так и не сумел раздобыть в Мурманске, хотя несколько раз был близок к тому, чтобы купить его то в магазине, то с рук, но товар уплывал), я сколотил раму, обтянул её полиэтиленом и накрыл ею балкон, прикрепив одной стороной к перилам, а другой под острым углом к стене дома, закрыв полиэтиленом же и все боковые дыры. Шалаш такой получился.
Интересно, что уже вечером следующего дня разыгрался ураган, и я думал, что ночью ветром мою крышу унесёт к чёртовой матери. Система, однако, выдержала. Правда, той ночью я всё же вставал, чтобы прибить ещё один длинный брусок к моей раме, упрочнив тем самым конструкцию.

18 ноября мы с Митей открыли лыжный сезон, обновили лыжи. Катались по Большому Питьевому озеру, а возвращались не тем путём, как шли туда, и попали на довольно крутые, ухабистые участки, на которых Митя весь извалялся, измучился и в довершение всего сломал пластиковую палку. Весь его лыжный опыт до сих пор сводился к нескольким катаниям вокруг Нижнего озера в Калининграде да спускам там же от Дома Профсоюзов к озеру. Тут, конечно, трасса сразу оказалась куда как сложнее.
Неудача первого выхода, к счастью, не отбила у Мити охоту продолжать осваивать лыжи, и мы с ним не пропустили, кажется, ни одного воскресенья зимнего сезона, если я только не был в командировке, или метель не задувала, или не отвлекали дела типа строительства вместе с соседом Геной перегородки с дверью, отделяющей наш отсек от лестничной площадки.
По субботам же (когда Митя в школе) я ходил на лыжах с Сашулей, не встававшей на лыжи с ладушкинских времён. Иногда она и в воскресенье присоединялась к нам с Митей, но вообще-то по воскресеньям вечером Сашуля ходила в бассейн, а два спортивных мероприятия в день для неё было многовато. Я же в бассейн не ходил только потому, что никак медицинскую справку не мог оформить.
А по пятницам вечером мы с Митей в ПГИ сражались в настольный теннис, причём Митя начинал буквально с нуля: впервые взял в руки ракетку и встал за стол. И дело пошло у него очень даже неплохо.
Быстро прогрессировал он и в лыжах, падал на спусках всё реже, уставал всё меньше. Мы открывали новые маршруты, каждый раз преодолевая всё большее расстояние за два часа ходьбы.
Вообще, лыжи стали нашим основным общесемейным зимним развлечением- удовольствием в Мурманске. Главное, трассы начинаются в 15-ти минутах ходьбы от нашего дома, через гору только перевалить (жутко продувную, правда, при юго-западном (наиболее частом) ветре). А какие виды зимние на трассах!

Диалог с внуком Мишей по телефону (7 ноября):
- Ну, как, телевизор-то у вас работает? (Барахлил что-то.)
- Нет.
- Совсем не работает?
- Нет. Когда включишь, работает.

Юра Мальцев наконец-то у нас дома побывал (1 ноября), Сашуля же до сих пор его только заочно знала. Он член ДС и говорит, что с удовольствием вступил бы ещё в какую-нибудь партию демократической ориентации, хоть бы и в ДПР, но почему-то такая "многопартийность" не одобряется. Ни в ДС, ни в ДПР.
Рассказывал, что Новодворская обо мне тепло отзывалась, чем-то я ей понравился. Собственная же Юрина политическая деятельность шла как-то вне всяких массовых организаций и состояла в писании и печатании иронических антисоциалистических и антишовинистических памфлетов типа издевательских "Кратких очерков государства российского", подписанных - Владилен Русолюбов.
Во внутриинститутской жизни с её страстями по поводу делёжки денег и выборов замдиректора по АО Юра практически не участвовал, если не считать его переход в отдел Лазутина на должность завлаба (Слава его отпустил, поскольку не мог предложить такую же должность и зарплату у себя в отделе). Юра, кажется, стал ещё молчаливее, чем был раньше, оставаясь, впрочем, отнюдь не равнодушным к тому, что делается вокруг.
Мне он по-прежнему был по сердцу, как и Слава, со всеми странностями обоих.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"