520

18 мая 1991 г., Мурманск, дома
Числа 16-го ноября над Мурманском появилось и зависло, слегка болтаясь туда-сюда, НЛО, возбуждая население. А я из ПГИ не вылезал и ничего не видел. Узнал об этом только на следующий день, когда меня стали допекать по телефону взволнованные любознательные представители местных газет, радио и телевидения.
Судя по их описаниям - ярко светящееся, блуждающее пятно на юго-западе, это было натриевое облако, выброшенное из ракеты, запущенной где-нибудь на полигоне в Кируне, в Швеции для исследования ветров и электрических полей в ионосфере.
Именно под действием ветра и электрического поля это облако и блуждает на высотах выше 100 километров, светясь под действием излучения заходящего солнца. Его размеры достигают десятков километров, но с Земли оно кажется меньше и расположенным ниже, чем на самом деле.
Мои комментарии напечатала "Полярная правда", а ТВ пригласило на передачу "Полтора часа в субботу" выступить по этому поводу перед телезрителями. Телевизионщики - молодцы, они засняли НЛО, и в самом деле очень эффектное, прямо из окон телестудии (расположенной, кстати, на горе, на сопке Варничной) и засняли тут же всю свою компанию наблюдателей, в числе которых оказался и Гриша Шугаев, с её непосредственной реакцией на видимое.
- Ей-Богу, пришельцы! Вот теперь я в них верю, куда денешься! - такова была единодушная реакция наблюдателей.
И мои научные комментарии всех, конечно, разочаровали.
- Так хочется во что-нибудь верить, а Вы нас веры лишаете! Народ жаждет чуда!
- И балдеет от Кашпировского и Чумака, - съехидничал я. - Не волнуйтесь, чудес вокруг хватает, вся наша жизнь вокруг - сплошные чудеса. Но в данном конкретном случае это, увы, не пришельцы, а геофизический эксперимент, впрочем, вполне чудесный.
За рамками передачи поговорили ещё о Кашпировском и Чумаке.
- Но ведь Кашпировский же исцеляет! Этого же нельзя отрицать!
- А я и не отрицаю. Кого-нибудь, наверняка, и исцеляет. Внушение, самонастрой - всё это методы известные и в некоторых случаях эффективные. Особенно внушение для истеричных женщин. Но это не панацея же, только и всего.
21 ноября я отправился в очередной вояж - в Звенигород и в Казань. В Звенигороде с 22-го по 24-е ноября проходил симпозиум "Ионосфера и взаимодействие декаметровых волн с ионосферной плазмой", всё в том же пансионате, где когда-то, лет десять тому назад, Стас Козлов икал в зале заседаний и поил меня в баре водкой, подсовывая запивать водку же.
Тогда это был первый Всесоюзный семинар по ионосферному прогнозированию. А на этот симпозиум, преимущественно распространенческий, нас с Сашулей уговорила поехать Юдович - путёвки пропадали, и мы согласились. Заодно чтобы и день рождения мой вместе отметить.
День рождения отмечали нормальной выпивкой у себя в номере в компании с Кореньковым, Ивановым, Карвецким, Синюгиным, Гивишвили, Михайловым, Лещинской после пешего похода с Сашулей по слякоти в Звенигород за выпивкой и закуской и сауны.
От этой поездки запомнились синички-нахалки, преспокойно залетавшие в наш номер клевать неспрятанное съестное прямо в присутствии хозяев. Сыр они особенно лихо долбали.
В Звенигороде Сашуля впервые увидела Витю Мингалёва, о котором так много слышала, и очень огорчилась тому, что у нас с ним отношения охладились, - Витя разговаривал со мной сурово, обратившись ко мне только раз с какими-то претензиями по поводу проводимой в ПГИ аттестации инженеров.
24-го вечером мы были уже в Москве у Бирюковых, 25-го - в Протвино у Любки с Жоркой в их прокуренной квартире с засаленными обоями над диваном, как в общаге, никаких поползновений к мещанскому уюту.
26-го ноября я проводил Сашулю, отправившуюся в Калининград, а сам двинулся в Казань, где были мороз, Смертин, Иванов и совещание "Оперативная диагностика ионосферы и радиоканала", на котором радиофизики пытались продать друг другу и воякам самодельные ионозонды, а мы со Смертиным - свои расчёты эффектов высотных ядерных взрывов. И те, и другие - одинаково безуспешно.
Но Смертин был ужасно доволен тем, что купил в Казани электродрель, заняв денег у кого-то.
И 1-го декабря я вернулся в Мурманск.
А на следующий день - первый день полярной ночи (солнце не появлялось уже из-за горизонта, но с 11-ти до часу дня было светло) имел место ураган с жутким гололёдом.
А в Восточной Европе ураганным темпом шли перестройки в ГДР и ЧССР.
3 декабря 1989 года ЧССР осудила вторжение 1968 года, а на следующий день и наши нехотя признали этот грех.
21 год потребовался.

В субботу, 9 декабря, я открыл лыжный сезон в Долине Уюта, взяв лыжи с ботинками напрокат на лыжной базе, что на Кольском проспекте напротив Долины. Температура воздуха - минус 14 градусов. Понравилось так, что на следующий день повторил, катался два часа: час шёл в одну сторону, час - в другую.
И в самую полярную ночь (23-го декабря) катался по розовому снегу, окрашенному в середине дня отсветами восходно-заходного багряного неба.
День был ясный, солнце за горизонтом, его не видно, но небо им ещё освещено, разукрашено кентовскими красками, и снег всё это отражает.
Красота!
Но в два часа дня уже темно, фонари на улицах зажигают. С одиннадцати до часу только можно кататься, и то если облачности нет, а если небо затянуто, так и в полдень темно или очень серо, лучше сказать, сумрачно.

12 декабря в Москве открылся 2-й Съезд народных депутатов СССР.
15 декабря - сообщение о смерти Сахарова (умер 14-го).
18-го - грандиозные его похороны в жуткую непогодь.
Съезд вылился в очередной шумный спектакль. Заявление Афанасьева об оппозиции "подавляющему большинству", пламенная речь Евтушенко ("Мой молодой генерал..."), выступление Абуладзе, заявление Балтийской делегации о конституционном надзоре, позорные сомнения в существовании секретных протоколов к пакту Молотова-Риббентропа, высказанные при обсуждении доклада Яковлева, полнейшее наплевательство на прибалтов и тут же жуткий шум по поводу выхода КПЛ из КПСС.
Изумительнейшие перлы Лукьянова:
- Ну, что, товарищи, будем эмоциями заниматься? Давайте не будем эмоциями заниматься. Съезд уважает своё мнение? ... Тогда я благодарю Съезд за уважение своего мнения.
И в эти же дни - взрыв в Румынии!!! 22 декабря - Чаушеску арестован, бои в Бухаресте. А 24 декабря - Чаушеску с женой расстреляны! Жуть какая-то.

А с 17 по 21 декабря я был в Москве с Власковым, как раз в дни прощания с Сахаровым и его похорон. Ужасная слякоть, дождь, весь снег, которого уже много нападало, потёк.
Пивоваров послал нас в командировку в КБ "Салют", космическую фирму, сооружающую огромные космические платформы типа станции "Салют", с необычным заданием - помочь товарищам разработать программу конверсии, перейти на мирные рельсы, а то они до сих пор, главным образом, на "звёздные войны" работали, советскую СОИ сооружали.
Мне не совсем было ясно, чем мы могли бы им помочь, и зачем нам это нужно, но тем не менее я Пивоварова послушался. Не поняв толком его (а, точнее, поняв, что он сам не очень понимает, чего хотят от него и чего хочет он сам), я решил разобраться на месте. В компании с Власковым, на всякий случай.

12 мая 1991 г., там же
Выяснилось следующее. В КБ была спроектирована космическая платформа для установки на ней лидаров - лазерных локаторов. Делалось это всё, разумеется, в военных целях. Однако товарищи почуяли, что конъюнктура меняется, что вояки в будущем могут оказаться ненадёжными заказчиками, и решили перестроиться - приспособить свои разработки для мирных нужд.
А наземные лидары давно уже используются для зондирования атмосферы - получения высотных профилей температуры, состава воздуха, скорости ветра. Поставить их на спутник - давняя мечта метеорологов и специалистов по физике атмосферы, даже американцам это пока сделать не удалось, поскольку лидар - штука тяжёлая и энергоёмкая (много электричества потребляет), а тут сразу пять лидаров на одной платформе предлагается.
И вот задача - надо обосновать с научной, экономической и политической точек зрения целесообразность создания системы мониторинга (непрерывного слежения) за состоянием атмосферы на базе такой платформы для решения научных и практических задач, таких, в первую очередь, как прогноз погоды и климата.
- Всё это хорошо, но почему вы к нам обращаетесь, к ПГИ, а не, допустим, в ИКИ или ИПГ? Ведь это не наша тематика, мы занимаемся ионосферой, магнитосферой, полярными сияниями ...
- Но на нашей платформе можно установить приборы и для ваших нужд, там ещё до фига места, и все исследования и верхних, и нижних слоёв атмосферы вести вместе, комплексно. В этом как раз и преимущество нашей платформы - в её большой энерговооружённости и грузоподъёмности. А что касается таких контор как ИПГ и ИКИ, то к ним бесполезно обращаться: им ничего нового не надо, их начальство из зарубежей не вылезает, импортными презервативами себя обеспечивает и больше им ничего не нужно.
- Ну, что же. Мы подумаем.
На том и разошлись.
Думать я особенно долго не стал и вскоре передал Пивоварову проект программы создания глобальной космической системы метеорологического, экологического и геофизического мониторинга и прогнозирования состояния околоземной среды, озаглавленной в скобках "Стратегическая Мирная Инициатива", на пяти машинописных страничках.
- Вот мой опус для "Салюта". Это, конечно, только тезисы, скорее даже - план, оглавление. А если они хотят большего, с подробностями, пусть денежки платят, тысяч двести в год. За так дураков нет этим заниматься.
Пивоваров взял и обещал передать в "Салют" вместе с этим моим предложением о финансировании дальнейшей работы по составлению программы. И на какое-то время я обо всём этом забыл. Других забот хватало.
А в ту поездку в Москву я посетил ещё "Перспективу", нашёл Вячека Игрунова с тем, чтобы забрать у него три папки своих мемуаров, - чего они так валяются. Но Вячек не отдал, показал, что они целы, и просил оставить - для истории. Я согласился.
И неожиданность: в московской гостинице по ленинградскому ТВ я видел и слушал отца Ианнуария, Димулю своего ненаглядного. С лекциями выступает. В тот вечер было: Св. Писание о лжи (ложь - конь во Спасение). Постарел, конечно, посолиднел. Но узнаваем.
Лекция же показалась мне не слишком живой, скучноватой. Но радость испытал. Просто, что увидел старого друга, хоть и по телевизору.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"