517

21 апреля 1991г, там же
На следующий день (23 сентября) Саша Боголюбов возил нас с Сашулей на своей машине (стареньких "Жигулях") прокатиться по окрестностях и, если попадутся, ягоды пособирать. Ездили на 20-й километр Серебрянского шоссе, а по пути, едучи по окружной ленинградской дороге, заглянули на Скальное озеро, поразившее меня летом, когда я случайно выбрел к нему по верхушкам скал. Сейчас листва уже почти вся осыпалась, и день был пасмурный, так что картина не такая впечатляющая была, но всё же...
А на 20-м километре Серебрянки, оставив машину на макушке горы недалеко от дороги, мы спустились примерно на километр вниз по направлению к озёрам, тянувшимся цепочкой между сопок.
По пути поначалу попадалась только черника, точнее, шли по черничнику, и ягод было много, но Саша вёл нас дальше - к бруснике, которая вскоре тоже стала попадаться в достаточных количествах, хотя и не такая крупная, как за Верхне-Туломским, и даже просто мелковатая, прямо скажем.
Тем не менее, приятно было её собирать, особенно с валунов, навалившись на валун животом, - наклоняться не надо, что важно при моей спине. Гуляли мы недолго, часа полтора, и до верху полного ведра не набрали, но всё же стало что Сашуле отвезти Бургвицам и домой в Калининград.
А вечером мы были в гостях у Власкова вместе с Боголюбовыми, и Сашуля познакомилась с обоими Ольгами - жёнами Власкова и Боголюбова; боголюбовская показалась ей попроще, поестественней, а в целом компания, к моему удовольствию Сашуле понравилась.
И тем была исчерпана программа ознакомительного визита Сашули в Мурманск перед предстоящим её сюда переездом, правда, неизвестно пока - когда?
Похоже было, что впечатление у Сашули от Мурманска, его окрестностей, ПГИ и моих ближайших коллег сложилось, по крайней мере, не хуже того, какого она ожидала. Может, даже и лучше.
Правда, неописуемо дикой была посадка Сашули на самолёт на следующий день в Мурманском аэропорту, точнее, не посадка, а регистрация. Самолёт, на котором Сашуля должна была лететь в Ленинград, не прилетел из Москвы, и часть пассажиров этого рейса (Мурманск-Ленинград) - транзитников и с детьми, помурыжив в неизвестности часика два, решили отправить в Ленинград, присовокупив их к какому-то другому рейсу, кажется, Мурманск-Сочи-Ленинград, на котором были свободные места.
Мест этих, однако, на всех транзитников и которых с детьми, похоже, не хватало, и началась, естественно, давка у регистрационной стойки, где обычная очередь смешалась с очередью из этих транзитников и с детьми и, разумеется, с теми, кто просто лез безо всякой очереди.
Сашуля была транзитником - у неё был билет до Калининграда с указанием рейса из Ленинграда ранним утром следующего дня, то есть она имела право на посадку, и мы не собирались это право уступать. Я, во всяком случае. Сашуля-то готова была уже и рукой махнуть, не надеясь пробиться к стойке, а я её всячески туда пропихивал.
Апогея бедлам достиг тогда, когда по радио объявили, что регистрация будет проходить у другой стойки, и народ толпой бросился туда, смешивая очередь, спотыкаясь о детей и опрокидывая чемоданы. И как только никого не затоптали!
Не успели устроить новую давку у другой стойки, как объявили, что регистрация будет там, где предполагалось вначале. Толпа шарахнулась обратно.
И в этой катавасии Сашуле-таки удалось проскочить - зарегистрироваться, не без того, конечно, чтобы оказаться помятой и растрёпанной, но зато вещи её не растоптали, включая сумку с ягодами в большом полиэтиленовом мешке.
А собственно посадка уже шла нормально.

27 апреля 1991 г., там же
Молодые демократы из КАСПа - Серёжа и Лена Исаченко этой осенью несколько раз приглашали меня по вечерам к себе в гости. Непременно там бывал в этих случаях Гриша Шугаев, часто Миша Волков, Вера Ненько - сестра Лены, с мужем, Лена Петрова, короче, весь актив КАСПа, а точнее, - тёплая компания приятелей, которую Миша Волков пытался превратить в ядро политической организации, но без особого успеха.
Серёжа и Гриша считали себя верующими православной ориентации, а остальные им сочувствовали, но себя не считали достигшими такой высоты духовного самосознания, то есть тоже во что-то вроде бы верили, но непонятно - во что.
К коммунистам, конечно, относились с ехидством, а Серёжа называл их "коммуннягами" с несколько даже злобными интонациями.
Серёжа, кстати, работал на судоверфи рабочим, электриком, кажется; Гриша - преподавателем-методистом по работе с детьми в кукольном театре (кончал пединститут местный); Лена Исаченко - в том же театре делопроизводителем, и оба собирались из этого театра убегать по причине отсутствия взаимопонимания с администрацией.
Гриша в скором времени стал тележурналистом на местном ТВ, а Лена - начальником отдела кадров в нашем институте, но это произошло чуть позже, я забежал вперёд.
Так вот, на вечеринках в этой компании я пару раз читал вслух отрывки из своих мемуаров с определённым, пожалуй, успехом у слушателей, среди которых Гриша Шугаев проявлял живейший интерес буквально ко всему, что я ни читал. Приятно было, ничего не скажешь.
Миша Волков тем временем уговорил касповцев переименоваться в социал-демократический клуб, поскольку Слава Ляцкий порешил направить демократическую деятельность на Кольском полуострове по социал-демократическому руслу или, во всяком случае, под социал-демократической вывеской, как исторически и психологически более приемлемой, с его точки зрения, для народа и демократической части КПСС.
С этими идеями Слава выступал на собрании ОДД в Мурманске, в областной научно-технической библиотеке, где и я побывал, поглазел на цвет местной демократии за исключением Жосана, но с включением Карасика и Сереброва, горячо ратовавшего против допущения коммунистов в ряды ОДД.
Забавно было наблюдать нападки со стороны последнего на Славу, который якобы за демократию, а сам против Оболенского и палки в колёса ему суёт. Но сторонников у Славы в этой аудитории было больше, и относились они к нему не менее почтительно, чем сторонники Оболенского к своему лидеру.
Собрания же С-Д клуба Миши Волкова в ДКЖ проходили более миролюбиво, но столь же бестолково, что, впрочем, и нормально для клуба. Я там как-то слегка подзавёл собравшихся предложением переориентироваться из эсдэков в демохристиан или христианских демократов. Но эта идея не получила поддержки Миши Волкова, к верующим себя не относившего, а я, разумеется, и не собирался особенно её отстаивать, хотя и подискутировал немного на эту тему не без удовольствия.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"