506

С начала апреля опять катаклизмы пошли. 7-го числа атомную подлодку "Комсомолец" потопили, крупнейшую в мире, архисовременную, супердорогую. Из 69 человек экипажа спаслись 27. Опять же - не захотели СОС давать, а норвежцы могли бы помочь ...
9 апреля - кровавое воскресенье в Тбилиси (в ночь с 8-го на 9-е). Объявлено было про 16 погибших в давке. Про сапёрные лопатки и ОВ ("Черёмуха" и ещё что-то) узнаем позднее.
А мы с Сашулей в этот день посадили 4 деревца во дворе у дома напротив нашей лоджии: 2 липки и 2 боярышника, на Литовском валу выкопали. Сколько лет собирались! С самого первого года переезда в Калининград. И вот уже 14 лет прошло - сподобились, наконец.
А вечером к нам пришла Полуэктова и притащила двух свежепойманных лещей и карася на полтора килограмма, я таких и не видывал, - муж с рыбалки привёз из Головкина, сетями ловил, у них там база от "Янтаря"...
- Это что? Взятка, Тамара Александровна? - подсмеивался я над ней.
- Что Вы, Александр Андреевич, это от чистого сердца. Да и девать просто рыбу некуда, а Вы рядом живёте.
- А к нам в обсерваторию Вы заглянете как Народный депутат?
- Непременно. Обязательно.
- Как Вы себя в новом качестве ощущаете?
- От жалоб и просьб населения отбоя нет, только ими и занимаюсь. А мне даже места не выделили нигде, но обещают назначить приёмные дни и часы в райисполкоме нашего округа.
- Да разве в этом Ваши обязанности? Вам отдохнуть надо перед Съездом, сил набраться. Для законодательной деятельности.
- Что Вы! Как я могу народу теперь отказывать? Они же за меня голосовали.
- Всё равно ведь Вы всем не поможете.
- Ну уж, кому смогу.
Мне было жалко Полуэктову. Столько сил было истрачено на предвыборную борьбу, и вот - победа, а передыху нет. Так она совсем доходягой станет.

31 июля 1989 г., там же
Помочь Полуэктовой в работе с жалобами предлагала Кольцова, но, кажется, обошлось без её участия: Полуэктова своих конструкторш из "Янтаря" привлекла.
Кольцова приходила как-то ко мне с двумя Мишами из "Солидарности" - Ойсбойтом и Синициным за советами перед встречей в "Калининградской правде" за круглым столом. Поначалу Кольцова меня прямо туда собиралась затащить как сторонника неформалов ("Нас там бить будут!"), но я отказался:
- Я же не в "Солидарности"! Вы уж сами защищайтесь. А уж если вам консультации какие нужны - приходите ко мне, чем могу - помогу.
Вот они и пришли.
Показали программу "Солидарности" на пяти машинописных страницах. Я, конечно, не удержался, чтобы не поиздеваться над нею: напыщенно, многословно и местами просто белибердово.
- Этим в "КП" лучше не размахивать - засмеют. Тут у Вас явно недоработано.
- Да мне эта программа - так, для блезиру, - призналась Кольцова. - Я не теоретик.
- А кто же Вы? Боевик? С бомбами в карманах? Но лозунги-то у Вас есть какие-то? За что Вы боретесь?
- У меня лозунг простой: власть Советам. Я вообще считаю, что в 17-м году на Февральской революции надо было остановиться и хорош. А всё остальное потом - сплошная ошибка.
- Тогда у Вас лозунг должен быть - да здравствует Учредительное собрание! Ну, ладно. Знаете, я думаю, что Вам перед встречей в "КП" полезно будет вот эту статью изучить.
И я отдал Кольцовой вырезку из "Комсомольца Заполярья" со статьёй Ляцкого, Пашина и Сафаргалеева "ДОСП: наш взгляд на неформальное движение".
- А ещё очень рекомендую Вам в качестве базиса для программы вот это "Положение об ОДД (Объединённое Демократическое Движение) Мурманской области" (тоже Славино творение). Оно хорошо тем, что кратко, и там чётко основные понятия определены: что такое демократия, и за какой социализм следует бороться.

Через некоторое время один из Михаилов, приходивших с Кольцовой, - Синицин попросил меня встретиться отдельно с ним и пригласил к себе в гости.
Синицин производил впечатление наиболее интеллигентного изо всей "Солидарности" человека. Ему около сорока, он переводчик в "Промразведке", дома все стены до потолка книгами заставлены - библиотека шикарная.
С "Солидарностью" Миша связался за неимением в Калининграде ничего лучшего. Программа "Солидарности" ему самому очень не нравится. Её составлял Саша Жиденков, который своим творением, напротив, очень даже гордится.
Синицин предложил Жиденкову свой вариант, но тот его отверг. И Миша показал этот вариант мне. На порядок выше, надо сказать, чем то, что мне Кольцова показывала.
Но Мишу вопросы глобального переустройства всего советского общества волнуют как-то меньше, чем вопросы сугубо калининградские. Вот как бы нашу одичавшую область привести в соответствие с её географическим положением в ряду полуцивилизованных и полудемократических государств (Польша, Литва, Латвия, Эстония) и по соседству с цивилизованными и демократическими государствами Западной и Северной Европы. Уж если не со вторыми, то хоть с первыми подравнять.
И вот он ищет сочувствующих этой идее, а ещё лучше - готовых за неё как-нибудь и побороться. Пока вот только "Солидарность" наличествует, да ещё СОС есть, но это всё не то, низковатый уровень. Интеллигенции настоящей не видать. То ли спит она, то ли нет её здесь вообще.
- Почему же? - не очень уверенно возразил я. - Вот в университете, например, профессор Даниленко готов бороться, да и ещё кое-кого раскачать можно. Но в целом, маловато, конечно.
- А ведь надо к местным выборам готовиться, людей искать в органы власти. Иначе всё так мечтаниями и останется.
В таком вот духе мы с Синициным и беседовали, будучи взаимно довольными знакомством. А под конец наших мечтаний о цивилизованном Калининграде я был вынужден слегка огорчить Мишу, сообщив о своём намерении перебраться в Мурманск, пообещав, правда, при этом связи с Калининградом ни в коем случае не терять.
Кстати, о Мурманске.
Разговаривал я по телефону с Брюнелли по поводу нашей книги - как бы нам раздобыть положенные нам 10 авторских экземпляров, ведь это 70 рублей с лишним как-никак, да и сами экземпляры нужны. Хорошо ещё мы заказали себе и получили наложенным платежом по экземплярчику, да и то я свой отцу подарил с дарственной надписью, он очень рад был.
В "Науке" мне сказали:
- Ловите, когда Ваша книга в магазинах появится, тогда мы Вам справку дадим на авторские экземпляры.
А как ловить? Я, например, заходил несколько раз в "Академкнигу" на Горького, там она не появлялась, а в Центральной конторе "Академкниги" мне сообщили, что надо было свои авторские экземпляры заказать предварительно, теперь вот один шанс остался - типография в Новосибирске ещё полсотни экземпляров не дослала, ждите.
Всё это я сообщил Б.Е., который сетовал, что у него были норвежцы, очень книжкой интересовались, а он им подарить не смог - не отдавать же свой единственный экземпляр.
А потом разговор перешел на Мурманск, Б.Е., видать, прослышал, что я туда собираюсь, и стал энергично меня от этого отговаривать. Пивоваров, мол, взялся, вот пусть теперь и выкручивается как хочет.
- Как же, Борис Евгеньевич, так можно рассуждать? А ПГИ? Неужели Вам он безразличен стал?
- Но Вы там всё равно помочь не сможете.
- Почему Вы так думаете?
- Вы теоретик. А Мурманску нужен руководитель экспериментатор. Нельзя ПГИ превращать в институт моделирования.
- А почему Вы решили, что я собираюсь превращать ПГИ в институт моделирования? Моделирование необходимо и будет, конечно, развиваться, но не в ущерб эксперименту, естественно.
Тут Людмила Михайловна подключилась:
- Ой, Саша, куда Вы собрались? Зачем? Вы так хорошо устроены! Мы недавно были в Мурманске, там жрать совершенно нечего, никогда так плохо не было. А в ПГИ совершенно жуткая атмосфера, все переругались, там Ляцкий совершенно озверел - он и Оболенского ест, и Пивоварова, и Вас съест - вот увидите.
- Авось не съест! Ну, посмотрим.
Короче, я отшутился от брюнеллевских запугиваний, а про себя подумал: эк вас за Женю задело, как им хочется, чтобы Женя начальником стал!

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"