505

А в это время Слава Ляцкий писал мне письмо (1 апреля по штампу отправления на конверте):

Дорогой Саша!
Спасибо за письмо (от 19 февраля). Ты настоящий герой. Часть твоего письма с описанием достопримечательных событий я передал в Бюллетень ДОСП, №6.
Пивоваров приступил к работе, но трудно сказать, что у него получится. В Мурманске положение очень трудное, и, я думаю, он просто не сможет без тебя справиться. Чтобы ты понял ситуацию, сообщу тебе результаты только что закончившихся выборов в Учёный Совет.
Выбирали одинаковое количество от Апатит и Мурманска. После трёх туров с огромным трудом набрали по 6 человек: от Апатит - Мингалёв, Иванов, Лазутин, Белоглазов, Леонтьев и я, от Мурманска - Власков, Боголюбов, Терещенко, Тимофеев, Ткаченко и Пак. То есть вся наша мафия (Распопов, Горохов, Пятси и пр.) не вошла, Распопов получил менее 30%, Горохов - 11%.
Ситуация поэтому в Мурманске крайне напряжённая, и Пивоварову будет там очень и очень непросто. И многие очень на тебя надеются.
Твоя активность в избирательной кампании - это очень хорошо, но я не уверен, что ты правильно разобрался с Оболенским. Он снова собирается выдвигаться, и говорят, ты ему в этом помогаешь. Ситуация здесь, между прочим, не такая простая. Когда он выдвигался в первый раз, многие в ДОСПе были решительно против его выдвижения. По опросу, 15 человек высказались за Козелова, 11 за меня и только 4 за Оболенского.
Феномен Оболенского создан окружным собранием. У нас с ним отношения практически не поддерживаются, мы с Юрой с ним уже давно почти порвали отношения. Этот человек страстно стремится к власти, и ради этого, мне кажется, готов на многое.
Сейчас у нас оживлённо обсуждается положение в стране. Кризис власти налицо, моральное поражение партии на выборах несомненно. Но оппозиция всё ещё разрозненна, политически неустойчива и крайне близорука. В ближайшее время ожидается попытка ещё одного объединения организаций социал-демократического толка, к которым мы в определённой степени относимся. Что получится - не знаю.
Лечи скорее свой радикулит и приезжай к нам. Если хочешь сделать полезное, выдвини меня от какого-либо Калининградского учреждения, а не Оболенского.
Большой привет Сашеньке. Приезжайте. До свидания.
Слава

Я ответил ему нижеследующим:

Дорогой Слава!
Судя по тому, что ты опять воспользовался почтой, а не телеграфом или телефоном, твоё желание выдвинуться вновь в кандидаты, видимо, не слишком-то серьёзно. Мне кажется (я даже уверен в этом), что тебе не следует сейчас к этому стремиться. Ты, безусловно, несравнимо умнее и достойнее Оболенского, но шансов у тебя, увы, меньше. Во всяком случае здесь у нас, в Калининградской области. Оболенский популярен и переубедить большинство в короткие сроки невозможно даже при моём активном участии. Тем более - я сам поддерживал его.
Вашу с Юрой идею бойкота я не мог поддержать, ибо оказался втянутым в борьбу сначала "против" (Медведева), а потом "за" Полуэктову, стихийно выдвинутую низами нашего самого большого завода "Янтарь". И не только сам втянулся, но втянул массы в борьбу за неё, редактировал тексты её выступлений, плакатов и листовок, распространявшихся её сторонниками.
На окончательный успех я особенно не рассчитывал, хотелось просто использовать шанс для открытой пропаганды демократических идей, тем более, что калининградские пресса и телевидение блюли гласность и не зажимали рты кандидатам - каждый из них имел не менее шести часов на телевидении и раза по четыре выступал на страницах "Калининградской правды". Так вот Полуэктова открыто заявляла повсюду, что она беспартийная потому, что "не может делать то, во что не верит" и что для неё "многопартийность и демократия - синонимы", и т.д., и т.п.
Власти бесились и вели агитацию против неё, добиваясь этим противоположного эффекта. Мы боролись за то, чтобы она вышла во второй круг - заняла хотя бы второе место из четырёх. Она же заняла первое, хотя и не перевалила за 50%. У неё - 37%, далее 25, 21 и 11%. При повторном голосовании, сопровождавшемся отчаянный контрагитацией властей, она набрала 57%, её конкурент - 39%. Так что у нас теперь имеется "свой" Народный депутат. Ещё один депутат - по округу, где провалили Романина (нашего 1-го секретаря обкома), - Вобликов, тоже почти наш.
Ну, а что касается моего радикулита, то тут дела обстоят хуже. Сам по себе он вторичен, является следствием смещения позвонка (четвёртого). Мне предписали носить корсет и запретили бегать. Тем не менее я дал Пивоварову принципиальное согласие на переход в Мурманск.
Золотарев-старший рекомендовал мне тащить мои "мемуары" прямо в "Знамя", но лучше бы, говорит, Вам бросить все и заняться их переработкой в художественное произведение. Я, разумеется, не поддался на провокацию, но оставил три первые тетрадки (по 150 стр. в каждой) у Игрунова, чтобы не везти обратно в Калининград.
Вот такие новости. Может, скоро увидимся. Сердечный привет Тане, Юре, Мингалёвым, Козеловым.
Саша. 8 апреля 1989 г.

Как явствует из этого письма, прояснилась ситуация с моим позвоночником. И оказалась она довольно безрадостной. Пройдя курсы всех возможных физиопроцедур (диодинамик, электрофорез с новокаином и пироксикамом, кварц, массаж) и не почувствовав абсолютно никакого облегчения (если не считать удовольствия, получаемого во время самих процедур), а даже, пожалуй, и похуже стало, особенно после попыток заниматься противоостеохондрозной гимнастикой по Дикулю, я обратился за советом к Лене Шагимуратовой.
Она направила меня в ихнюю больницу областную, где меня долго и нудно томографировали и расспрашивали - не было ли у меня травм спины. Ничего особенного, кроме падения с мотоцикла вместе с зятем прошлым летом, я припомнить не мог, разве что, когда мы с папой плиту на маминой могиле ворочали, - тогда радикулит обострился.
А после падения с мотоцикла тоже ведь я особо резкой боли не испытывал, хотя и побаливала поясница: я тогда ещё решил, что это зять меня лягнул в спину в полёте.
Так или иначе, но рентгенолог в областной обнаружил у меня щель в межсуставном участке дужки 4-го позвонка непонятного происхождения (трещина?) и сильное смещение 4-го позвонка внутрь живота относительно пятого - спондилолистез плюс остеохондроз с преимущественным поражением L4- L5.
А нейрохирург корсет прописала носить и бегать запретила. Можно, говорит, хирургически попробовать поправить дело, но она пока не советует: риск большой, заживает долго, а спецов настоящих - сами знаете.
Я пошёл в наше соседнее с кирхой ортопедическое предприятие - "протезку" и заказал там себе корсет, после чего позвонил Пивоварову и сообщил о своём окончательном согласии на переход в ПГИ: в корсете на севере, чай, легче жить - не так преть будешь...

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"