503

15 июня 1989 г., кирха
Закипела последняя неделя перед выборами. Местная пресса - "Калининградская правда". "Калининградский комсомолец", "Страж Балтики" - ежедневно значительную часть своих страниц посвящала кандидатам, не по одному разу предоставляя слово им самим и публикуя многочисленные письма и высказывания читателей.
Разумеется, лягали Полуэктову и Вобликова, но в меру. Первую обвиняли в том, что она пытается вбить клин между партией и народом, второго - в моральной нечистоплотности: с женой развёлся, у которой остался его ребёнок, и в стремлении прославиться любой ценой.
Но, главное, что самим кандидатам позволяли высказываться почти безцензурно. Я предложил Полуэктовой свои услуги в редактировании её текстов, и она приходила к нам домой (оказалось, что живёт она неподалёку от нас - в новом доме на Нижнем озере), где мы вместе шлифовали её ответы на вопросы "КП".
Даниленко, не покладая рук, вовсю шлёпал у себя листовки в поддержку Полуэктовой и Оболенского; мы подключили к этому делу нашу ЭВМ; вечерами ежедневно почти все кирховцы выходили на расклейку листовок; в нашем районе несколько десятков расклеили Сашуля с Митей; часть тиража передавали для распространения "Солидарности".
Конечно, наши листовки уступали по броскости плакатам Гавриша и Матюнина, но были боевитее по содержанию и демократичнее по форме. В листовках был указан наш телефон кирховский, но как раз в эти дни первая цифра нашего номера поменялась с двойки на единицу. Это не помешало, однако, сторонникам Полуэктовой и Оболенского выйти с нами на связь, нам давали советы и спрашивали совета.
Какая-то женщина возмущалась скромностью оформления наших листовок по сравнению с плакатами Гавриша и Матюнина, кто-то считал, что мы недостаточно охватили Центральный район, и т.д., и т.п. Хороший совет дал, когда был здесь, Оболенский из своей практики: прикреплять рядом с большими официозными плакатами небольшие машинописные листовки такого примерно содержания:
"Товарищи! Наш кандидат - Т.А. Полуэктова, беспартийная, не имеет возможности изготовить такие плакаты, но её программа наиболее радикальна, её выдвинули низы не по указке сверху, и мы призываем голосовать за нашего кандидата!"
И такие листовки вскоре появились рядом с плакатами Матюнина и Гавриша. Вообще количество листовок в поддержку Полуэктовой разного содержания, изготовленных в разных местах, нарастало в последние предвыборные дни (особенно много было самоделок с "Янтаря"), похоже было, что её шансы увеличиваются.
Обсуждая их с Кореньковым, мы сходились в своих оценках на том, что по 177-му округу вряд ли кто-либо из четырёх кандидатов сразу же наберёт более 50% голосов, скорее всего, будет второй тур, а чтобы попасть в него, надо занять место не ниже второго в первом туре.
Претендентом номер 1 на первое место мы считали Матюнина, оценивая его шансы процентов в сорок, а за второе место считали способными побороться с примерно одинаковыми шансами процентов эдак в 25 Гавриша и Полуэктову, шансы же Крысина оценивались не выше процентов эдак десяти. Но всё это были, конечно, сугубо интуитивные оценки.

16 июня 1989 г., кирха
И вот наступило 26-е марта.
Я впервые в своей жизни голосовал "за".
Народ на избирательных участках пялился на краткие биографии кандидатов с их фотографиями, вывешенные на стенах, пытаясь - тоже впервые! - сделать выбор, вчитываясь в текст и всматриваясь в фото: далеко не все определились заранее. Для многих, если не для большинства, газеты, радио, телевидение, листовки, плакаты с их призывами не воспринимались всерьёз, как что-то действительно важное, но на выборы они всё же пришли по привычке и вот теперь ломали свои бедные головы.
Но немало было и таких, что уверенно шли в кабинки, зная, кого они вычеркнут, а кого оставят в бюллетенях.

А на следующий день стали известны результаты. По 177-му округу и в самом деле пятидесяти процентов никто не набрал. Но Полуэктова не только вышла во второй круг, но и превзошла все наши ожидания, набрав наибольший процент голосов и заняв первое место. За неё проголосовали 37% избирателей, за Матюнина - 25, за Гавриша - 21, за Крысина - 11%. Повторные выборы из двух кандидатов - Полуэктовой и Матюнина были назначены на 7 апреля.
По 179-му округу сокрушитель Романина Вобликов победил Карулина, набрав немногим более 50% голосов и пройдя таким образом сразу в Народные депутаты СССР.
А вот в 178-м округе, где баллотировался единственный кандидат - командующий Балтфлотом адмирал Иванов, демократия потерпела поражение: Иванов прошёл (около 60% голосов набрал), как ни старалась "Солидарность", которую, кстати, всячески клеймила за агитацию против Иванова "Калининградская правда" устами прокурора области Ткачёва.
Их и вызывали в прокуратуру, и угрожали им там, и письменные предупреждения давали - мне Измайлов показывал. Те стойко держались, будучи уверенными в своей правоте и в законности своих действий, но - увы! - охватить Балтийск и гарнизоны они были, конечно, не в силах, и Иванов проиграл только в Центральном районе Калининграда, наиболее подвергнутом контрагитации "Солидарности".
Что касается Оболенского, то в понедельник были известны результаты только по нашей области, где он победил Ермакова, в чём я особенно-то и не сомневался, но преимущество его оказалось не слишком-то большим (52% против 43%, кажется).
А во вторник выяснилось, что в целом по округу (Ленинградскому национально-территориальному №20) Оболенский, хотя и обошёл Ермакова, но оба они не набрали требуемых 50%: Оболенский получил 47%, Ермаков - 41%, что означало - выборы объявляются несостоявшимися, и всё начинается сначала, с новым выдвижением кандидатов и с повторением всей процедуры.
И на той же неделе стало известно, что Оболенский собирается выдвигать себя вновь.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"