500

С середины марта я, да и не только я - вся кирха наша, оказались втянутыми в предвыборную борьбу сразу на два фронта - за Полуэктову (по Калининградскому городскому территориальному округу №178) и за Оболенского (по Ленинградскому сельскому национально-территориальному округу №20 РСФСР).
Да ещё как втянутыми!

24 мая 1989 г., кирха
14 марта в кирхе состоялась вторая встреча с Полуэктовой: на следующий день планировалась телепередача "Встреча с кандидатом", в которой ей предстояло в прямом эфире отвечать на вопросы ведущего и телезрителей, и мы предложили ей предварительно прорепетировать эту встречу с нами в кирхе.
Полуэктова охотно согласилась, и мы терзали её пять часов - с 9 утра до 14 часов, заготовив заранее список вопросов (около тридцати) и критикуя её ответы, если в них нам что-то не нравилось. Впрочем, на большинство вопросов Полуэктова отвечала уверенно и вполне удовлетворительно, на наш взгляд. Лишь по некоторым вопросам разгорались споры, и мне приходилось в диктаторской манере утихомиривать аудиторию.
Вопросы были самые разнообразные - и касающиеся её личной и семейной жизни, и - "Почему Вы не в партии?", "Как Вы относитесь к многопартийности? К смертной казни? К шестой статье Конституции? К отделению республик? К частной собственности?"... и т.д., и т.п. Я настаивал, чтобы на каждый вопрос она отвечала коротко и радикально.
- Тамара Александровна! Поймите, что в радикальности все Ваши козыри. Если Вы будете сглаживать свою программу, то сразу уступите и Матюнину, и Гавришу - у них же преимущество и в возрасте, и в популярности - у одного среди рыбаков, у второго среди молодёжи, бравые ребята. Только радикальностью, смелостью Вы сможете привлечь народ. Должно быть отчётливо видно, что Вы - антиноменклатурный кандидат.
И ещё. Всё время помните о сути перестройки. Она в демократизации и в децентрализации. Запомните эти два слова. Они - ключевые. Любой вопрос рассматривайте с позиций демократизации и децентрализации и выступайте за то, что способствует демократизации и децентрализации, а что препятствует - отвергайте.
Полуэктова соглашалась, а меня потом, после встречи уже наши женщины (Саенковские, точнее) - Сашуля, Галина, Надежда, Лена - ругали за то, что я бедную Полуэктову совсем затыркал, задавил, навязывал ей своё мнение. Мне же показалось, что Полуэктова нисколько не обижалась на меня, а чутко всё воспринимала и вполне искренне благодарила за советы.
В тот же день вечером появился Оболенский.
А за три дня до этого в Калининград приехал его доверенное лицо из Апатит Валерий Леонидович Секриеру, шустрый, невысокий, чернявый молдованин лет сорока, член ДОСПа, из комбината "Апатит". Он привёз программу Оболенского, листовки и плакаты в его поддержку, изготовленные в Мурманске, связался со мной, занялся сам и подключил меня к организации встреч Оболенского с народом, прессой и телевидением.
Я вёл телефонные переговоры с вузами - с КТИ, КВИМУ и КГУ (через Даниленко) и без особого успеха, всюду ссылались на невозможность нарушения учебного процесса, договорился только с Серёжей и Даниленко о встрече с Оболенским на физфаке, да в КТИ согласились дать объявление для желающих встретиться с кандидатом в дневное время.
А настырный Секриеру договорился о встречах и в ждановском военном училище, и в частях воинских, и об общегородской встрече с избирателями (в Городском Доме Офицеров), и с неформалами ... С ними он связался в первый же день своего приезда и довольно случайно - в ГДО, на встрече с избирателями соперника Оболенского - генерал-полковника Ермакова.
Я эту встречу видел потом в записи по калининградскому ТВ. Ермаков, конечно, интеллектом не блистал, типичный вояка, покоритель Чехословакии и Афганистана (в буквальном смысле). Но восхитил меня Хроменко - председатель горисполкома. Он заключил встречу с Ермаковым такими словами:
- Я хоть и не встречался с другим кандидатом, товарищем Оболенским, но свой выбор уже сделал: товарищ Ермаков сумеет достойно защитить наши интересы, и от имени жителей города позвольте дать ему следующий наказ ...
И стал наказ зачитывать. Орёл! От имени жителей города! Во, даёт! Ну, ладно. Посмотрим ещё, как жители города проголосуют.
Так вот, возвращаясь к Оболенскому. Он появился в кирхе вместе с Секриеру к концу рабочего дня, того самого, когда у нас с утра была репетиция с Полуэктовой. Для окончательного собственного успокоения, чтобы уж не сомневаться, что Оболенский - тот кандидат, за которого стоит бороться, я задал ему несколько вопросов по программе, ответы на которые меня полностью удовлетворили своей определённостью и радикально-демократической направленностью, а также главный вопрос, который продолжал меня волновать - что они не поделили с Ляцким?

25 мая 1989 г., кирха
- У нас со Славой по одному вопросу только расхождения, Вы слышали, наверное. Он - за представительную демократию, я - за прямую. Он считает, что решать все вопросы должны специалисты. И вот как у нас это, например, в ДОСПе получается. Слава, конечно, у нас самый умный, самый образованный. У него по любому вопросу есть своё мнение. Но он не всегда желает это своё мнение обосновывать, доказывать, объяснять, - доверьтесь, мол, мне, как специалисту. Вам, мол, этого не понять в силу Вашей некомпетентности, и нечего, мол, тут дискутировать. Я за всенародное обсуждение любых вопросов.
- Но истина, скорее всего, посередине.
- Скорее всего.
- А в остальном Вы согласны со взглядами Ляцкого?
- В целом - согласен.
Этим ответом Оболенского я вполне удовлетворился, и мы перешли к обсуждению конкретных практических вопросов его избирательной кампании в Калининграде и области.

А на следующий день пришло письмо из Апатит (штамп отправления на конверте датирован 5 марта) от Мальцева с призывом к бойкоту выборов. В письме была листовка:

УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ!
Закончился очередной этап кампании по выборам народным депутатов СССР. Прошли окружные предвыборные собрания, которые продемонстрировали недемократичность нынешней избирательной системы. Число делегатов окружных предвыборных собраний составило доли процента от общего числа избирателей. Тем не менее они присвоили себе право решать, за кого могут, а за кого не могут голосовать избиратели на выборах 26 марта. Пользуясь этим правом, они без объяснения причин отвергли почти во всех округах наиболее последовательных сторонников демократических преобразований.
В таких условиях самым разумным представляется не участвовать в этой нечестной игре и бойкотировать выборы. Цель бойкота - отменить решения окружных предвыборных собраний и добиться проведения подлинно демократических выборов.
Если вы поддерживаете идею бойкота, вы можете принять участие в ее распространении путем размножения данного письма и рассылки его по адресам возможных единомышленников.
Помните, что демократия может победить, только если мы сами что-либо сделаем для ее приближения.
Комитет по бойкоту недемократических выборов

Кроме листовки в конверте была записочка от Юры:

Саша, приглашаю тебя в Комитет по бойкоту, если ты в нём ещё не состоишь. Дело это нужное, так как нас тут очень сильно ругают за него по радио и в печати.
Ю.П. Мальцев

Письмо меня, конечно, огорчило. Ведь то, что выборы будут недемократичными, стало ясно сразу после принятия нового Закона о выборах. И уж если их бойкотировать, то это надо было делать сразу, а не после того как некоторые демократические кандидаты не прошли через окружные собрания.
Бойкотировать после поражения - некрасиво. Ввязался в игру - следуй её правилам, и не сетуй на них, если уж согласился играть. Это одна сторона вопроса.
Другая, быть может, ещё более важная: нынешняя избирательная кампания даже при всей её относительной недемократичности предоставляет всё же небывалые до сих пор возможности пропаганды демократических взглядов и агитации за кандидатов-демократов. И грех было бы непростительный этими возможностями не воспользоваться.
А бойкот как форма протеста в данном случае, скорее всего, просто не будет замечен большинством населения. Кстати, участие в выборах не мешает и протестовать против их недемократичности, что многие кандидаты уже и делают.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"