488

31 января 1989 г., кирха
В Апатитах обстановка на выборах была совсем иная: никаких дебатов по процедурной части, быстренько утвердили порядок, провели жеребьёвку кандидатов и приступили к выслушиванию их речей.
Пивоваров выступал опять вторым, после Лазутина, и речь его была куда более раскованной, чем в Мурманске. Так, например, Ляцкого и Мальцева он сравнил с Мининым и Пожарским, заявил, что у него сложилось понимание ситуации: бунт есть, а реи пустые; что по науке он с другими кандидатами конкурировать не собирается, его преимущество в том, что у него нет комплекса ... вот не записал - комплекса чего, но не важно.
Во всяком случае воспринято его выступление было отчётливо благожелательно. Яхнин, бывший от СТК накануне в Мурманске, задал ему вопрос:
- А что Вам помешало вчера выступить так же задушевно?
- Общая атмосфера напряжённости, взаимного недоверия, к которой я оказался неготовым. Здесь же я ощущаю доброжелательное к себе отношение, которое меня воодушевляет.
Я выступал четвёртым. И выступил слабее - в эмоциональном отношении, чем в Мурманске. Да и вряд ли это вообще возможно было - выступить на одинаковом накале.
Не так ярко и Слава выглядел.
Кравцов в своём выступлении сетовал: почему никто не хочет обсуждать его научную программу? Но так и остался без ответа на этот вопрос.
А у Горохова спросили: почему он до сих пор не снял свою кандидатуру, зная из опросов о своей крайней непопулярности в народе? Горохов ответил, что народ заблуждается и не понимает того, что требует от института ООФА. А он понимает и проводит принципиальную линию в поддержку решений ООФА, которое, кстати, и будет окончательно выбирать директора. А не народ.
Как и в Мурманске, особых прений после выступлений кандидатов не было. В поддержку Кравцова выступил Черноус, в поддержку Терещенко - Волошинов, специально приехавший из Мурманска (оба, кстати, пугали присутствующих грядущим безденежьем, от которого могут спасти только их кандидаты). А в поддержку Пивоварова и Намгаладзе - Белоглазов (они, мол, иногородние и на первое место ставят человечность).
Выскочил Калабин (заместитель Калинниникова - председателя Президиума КНЦ) и призвал не разбрасываться по многим кандидатам, а голосовать за одного, чтобы чётко выразить свою волю академикам.
По просьбе председательствовавшего Козелова своими впечатлениями о выборах поделился официальный наблюдатель из ООФА Абалакин, пожилой уже дядька, оказавшийся жутким демократом.
- Общество наше вдруг прозрело и увидело нищету вокруг, но, главным образом, нищету духа. Как говорится, кризис жанра ... - такими словами начал он своё выступление, в котором похвалил ПГИ за ДОСП, Ляцкого за пламенные речи в защиту демократии, прочих кандидатов - за призывы обратиться к общечеловеческим ценностям. Короче, выборы ему понравились своей демократичностью, тем, что кандидатов много, и все они молодые (только Пивоваров и Горохов перевалили за пятьдесят, да и то не намного, Терещенко же с Мингалёвым - едва за 40). Он также призвал не распыляться по многим кандидатам, дабы не давать возможностей для манипуляций в ООФА.
На этом прения прекратились. Полчаса ушло на голосование (Юра Мальцев показал мне свой бюллетень, в котором он отметил "за" Ляцкого, Мингалёва, меня и Пивоварова, - чтобы я не сомневался, наверное), после чего к работе приступила счётная комиссия. Ей предстояло подсчитать голоса почти 400 (380) человек, участвовавших в голосовании: около 200 мурманчан и немного меньше ((180) апатитян, по каждому из восьми кандидатов. Работа эта растянулась на несколько томительнейших часов и закончилась часам к девяти только вечера.
Наступил торжественный момент.
Счётная комиссия старалась выглядеть невозмутимо, но что-то в лицах её членов говорило, что победа досталась апатитянам.
- Зачитать сразу общие результаты или сначала по Мурманску? - спросил Козелов и сам тут же предложил: - Давайте, сначала по Мурманску.
Зал не возражал.
- Итак результаты голосования по Мурманскому отделению (включая Лопарскую и Ловозеро), в порядке большинства голосов:
Терещенко -
Пивоваров -
Намгаладзе -
Кравцов -
Лазутин и Горохов -
Ляцкий -
Мингалёв -
53% за,
47% за,
43% за,
12% за,
11% за,
10% за,
4% за,
34% против, остальные воздержались;
40% против;
39% против;
71% против;
76% против;
75% против;
78% против.


По Апатитскому отделению:
Пивоваров -
Намгаладзе -
Ляцкий -
Лазутин -
Мингалёв -
Кравцов -
Терещенко -
Горохов -
88% за (аплодисменты),
44% за,
27% за,
25% за,
23% за,
21% за,
9% за,
2% за,
6% против;
33% против;
49% против;
52% против;
50% против;
53% против;
83% против (аплодисменты);
94% против (аплодисменты).


В целом по институту:
Пивоваров -
Намгаладзе -
Терещенко -
Ляцкий -
Лазутин -
Кравцов -
Мингалёв -
Горохов -
66% за (бурные аплодисменты),
44% за,
32% за,
18% за,
18% за,
17% за,
13% за,
7% за,
24% против;
36% против;
56% против;
63% против;
64% против;
63% против;
65% против;
84% против.


Ну, вот - ПГИ свой выбор сделал. Теперь слово академикам.

В тот же вечер Мингалёвы пригласили к себе отметить завершение очередного этапа эпопеи Пивоварова, Славу Ляцкого, Власкова (он тоже приезжал на выборы из Мурманска как председатель ихнего СТК) и меня. Обсуждали, разумеется, итоги.
В целом, как и ожидалось, результаты выборов не слишком сильно отличались от результатов ноябрьского опроса. Сохранился порядок первых трёх "призёров". Слава Ляцкий с предпоследнего, седьмого места переместился на четвёртое, а Витя Мингалёв, наоборот, опустился с 5-го на 7-е.
Разрыв между мной и Пивоваровым несколько сократился за счёт потери им некоторого количества голосов в Мурманске, перешедших, главным образом, к Терещенко, который в Мурманске сумел обойти нас обоих. Тем не менее, у него в целом голосов "против" больше, чем "за" - чуть ли не в два раза, только у нас с Пивоваровым "за" больше, чем "против". Но только у одного Пивоварова "за" больше 50% голосовавших. Превосходство достаточно убедительное.
- Вряд ли Терещенко составит теперь конкуренцию Пивоварову на выборах в ООФА. В крайнем случае, если Пивоваров академикам чем-либо не понравится, преимущество Намгаладзе над Терещенко тоже несомненно, - рассуждали мои друзья.

Из Апатит на выборы в Москву в одном купе ехали четверо кандидатов - Пивоваров, Слава Ляцкий, Витя Мингалёв и я. Впрочем, Витя уже снял свою кандидатуру, как и Лазутин. Ожидалось, что то же самое сделают Кравцов, Горохов и Ляцкий. Слава почему-то хотел потянуть до последнего.
- Если Терещенко не снимает свою кандидатуру, то почему я обязан? Вот если он снимет, то и я тут же сниму.
Но в Москву отправились все - не часто на заседания ООФА приглашают. Посмотреть, поболеть хотя бы.
Перед отъездом из Апатит меня посетила в гостинице делегация СТК апатитского отделения (Козелов, Иванов, Яхнин) и просила ... не отказываться от должности зама, но не для Мурманска, что имел в виду Пивоваров, а для Апатит, то есть на место Вити Мингалёва.
- Витя - чудесный парень, в доску наш, досповец, как и все мы тут. Но администратор он никакой. Слишком вял, анемичен, заторможен. Одной доброты душевной тут недостаточно. Видно по результатам голосования, как он теряет популярность. Вряд ли он пройдёт подтверждение на соответствие должности.
Я ответил, что должности ещё рано делить - выборы в ООФА впереди, хотя ясно, конечно, что у Пивоварова наилучшие шансы. Что касается моего отношения к должности зама, то в Апатитах я скорее согласился бы на это, чем в Мурманске, но... Мне не ясно, смогу ли я сработаться с Пивоваровым и хочу ли этого.
- Но Вы не отказывайтесь хотя бы сразу, не спешите, подумайте, - просили ходоки.
Я пообещал, что сразу отказываться не буду, подумаю.
В купе Пивоваров потчевал нас рассказами о своих приключениях в походах по тайге и в горах, как побывал он в лавине на Кавказе - чудом остался жив, рядом двое погибли.
Разговорчив он не меньше, чем Слава. И высоких материй не чужд. Но со Славой всё же не сравнить по интеллекту. Сермяжность какая-то в нём настораживала меня, а вот народу он понравился...
В Мурманске, когда он стоял в коридоре ПГИ, тётка-уборщица спросила меня:
- Этот, что ли, дяденька - Пивоваров и есть? Простенький какой!

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"