483

13 января 1989 г., кирха
На следующий день после моего возвращения из Звенигорода, 4 ноября, мне на работу позвонил Измайлов и сказал, что хотел бы привести ко мне для знакомства некоторых своих товарищей и заодно возвратить взятую у меня литературу. Я пригласил его с компанией к себе домой вечером.
Явились четверо - Измайлов и трое неизвестных. Я попросил их представиться и попросил разрешения записать минимальные сведения о них, иначе я просто с ходу не запомню, кого как зовут, и кто есть кто. Это вызвало некоторую растерянность среди гостей, усевшихся на диване и креслах вокруг журнального столика в нашей "гостиной":
- Это обязательно - записывать?
Я расхохотался:
- Да не бойтесь! Я не из КГБ и не из подпольного антисоветского центра, вербовать вас не собираюсь. Просто у меня привычка такая - записывать всё, не полагаясь на память. Я ведь старый уже, дедушка, вон внук мой бегает.
- Да мы и не боимся, - осмелели ребята и позволили записать свои параметры. Оказалось, что ко мне пришли: Трегуб Николай Юрьевич, 1959 г.р., наладчик УЧПУ, Кривенко Андрей Николаевич, 1959 г.р., конструктор Техрыбпрома, Чернышёв Виктор Борисович, 1949 г.р., мастер участка Запрыбсбыта, ну, и известный уже Измайлов Сергей Леонидович, 1963 г.р., мастер участка Запрыбсбыта.
Коля Трегуб, горячий парень, сразу видно, нетерпеливый собеседник, его то и дело сдерживал Измайлов. Коля - активист "Солидарности", как и Измайлов. Двое других - ребята серьёзные, выглядят посолиднее, в "Солидарность" не входят, держатся ближе к КСП - Комитету содействия перестройке. Им не нравится быть неформалами, они хотели бы создать что-то такое, официально признаваемое властями, вроде прибалтийских движений (Народные фронты Эстонии и Латвии, "Саюдис").
- Если хотите, чтобы вас признавали власти, вступайте в КПСС и действуйте в её рядах, боритесь за перестройку, - предложил им я. Этот вариант был категорически отвергнут.
- Вступить в партию, это значит попасть под власть её аппарата. А аппарат против перестройки.
- Что же, с этим трудно не согласиться. Так что вас всех объединяет, за что вы боретесь?
- Мы - поборники демократии.
- Прекрасно. А зачем вам демократия нужна? Что конкретно вас волнует? Какие проблемы города, области, страны? Давайте попробуем составить список проблем, без него ведь никакую программу никакой борьбы не составишь, а что за борьба без программы?
Составление такого списка и заняло почти всё оставшееся время нашей первой встречи. Вот что получилось (порядок пунктов стихийный):
1. Отмена погранзон и прописки.
2. Здравоохранение - его полное отсутствие в области.
3. Экология - заливы, Прегель, озёра, парки и т.п.
4. Охрана памятников.
5. Облик города - тротуары, дороги, новостройки, ободранные фасады, грязь и т.д., и т.п.
6. Низкий уровень культуры у населения и властей.
7. Проблема общения с властями.
8. Нужен рынок информации.
9. Нужен доступ к множительной технике, долой секретность.
10. Калининград должен быть открыт для иностранцев.
11. Прибалтийская солидарность. Переход Калининградской области на хозрасчёт...
На продолжение списка не хватило времени, и так засиделись допоздна.
Прощаясь, обе стороны выразили удовлетворение знакомством и встречей и высказали намерение такие встречи продолжать. Ребята из Техрыбпрома спросили меня, не знаю ли я Опекунова - он у них работал.
- Как же, как же! Очень хорошо знаю, и его, и его жену. Его - так со студенческих времён, ему я преподавал как-то, много лет тому назад.
Сергей Измайлов пригласил меня на завтрашний митинг на Центральной площади, организуемый горкомом комсомола в связи с событиями 29-30-го октября в Калининграде. Оказывается, в прошлую субботу и воскресенье организованные толпы подростков, главным образом, пэтэушников, громили литовских кооператоров на Центральном рынке под предлогом того, что литовцы у себя в Литве негостеприимно относятся к приезжающим туда калининградцам, отказываются их обслуживать, убирают товары с прилавков, даже забрасывают, якобы, экскурсионные автобусы камнями.
Милиция их похватала, но почему-то не на рынке, а на площади Калинина у Южного вокзала, позволив им демонстративно прошествовать ордой через весь город. А горком комсомола в это время проводил митинг на площади Победы, рядом с рынком, посвящённый 70-летию ВЛКСМ, - цирк, да и только.
"Солидарность", кстати, выступила по этому поводу в "Калининградской правде" и в "Калининградском комсомольце". Серёжа показал мне эти коротенькие заметки, и они понравились мне, и по существу, и по форме. Суть их сводилась к тому, что акция эта позорная, что литовцев не бить надо, а учиться у них бороться за перестройку и объединяться с ними в этой борьбе.

На следующий день, 5 ноября, Измайлов снова заскочил к нам домой, принёс что-то из взятой им у меня "демократической" литературы и напомнил про митинг, который должен был начаться через полчаса.
Мы с Митей пошли - посмотреть хоть, что это такое.
К началу мы немного опоздали, митинг был уже в разгаре. К удивлению нашему, народу было порядочно, и он всё прибывал, привлекаемый необычным видом: толпа в непривычном месте у вечно строящегося Дома Советов собралась перед самодельной трибуной с микрофонами, на которую залезают по очереди все, кому не лень, и чего-то там излагают. Ребята из горкома ВЛКСМ блюли демократию: следили за регламентом (3 минуты), но слово давали абсолютно всем.
Кто-то обвинял литовцев в национализме. Кто-то опровергал слухи об обидах, учинённых калининградцам в Литве, кто-то опровергал опровергавших. Какой-то местный литовец, калининградский, молодой парень, призывал к доброте, дружбе.
Предводитель погромщиков, приглашённых на митинг (но их оказалось мало - небольшая унылая кучка с красным флагом на убогом древке), за что-то уже судимый, разбитной малый заявил, что их лозунг: "Бей литовцев, режь ментов!" Но теперь они раскаиваются, что избрали не тот метод. Надо было организовать бойкот этой литовской коопторговле. Да вот им никто не подсказал. А теперь штрафуют ни за что по 300 р и обзывают "политическими", и с работы грозят уволить.
Подполковник милиции из областного УВД заявил, что никакие они не "политические", хулиганство обыкновенное, зря тут некоторые идейную основу ищут. Этим всё равно, кого бить. Милиция только и успевает коллективные драки разнимать - район на район, посёлок на посёлок.
Ещё один погромщик невзрачного вида жаловался, что в милиции их били, назвал конкретного старшего лейтенанта, который бил его ногами.
В защиту этого милиционера выступила женщина, представившаяся корреспондентом "Калининградской правды" Замятиной: на него, мол, были уже и до того жалобы, но, товарищи, мы должны его понять - он после Афганистана!
Ей заулюлюкали возмущённо: - Таких вообще к милиции близко подпускать нельзя!
Другая женщина, тоже интеллигентного вида, от имени матерей добропорядочных детей обзывала хулиганов всякими ругательными словами вроде "Мразь, дерьмо, подонки, разве это люди?".
В общем, плюрализм был полнейший, но больше всего меня порадовало то, что преобладали речи, в которых литовцы брались под защиту и ставились в пример, а весь огонь критики направлялся на местные калининградские власти, причём некоторые из ораторов не на шутку распалялись.
- Надо у себя порядок наводить, а не с литовцами воевать. Стыдно - весь Калининград, вся область за продуктами и промтоварами в Литву ездит! Надо, чтобы у нас в магазинах было как в Литве. Работать надо как литовцы.
- И не вывозить всё в Москву! Мясо производим, а сами не едим! Где колбасы Калининградского мясокомбината? Их там одиннадцать сортов делают, а вы их видели? А вы знаете, что на Черняховской кондитерской фабрике "Вишню в шоколаде" производят? Её кто-нибудь хоть раз хоть в одном магазине видел?
- А начальству что, - оно с чёрного хода питается! Товарищи водители, я сам шофёр, обращаюсь к вам, не возите своим начальникам продукты и прочее, пусть в магазины ходят!
- Вот с кем надо бороться, - тыкала пальцем в сторону Дома Советов какая-то женщина. - Ишь, памятник Коновалов соорудил, все его добрые дела. А Романина посадили, что он лучше? Природу всю отравили, город изгадили, магазины пустые, трамваи переполненные, дороги разрытые - чья это заслуга? Кто в этом виноват? Литовцы? Нет, уж.
- У литовцев надо учиться не только работать, но и бороться с властями, как и у эстонцев, и у латышей. Нужно создавать своё движение в Калининграде, свой Народный фронт. Нам нужен свой Гайд Парк для начала. Можно "у быков", можно на Нижнем озере, а лучше всего здесь - прямо под окнами властей.
Выступали и Измайлов, и лидер КСП, и множество других людей, мыслящих явно здраво, и литовцы из Клайпедского горкома комсомола, уверявшие, что их "Саюдис" не националистическое движение, а за перестройку.
Митинговали почти три часа, пока не стемнело. И никому рот не затыкали, громкоговорители орали вовсю. Самая что ни на есть гласность. И надо же - сколько сознательных-то среди калининградцев! Вот тебе и серый город.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"