478

6 января 1989 г., кирха
Выступление кандидата на научном семинаре имело целью по замыслам организаторов - Апатитского СТК (Совета Трудового Коллектива), возглавляемого Володей Ивановым, ознакомить избирателей с научной биографией претендента и с его предполагаемой научной программой развития ПГИ в случае избрания на пост директора, разумеется, предварительной, поскольку подразумевалось, что основное программное выступление состоится непосредственно на выборах.
Я начал своё выступление на семинаре с рассказа об учёбе на кафедре физики Земли ЛГУ у Яновского и Брюнелли, об участии в распоповских экспедициях, знакомстве с Ляцкими и Мальцевым, о дипломной работе и учёбе в аспирантуре у Брюнелли, о работе в ПГИ на "Наири" у Кузьмина, подчёркивая свои давние - двадцатилетние уже связи с ПГИ.
Рассказал о своей калининградской научно-педагогической деятельности, о калининградской школе моделирования ионосферы, созданной - не постеснялся сказать - мною. Как венцом наших достижений по моделированию помахал только что полученным из Штатов симпатичным толстым томиком "Пагеофа" - международным тематическим выпуском журнала под редакцией Коренькова с огромной нашей статьёй по большой модели.
Рассказал о работе с Б.Е. над монографией "Физика ионосферы", которая вот-вот выйдет, о продолжающихся научных контактах с Власковым, Мингалёвыми, Ляцким, Мальцевым, да и с тем же Б.Е., в конце концов, совсем недавно ещё работавшим замдиректора в ПГИ.
Предполагалось, что на этом семинаре вопросы мне будут задавать больше по науке - о нашей модели, например, или вообще о месте моделирования в полярной геофизике, или о моём отношении к тем или иным экспериментам, видам наблюдений, проводимых в ПГИ, о моих научных интересах и т.п. Вопросы, однако, сразу приняли более общий характер, безотносительно к моей узкой специальности и к моему выступлению.
- Скажите, почему Вы решили податься в директора ПГИ? Разве Вам плохо там у себя в Калининграде? - задала вопрос по существу Лена Титова, моя однокурсница бывшая, и в аспирантуре мы одновременно учились, только я на геофизике, а она на радиофизике.
- Нет, неплохо. Напротив, очень даже хорошо. Так хорошо, что для меня это уже даже вредно. Да и моим сотрудникам, пожалуй, тоже. У нас тёплый, дружный коллектив, налаженная работа, здоровая атмосфера, но для меня в этом таится и опасность застоя. Отсутствие серьёзных трудностей демобилизует, а я пока ещё ощущаю в себе силы решать трудные задачи. Это раз.
Вторая причина - моим ученикам я отчасти уже помеха, поскольку являюсь неким, хоть и очень удобным, препятствием для их самостоятельности. Они привыкли отсиживаться за моей спиной, заниматься только наукой, а им надо расти и в более широком смысле - учиться добывать деньги, технику, заключать договора, самим выступать повсюду и рекламировать свою продукцию, короче, делать всё то, что за них сейчас делаю я. К тому же мой уход освободил бы самую большую ставку в нашей лаборатории и позволил бы им поднять себе зарплату.
Само же дело налажено сейчас так, что должно успешно идти дальше и без меня. Да я и не порвал бы научные связи со своим коллективом, а продолжил бы их в другой форме. По крайней мере до тех пор, пока мы не выпустим запланированную совместную монографию по большой модели.
Наконец, третья причина. Я решил принять участие в конкурсе не по собственной инициативе. С просьбой об этом ко мне обращались сотрудники ПГИ, которых я очень уважаю как учёных - Ляцкий, Мальцев, Мингалёв, Власков. Их приглашение для меня большая честь, это очень лестно для меня. Правда, когда я решил посоветоваться на этот счёт со своим учителем - Борисом Евгеньевичем Брюнелли, тот заявил, что наилучшей кандидатурой на пост директора ПГИ является Женя Терещенко, ну а после него он и меня не исключает как приемлемого кандидата. Раз есть люди, уважаемые мной, которым моя кандидатура представляется приемлемой или даже желательной, то у меня, следовательно, есть моральное право претендовать на этот пост.
- А Вам известна ситуация в ПГИ?
- Вообще-то я только ещё приехал с ней знакомиться. Но в общих чертах - известна. И от Брюнелли, и от моих друзей здесь. И вообще, вы настолько теперь знамениты - и ДОСПом, и борьбой с Распоповым, что о вас повсюду говорят. В ИЗМИРАНе, например.
- Как Вы себе представляете дальнейшее развитие ПГИ? В какую сторону институт должен двигаться?
- В разные стороны. Я знаю, что существует тенденция, идущая от прежнего руководства, что институт надо развивать в Мурманске, усиливать мурманское направление. Я не вижу в этом особого смысла, поскольку апатитяне не хотят ехать в Мурманск, да Мурманск и не готов их принять - нет жилья и не скоро будет. А здесь люди обустроены, решена проблема работы членов их семей, и т.д., и т.п. Вы сами знаете, чем здесь лучше, чем в Мурманске. Так и не следует людей баламутить. В этом, по-видимому, и лежит причина сегодняшнего кризиса - в игнорировании "человеческого фактора".
Что касается проблемы удалённости Апатит от Мурманска, то она, конечно, есть и трудности создаёт, но для геофизики это не такая уж необычная ситуация. И мы живём далеко от ИЗМИРАНа, гораздо дальше, чем Апатиты от Мурманска, а есть ещё и Архангельская КМИО, и ЛО ИЗМИРАН, и никаких раздоров от этого не происходит. Так что Апатиты нужно развивать параллельно с Мурманском, обеспечив обоим частям финансовую самостоятельность, чтобы не нужно было, как раньше, за каждой бумажкой мотаться из Мурманска в Апатиты или наоборот.
- А где Вы собираетесь жить, если станете директором?
- Я думал, что такие вопросы будут завтра задавать, на общем собрании, к науке это вроде бы отношения не имеет. Но поскольку разговор уже принял общий характер, попробую ответить. Меня предупреждали, что этот вопрос обязательно зададут, и что от моего ответа на него во многом будет зависеть и отношение ко мне. И я, разумеется, знаю, что в Апатитах с удовлетворением встретят ответ - в Апатитах, а в Мурманске такой ответ воспримут как неудовлетворительный. Честно говоря, я и сам сейчас не знаю. Могу только привести те соображения, которые у меня есть в пользу или против и того, и другого вариантов.
Апатиты мне нравятся больше - природой, отсутствием транспортной и прочих проблем большого города. Здесь Академгородок, и публика в целом должна быть поинтеллигентнее. Сын мой предпочитает Апатиты: он увлекается химией и рассчитывает на ИХТРЭМС как на источник химреактивов. Группа Мингалёва - модельеры - здесь. ЭВМ приличная (1045) - тоже здесь. И филиал или КНЦ, как его теперь именуют, тоже здесь. А с ним нужно решать вопросы выделения ПГИ как самостоятельной финансовой и экономической единицы. Видите, - сколько "за" то, чтобы я жил здесь.
Но для моделирования, а с ним я связываю свои личные научные интересы и считаю его очень важным научным направлением - и не только для ПГИ, для всей геофизики в целом, перспективнее Мурманск с его огромным пустующим корпусом, в котором следует разместить большой компьютер, который, кстати, запланирован для Мурманска (ЕС-1066). Поэтому не исключено, что я вначале поселюсь в Апатитах, а потом переберусь в Мурманск.
Были, разумеется, ещё вопросы. Я отвечал, отвечал подробно, и отведённое время вскоре исчерпалось. Предполагалось далее продолжить общение по лабораториям или индивидуально - как будет угодно кандидату или народу.
И тут на меня налетели Слава Ляцкий, Галя и Витя Мингалёвы с резкой критикой моего выступления. Особенно темпераментно - в своей манере - Галина выступала.
- Ты чего без конца Ляцкого и Мингалёва поминал? К месту, и не к месту! Они твои друзья, они тебя пригласили, они тебе ситуацию в ПГИ обрисовали, от них ты всю информацию получаешь! Ты, что, думаешь, этим себе очки зарабатываешь? Ошибаешься! В Апатитах тоже ведь единства нет. Кому Слава или Витя нравятся, а кому и вовсе нет. А ты должен быть независимым! Зачем тебе, чтобы говорили: это человек Ляцкого! Ещё скажи - я сторонник ДОСПа! ДОСП тоже не всем нравится.
- Но я вовсе не собираюсь скрывать своих симпатий или антипатий. Напротив, откровенность - это мой стиль, моя черта ...
- Но и афишировать свои симпатии ни к чему! И про моделирование мог бы поменьше говорить - нужно оно народу, это твоё моделирование! Ну, а так, в целом, ничего, нормально.
- Ты покрутись здесь, походи по лабораториям, поинтересуйся, что людей волнует, - посоветовал мне Слава. - Важно, чтобы к завтрашнему выступлению у тебя была информация от разных групп, и чтобы люди это прочувствовали. Учти, что даже в отношении к переезду, к Распопову - полного единства нет. Мои ученики - Леонтьев, Арыков, став завлабами при Распопове, теперь ближе к нему, чем ко мне. Это тоже надо учитывать, они противились его снятию, а сейчас склонны поддержать Терещенко. Ты ещё всей каши тут не представляешь.
- Спасибо, Слава. Я понял. Действительно, тенденциозность мою надо поубавить. Ты прав. Я как-то не подумал об этом. Привык, понимаешь ли, - что на уме, то и на языке. Как у пьяного. Опыта нет в эти игры играть. Ну, что же. Будем по ходу учиться.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"