471

Выйдя из метро у Технологического, я дошёл до 5-й Красноармейской, а там уже позвонил из автомата. В этот раз мне ответили: Терехов пригласил заходить. Через пять минут я был у него в двухкомнатной квартире старого, петербургского ещё, дома. Терехов провёл меня в гостиную, усадил в кресло у журнального столика, а на столик положил самиздатовского вида брошюрку размером с автореферат.
- Вот, ознакомьтесь пока. А потом поговорим, если захотите.
На бумажной обложке брошюрки в центре было напечатано большими буквами ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ СОЮЗ, чуть ниже маленькими: Пакет документов. В самом низу: Москва, 9 мая 1988 г. Вверху слева - эмблема ДС, похожая на глаз, а справа цитата: "Ваше мнение мне глубоко враждебно, но за Ваше право его высказать, я готов пожертвовать своей жизнью" - Вольтер.
В брошюре содержались: информация о создании ДС, декларация, программа и уставные принципы ДС, причём программа занимала 30 страниц и содержала разделы: политические реформы, основные принципы правовой системы, социально-экономические реформы, - в свою очередь разбитые на несколько параграфов. Тут же были московские адреса и телефоны членов секретариата ЦКС (Центрального координационного совета) ДС. В общем имелось всё, что меня, собственно, и интересовало.
Я углубился в чтение, а тем временем в комнате появился ещё один, а потом ещё один читатели, судя по всему, такие же новички. Им также было выдано по брошюрке, и они тоже углубились в чтение.

28 октября 1988 г., там же
Я прочёл "пакет" минут за пятнадцать. В целом и программа, и устав выглядели вполне приемлемыми для меня. Несколько смущала, правда, излишняя эмоциональность излагаемого, множество обличительных и обвинительных красивостей, осуждений (вполне справедливых) КПСС во всех смертных грехах, - фразёрство, неуместное, на мой взгляд, в документе, который является всё же не листовкой - прокламацией (а именно в таком прокламационном стиле он составлен), а программой, в которой хотелось бы видеть чёткое, строгое, лаконичное изложение основных принципов.
Тем не менее сами основные принципы устройства общества, к которому стремится ДС, сформулированы в программе достаточно определённо: демократия, а именно, политический, духовный и экономический плюрализм, свободная конкуренция, при равенстве всех перед законом.
Ну, и отсюда уже конкретизация: многопартийная система, независимые профсоюзы, многоукладная экономика с допущением частной собственности на средства производства и т.д., и т.п. ДС выступает не за модификацию существующего в СССР общественного строя, а за полное его преобразование. В общем, к чему стремится ДС - ясно, цели Союза мне понятны и симпатичны.
Хуже обстояло дело со средствами - с тем, каким образом добиваться такого общественного устройства. Ясно, что надо бороться. И ясно с кем - с правящей партией, то есть с КПСС, действительным виновником печального настоящего положения дел в стране. Но вот как бороться? Особенно в условиях перестройки, когда КПСС сама вроде бы ратует за демократию.
В сущности, вся тактика ДС сформулирована в Программе одной фразой (в окружении множества других, не конкретизирующих тактику, общих фраз): "ДС видит свою задачу в организации масс и просветительстве, в избирательных компаниях по выборам в местные и общегосударственные органы власти".
Но что такое организация масс? Митинги, демонстрации - это понятно, но самое ли это эффективное средство борьбы? И как конкретно вести просветительство и участвовать в избирательных компаниях? Сборища у Казанского собора - это, конечно, неплохо для начала. Но дальше что?
Вот с такими ощущениями от прочитанного (в целом понравилось, но не всё) я поднялся и пошёл на кухню, где хозяин беседовал о чём-то с ещё одним посетителем, но явно не новичком, а, скорее, приятелем (как оказалось потом - бывшим офицером ВМФ с атомной подводной лодки, капитаном 3-го ранга).
- Я прочёл пакет, - доложил я Терехову. - Подождать остальных или поговорим сразу?
- Зачем же ждать? Они подойдут и включатся, если захотят. Садитесь. Курите?
- Бросил, к сожалению.
- Почему - к сожалению?
- Потому что завидую Вам, вспоминая, с каким удовольствием закуривал в такой ситуации. Но это - шутка. Спасибо. Курить не буду.
- Ну, как хотите. Слушаю Вас.
- Начну сначала. Напомню (я представлялся при нашей первой встрече у Казанского собора), что я из Калининграда, не подмосковного, а бывшего Кёнигсберга, физик, профессор, доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией математического моделирования ионосферных процессов Калининградской обсерватории ИЗМИРАН. А сам ИЗМИРАН - это академический институт под Москвой, занимается исследованиями ионосферы - ближнего космоса. Фамилия моя Намгаладзе, Александр Андреевич. Мне 45 лет. Демократические убеждения разделяю уже лет 25, в КПСС не состоял. Когда я совершенно случайно наткнулся на вас у Казанского собора и увидел на стенгазете слова: орган политической партии Демократический Союз, то первой же мыслью было - а не то ли это самое, что как раз для меня?
И вот я здесь, разговариваю с Вами. Когда я шёл сюда, я сформулировал основные вопросы, которые хотел выяснить, это: 1) программа; 2) устав; 3) кто идеологи? 4) адреса и телефоны в Москве (я там гораздо чаще бываю, чем в Ленинграде); 5) чем могу быть полезен, в чём нуждается ДС?
Часть вопросов уже снялась после прочтения пакета. Тут ведь и программа, и уставные принципы, и адреса, и телефоны московские есть, я их переписал себе уже.
Теперь о том, чем я могу быть полезен.
Ну, во-первых, должен сказать, что я уже не в том возрасте, чтобы на улице пикетировать, демонстрировать, лозунги носить и т.п. У меня спина болит от долгого стояния. Это всё для молодёжи.
Я бы хотел принять участие в идейно-теоретической работе, в обсуждениях поучаствовать. Может быть, собственные сочинения предложить - есть у меня один мемуарный труд, в котором можно проследить развитие некоторых демократических идей у научно-технической интеллигенции в шестидесятые и последующие годы; может быть, именно в ДС он найдёт заинтересованных читателей. Там интересные взгляды о роли интеллигенции высказываются, вопросы религии много места занимают...
В распространении пропагандистских материалов я мог бы участвовать, в их сочинении и редактировании. В частности, программа ДС явно требует редакторской доработки, в ней очень много огрехов, неточностей, неряшливости. Наконец, привлечение новых людей с использованием моего положения, научного авторитета и титулов, а также возможностей разъезжать по всей стране - вполне мне по силам, думаю.
- Скажите, а что в Программе Вам не понравилось? - спросил меня Терехов.
- Многословность, надрывность, истеричность даже какая-то. Ненужные красивости. Рассчитано больше не на то, чтобы привлекать новых людей, убеждать сомневающихся, а на то, чтобы бодрить, заводить несомневающихся, вести их на драку.
- Да, пожалуй, - согласился Терехов. - Диссидентство наше прошлое здесь так и прёт. Тут ещё работать и работать надо. Но ведь мы только начали.
- Есть и неточности, некорректности, портящие впечатление. Вот, например, фраза: "Чем больше режим убивал, истязал и преследовал за убеждения, тем больше лгал о скором приближении такого состояния общества, в котором не будет ни насилия, ни убийств". Но ведь эта фраза не верна по существу: больше всех лгал о скором приближении светлого будущего Никита Хрущёв - он своему ещё поколению обещал, что оно будет жить при коммунизме. Однако при нём количество убийств и насилий резко пошло на убыль - после сталинских-то времён. Так что зависимость совсем другая оказывается на каком-то временном участке...
- Вот ведь - сразу математик чувствуется, - восхитился бывший подводник.
- Замечание справедливое, - согласился Терехов. - Такая критика нужна, и если Вы проведёте такой анализ всей программы, то это было бы весьма полезно.
- Попробую, - согласился я. - Теперь о членстве в ДС. Конечно, вряд ли мне следует прямо сейчас вступать. Возможные репрессии со стороны властей меня не пугают - честно говорю. Но мы только второй раз встречаемся. Мне надо приглядеться, вам нужно присмотреться...
- Разумеется, - согласился Терехов. - Потом, у нас ведь есть негласное членство. Оно предусмотрено для людей, положением которых для ДС не следовало бы рисковать. Ваше положение достаточно высокое, и его не хотелось бы терять...
- Ну, сейчас мы этот вопрос, давайте, не будем решать. Удовлетворимся пока знакомством, тем, что связь установлена. Мне очень бы хотелось забрать с собой "пакет" - для Калининграда и вообще для моего окружения. Можно? Готов заплатить.
- Пожалуйста, берите бесплатно, хотя это и дефицит в какой-то мере.
- Спасибо большое. Я постараюсь в Москве также связаться с активом ДС, желательно с его идеологами. С кем бы Вы рекомендовали связаться в первую очередь?
Терехов взял мой экземпляр "пакета" и обвёл авторучкой четыре фамилии из списка членов ЦКС.
- Вот, пожалуй, эти люди.
- Им можно говорить, что Вы рекомендовали к ним обратиться?
- Да, конечно.
И на этом мы распрощались, договорившись, что к следующему моему появлению в Ленинграде я приготовлю замечания по программе и привезу почитать что-нибудь из моих сочинений.
Между прочим, пока я читал "пакет" в гостиной, приходил участковый предупредить Терехова, что в свете нового указа о митингах и демонстрациях ихний митинг по Нагорному Карабаху, назначенный на 1 августа, запрещён.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"