470

Полные впечатлений, мы вернулись вечером в Сестрорецк. Однако дядя Вова с тётей Тамарой наших восторгов по поводу Демократического Союза не разделили.
- Вы что, с ума сошли? Не связывайтесь с хулиганами всякими, крикунами. Смотри, Саша, не ищи на свою голову приключений.
Спорить я не стал, чтобы не волновать дядю Вову. Но ясно стало, что телефоном нужно пользоваться осторожно, если звонить Терехову, не привлекая внимания моих любимых дядюшки и тётушки.
Дозвониться до Терехова оказалось не просто и удалось только на следующий день (Митя всё переживал и спрашивал шёпотом: ну, как, дозвонился?). Терехов спросил, сколько я пробуду в Ленинграде, я ответил, что до 1-го августа; тогда он попросил позвонить ещё раз на следующей неделе где-нибудь во вторник или среду - до этого он будет занят.
24 июля мы с Митей ездили в Петродворец (по его выбору) на "Метеоре", отстояв длиннющую очередь на Дворцовой набережной напротив Эрмитажа. День был солнечный, но с чувствительным ветерком, взбаламутившим Финский залив и поднявшим на нём совершенно несимпатичные жёлто-бурые волны.
Зато в Петродворце всё сияло. Там можно было сфотографироваться с манекенами в одеянии XVIII века, причём манекены оказались живыми. Художники быстро рисовали портреты. Одна очень ловко делала это углем левой рукой. Я заметил, что правая кисть у неё изуродована...
25 июля мы с Митей на футболе "Зенит"-"Спартак", 0:0. Митя впервые на Кировском стадионе, впервые увидел живой "Зенит". И, пожалуй, разочаровался. Не слишком хорошо видно было, против солнца, далековато. В "Зените" не играли Дмитриев и Саленко, а в "Спартаке" Дасаев, Кузнецов и Пасулько. И по нулям - справедливый итог. В "Зените" лучшим был молодой нападающий Матвеев, я его впервые видел, да Чухлов один раз отлично по воротам шарахнул, вратарь отбил. В целом же "Зенит" не смотрелся. Нет игры.
26 июля - Митин день рождения: 13 лет. Провели его в поисках химреактивов. Весь город исколесили. Сначала на Московском проспекте побывали в специализированном книжном магазине, где купили отличную немецкую книгу по химии для юных любознательных.
Оттуда отправились на Охту, в район Заневского, в магазин "Химреактивы", где выяснилось, что в Ленинграде химреактивы продаются только по безналичному расчёту организациям.
Тогда мы через справочное (09) стали звонить по магазинам "Юный техник" и выяснили, что в Автово есть наборы "Юный химик". Поехали туда и купили этот набор, который оказался не слишком-то богатым на Митин взгляд, но Митя и тому был рад.
На Охте я попытался было взять бутылку спиртного, и меня даже внесли в магазин, едва не придавив в дверях, руку ободрали, но внутри я смалодушничал и продолжить борьбу за зелье не решился: - Ну его к чёрту, время только терять да давиться.
Вечером я дозвонился до Терехова и договорился о встрече с ним у него на квартире в пятницу, 29 июля, после 19-ти. Адрес: 5-я Красноармейская улица, дом..., квартира..., недалеко от метро "Технологический институт".

27 октября 1988 г., там же
По утрам в Сестрорецке мы с Митей бегали на берег Финского залива делать зарядку. Туда бежали вдоль речки, а обратно по центральной аллее Дубков. Зарядку же делали с видом на Кронштадт, у дуба, на нижней ветке которого подтягивались - очень удобно.
Бег в одну сторону занимал 18 минут, столько же обратно и столько же примерно на зарядку. На всё мы тратили час перед завтраком. Дважды мы учиняли более капитальные пробеги: в Тарховку, полчаса в одну только сторону бежать, зарядку делали в лесу, а финишировали на пляже "у читалки" и купались в Разливе - со времён свадьбы, кажется, я в нём не купался.
28 июля Митя тяжело поранился на диване: читал лёжа и, ёрзая, пропорол локоть острым концом лопнувшей пружины. Пришлось в больницу ехать, где рану стянули пластырем да и отпустили с Богом. После чего мы ездили в Репино, в Пенаты репинские.
29 июля - назначенный день встречи с Тереховым. А накануне мы вычитали в газете про выставку зарубежной фотографии в Манеже и решили съездить туда. В Манеже, что близ Садовой, однако, никакой выставки не оказалось. Нам объяснили, что это в Манеже на Исаковской площади, где бульвар Профсоюзов. Мы отправились туда и безо всякой очереди попали на выставку "Уорлдпрессфото 88", а с ней же и выставку голландской художественной фотографии.
Увиденное нас потрясло. Чего там только не было! Выставка оказалась юбилейной, и на ней были представлены снимки - лауреаты всех предыдущих выставок за 30, кажется, лет. Многие из них были широко известны и часто публиковались у нас, большинство же всё-таки я видел впервые.
Господи, там на фото и всевозможные знаменитости в неожиданных ракурсах, и всякие всемирные страсти - убийства, пожары, взрывы, стихийные бедствия, катастрофы. Снимки же этого года, собственно "Фото 88" - огромные, метр на полтора примерно размером, цветные, и столь же разнообразные, сгруппированы тематически: природа, здоровье, спорт, политика, и т.д., и т.п.
А голландское художественное фото! Эдакое изящество... Нет слов просто. О-о-чень нам понравилась выставка. Лучше всяких музеев.
После выставки, в седьмом часу вечера я позвонил Терехову, но телефон не ответил.
- Может, он там - у Казанского, - высказал предположение Митя.
- Пойдём, сходим, раз мы всё равно в центре.
У колонн Казанского собора, действительно, опять толпился народ, но не очень много, меньше, чем в прошлый раз. Снова была газета "Демократическая оппозиция", посвящённая на этот раз Нагорному Карабаху. Девушки сумрачно героического вида, державшие газету, держали в руках ещё и стопки фотографий, сделанных в Карабахе и Армении во время недавних бурных событий, и давали эти фотографии посмотреть всем желающим: похороны жертв, разгон демонстрантов в Ереванском аэропорту "Варноц" и т.д., и т.п.
Терехова, однако, здесь не было, а время близилось к семи. Я отправил Митю домой, в Сестрорецк, дабы Бургвицы не волновались (накануне я их предупреждал, что задержусь в городе по делам), а сам решил ехать к Технологическому и звонить оттуда, чтобы потом быстрее добраться до места встречи.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"