467

2 июля Сашуля с Митей уехали во Владимир, я остался дома один: Ирина с Мишей перебрались к Ужгиным на Зарайскую сразу, как приехал Дима. Он сдал-таки сессию и более того - справился даже с делами, которые на него Ирина повесила, уехав домой (она, мол, устала): оформление обходного (какую-то методичку потеряла) и получение направления на практику.



Ирина с Мишей, лето 1988 г.

На лето я первоначально планировал съездить обязательно в Севастополь, как обычно, недельки на три, позагорать, покупаться и, может, даже попечатать там "мемуары", для чего взять с собой машинку. Но ведь надо тащить и бумагу, и рукописный текст... Машинку, правда, можно взять и напрокат.
Да тут ещё Митя расхотел в Севастополь ехать, надоело, мол, чего там делать, только купаться неинтересно. Сашуля тоже не собиралась ехать нынче в Крым, надо маму навестить, как она там после операции? Ехать одному? Может, и есть смысл - отдохнуть ото всех, так вроде это можно и дома проделать, раз Митя с Сашулей во Владимир собрались (Митя, главным образом, из-за Москвы, в расчёте раздобыть там химреактивов себе для опытов - химией вдруг увлёкся).
И в самом деле - ничего никуда тащить не надо, деньги опять же на дорогу тратить не нужно. Посижу, попечатаю, надоест - на рыбалку или на море смотаюсь.
Так и сделал. И остался вполне доволен.
Сидел, печатал, изредка выбирался из дому, не считая, разумеется, ежедневных утренних зарядок во дворе 25-й школы и пробежек вокруг Нижнего озера, на что уходило примерно минут пятьдесят времени после подъёма. После завтрака садился за машинку и не вставал часа три, а потом уже по ситуации - если погода плохая была (что редко случалось этим летом), до и до вечера печатал. Чаще же переключался на что-нибудь: иногда на хозяйственные дела, иногда на море, ездил в Зеленоградск (6-го, 11, 12, 14-го июля), часа три там попасусь с газетой в облюбованном месте у свай и обратно - к позднему обеду.
Температура воздуха была в эти дни 22-25 градусов, а воды около 18, бодрящая такая водичка.
8-го целый день балкон чистил, двухгодичную грязь выгребал из шкафа.
Один раз на футбол сходил (15-го): "Балтика" - "Химик"(Гродно) 2:3 - хреново "Балтика" играет в этом сезоне, даже дома проигрывает, хотя на выезде умудрилась несколько матчей выиграть.
И на рыбалку только раз выбрался, позорник. На следующий день после того, как Сашуля с Митей уехали, 3-го июля, опробовал, наконец, свою резиновую лодку. Рыбачил в Калининградском заливе между Прибрежным и Ушаково, напротив сосновой рощицы, куда народ загорать-купаться ездит.
Лодкой остался доволен тем более, что погода была отличная, тихо. Ставил балберы километрах в полутора от берега, на глубине метра в полтора, часа на два вечером и поймал одного окуня, почти крупного. На зорьке самой пробовал в камышах ловить удочкой - ерши замучили, одну плотвичку только поймал, да пару окуней. Якорь потерял - отвязался, но нашёл - топтался, пока не наступил, благо не на глубине. В общем рыбачил несерьёзно - загорал да на лодке катался.
Вечерами включал телевизор. В эти дни (начало июля) в Нагорном Карабахе и по всей Армении продолжались забастовки, митинговали, похоже, всем населением, толпа в Степанакерте скандировала: "Ленин, партия, Гор-ба-чёв!", "Пе-ре-строй-ка!", дабы никто не сомневался в её общегосударственной лояльности.
Тем не менее, когда забастовщики блокировали Ереванский аэропорт, власти для их разгона прибегли к помощи войск, что, конечно, подлило масла в огонь. По телевизору показывали побитых солдатиков - как бы невинных жертв безумной толпы, но, думаю, и толпе досталось...
А в телепередаче "Давайте обсудим", которую следовало бы назвать "Давайте осудим", московский корреспондент ЦТ в Степанакерте приставал к забастовщикам с недоуменным вопросом: "Разве можно бастовать, да так долго тем более? Ведь такие убытки - 20 миллионов!" Так и подмывало задать ему встречный вопрос: "А во сколько Вы оцениваете чувство нашего национального достоинства, если 20 миллионов - по Вашему, много?"
И остальные приглашённые московские участники телепередачи (госаппаратчики и идеологи) так ничего и не смогли путного сказать, только горевали об этих миллионах и возмущались армянами - нельзя же, мол, так. Сумгаит, конечно, тоже нехорошо, но забастовки явно возмущали их больше. А ведь интервьюированные в Степанакерте интеллигенты вразумительно же говорили:
"Мы понимаем, что создалась ситуация конституционного тупика, и в рамках нашей Конституции её разрешить невозможно: обе конфликтующие стороны, Армения и Азербайджан, правомерно ссылаются на разные пункты Конституции, которые в данном случае вошли в противоречие друг с другом. Но мы и не требуем немедленного окончательного решения проблемы Нагорного Карабаха. Объявите только, что проблема не закрыта, что она есть, и народ завтра же выйдет на работу".
13 июля Нагорно-Карабахская Автономная Область объявила о самовыходе их Азербайджанской ССР - не вытерпели. Естественно, этот номер не прошёл.

26 сентября 1988 г., Мурманск, гостиница "Арктика"
19 (или 18-го?) июля состоялось долгожданное заседание Президиума Верховного Совета СССР по вопросу о Нагорном Карабахе, но о его результатах - какое же принято решение и принято ли оно вообще - в этот день не сообщили, а пообещали дать подробный отчёт по ЦТ на следующий день. Говорят, заседание длилось восемь часов, примерно двухчасовой репортаж показали на следующий день по ЦТ.
Бедные армяне взывали к Горбачёву и к остальным членам ПВС с надрывом в голосе и чуть ли не со слезами на глазах. Очень толково выступил Погосян - первый секретарь обкома НКАО, очень страстно, умоляюще - ректор Ереванского университета, но все их мольбы были напрасны. Глухая стена непонимания, нежелания понять непреодолимой преградой стояла перед ними.
Горбачёв вёл себя невежливо, недемократично, раздражённо перебивал выступающих, не будучи, заметим, Председателем Президиума ВС. Ему втемяшилась в голову идея - всё это происки коррумпированной части армянского общества, которая пытается отвлечь внимание народа от собственных безобразий.
С напыщенной торжественностью он провозгласил решение, которое сам же объявил мудрейшим, взвешенным и историческим: оставить всё, как есть, ничего не менять, просто улучшить, - к великой радости азербайджанцев и к столь же великому разочарованию армян.
Проблема осталась нерешённой, как бы ни набивал цену своему "мудрому" решению Горбачёв. Уступишь одним - эдак и все захотят! - рассудил наш мудрец.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"