464

Закончив с Б.Е. читку корректуры, я позвонил в редакцию и узнал, что реклама будет готова только 2 июня. В Москву, следовательно, ехать сейчас отсюда, из Ленинграда, как я планировал, не было теперь смысла. Я поехал в железнодорожные кассы предварительной продажи на канале Грибоедова и, к своему удивлению, взял билет до Калининграда на следующий день, то есть на 26 мая.
Приезжаю домой, открываю дверь в квартиру и вижу такую картину: рыдающая старушка со 2-го этажа из нашего подъезда, взъерошенный Митя и Сашуля о чём-то дебатируют. Выясняется: Митя оттолкнул старушку, вырываясь от неё, и она лицом ударилась о перила. А схватила она его за то, по её словам, что он нарочно в квартиру ей позвонил (или хотел позвонить) и бросился бежать.
Такие шутки - любимое развлечение Вовы Прокопьева, а, поскольку он к Мите ходит, и Мите за него доставалось. Митя же объяснял ситуацию так: он спускался по лестнице и был как раз около квартиры старушки, когда сверху его позвала мама. Он бросился обратно наверх, а в это время старушка выглянула из двери своей квартиры. Когда же он снова спустился вниз, старушка караулила его на площадке, схватила его за руку, Митя вырвался, а старушка ударилась о перила.
Как ни оправдывался Митя, как ни уверяла Сашуля, что шуток со звонками он никогда не устраивает, старушка стояла на своём и была безутешна. Похоже, что и звонка-то никакого не было, просто увидев убегающего от её дверей Митю, она уверилась, что застала его на месте готовившегося преступления.
- А ты что вырываться-то стал? - строго спросил я Митю. - Так ведь и покалечить человека можно!
- Ты же знаешь, я не люблю, когда меня хватают!
- А если бы покалечил?
- Я не подумал об этом, как-то само собой получилось.
- Не подумал! Надо думать.
У старушки никаких следов ушиба видно не было, но причитала она очень горько, грозилась вызвать скорую, чтобы видели, что с ней наш сын сделал. Я не выдержал и высказал ей своё замечание:
- А Вы не хватайте хулиганов за руки, видите, как это опасно!
Сашуля посоветовала мне помолчать лучше и повела старушку домой, обещая сделать ей компресс и наказать хулигана.
Ох, дети, дети! То одна, то другой сюрпризы преподносят.
На следующий день, 28 мая, была суббота. Митя сдал последний экзамен за седьмой класс, я прошёл техосмотр, и после обеда мы с ним ездили на мотоцикле под Головкино, ловили на канале с шести до девяти вечера. Поймали одну плотву, одну густёру, одного окуня и десятка два ершей.
За год Митя вышел в отличники, но в последней четверти ему угрожала четвёрка... по географии! Причём в году уже была одна четвёрка по географии за четверть. По географии!!
- Митя! Позорник! Как ты умудрился? С шести лет по картам целыми днями ползал, всех взрослых за пояс затыкал в географические игры, и вдруг - на тебе!
- Да у меня две четвёрки за контурные карты - за грязь и одна пятёрка. А вызывать - не вызывают.
- Ты, наверное, выпендриваешься перед учительницей, вот она и ставит тебе четвёрки, чтобы не задавался.
- Ничего я не выпендриваюсь.
Мы не стали выяснять Митины отношения с учительницей, тем более что и за последнюю четверть, и за год ему поставили пятёрки.

С 29 мая по 2 июня - Рейган в Москве. Очень любезен, всё ему нравится. Наша гласность, конечно, ещё не доросла до того, чтобы передать по ТВ его встречи с диссидентами и студентами МГУ, но хоть сами эти встречи были - и то достижение.
Резко контрастировали пресс-конференции Рейгана и Горбачёва после окончания встречи. Первый управился за полчаса, говорил чётко, коротко и по существу. Второй два часа разливался соловьём, варьируя на разные лады банальности из арсенала "нового мышления".
Его спросили про интервью Ельцина какому-то из западных информагенств, в котором он якобы обвинил Лигачёва в консерватизме, в том, что тот тормозит перестройку. Горбачёв сознался, что, будучи очень занят визитом Рейгана, он про это интервью ничего не знает, но Ельцину, как члену ЦК, зададут по первое число за такие интервью, а Егора Кузьмича он в обиду не даст.
Чтобы продемонстрировать прочность положения Лигачёва, наверное, ЦТ передало в программе "Время" репортаж о его выступлении в Тольятти, в котором Егор Кузьмич кричал:
"Нам подбрасывают идейки об оппозиции, но этот номер не пройдёт! Мы гордимся своими достижениями, и эта гордость есть наша движущая преобразующая сила!"
И это, когда по экранам страны прошла рязановская "Забытая мелодия для флейты", в которой герои-бюрократы пели:
Мы не пашем, не сеем, не строим,
Мы гордимся общественным строем...

Чтобы было ещё больше чем гордиться, в конце той же программы "Время" сообщили об очередном "достижении" железнодорожников - взрыве в Арзамасе трёх вагонов со 120 тоннами взрывчатки. Яма глубиной 27 метров, 68 погибших - не окончательная цифра, окончательных я не знаю, сообщали ли?
Отец мой, кстати, ещё недавно защищавший Сталина и считавший дураками Хрущёва и особенно Брежнева, под влиянием гласности эволюционировал в своих воззрениях до вполне логичных выводов: во всём виноваты Ленин и революция. Разве расстреливать без суда при Сталине начали? Разве церкви при Ленине не сносили?
А теперь - вот, действительно, достижение - к 1000-летию крещения Руси, ныне широко празднуемому, новую церковь в Москве заложили.
У нас в Калининграде православная церковь начала действовать, с настоятелем её - отцом Аркадием (выпускником Ленинградской духовной семинарии, кстати) интервью в "Калининградской правде" опубликовано - тоже достижение.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"