398

Осталась неделя отпуска, и я вплотную взялся за рыбалку, всё ещё надеясь найти плотву. 11 марта я поехал на дизеле в Сосновый Бор. Погода идеальная: от минус одного до плюс одного градуса тепла, давление 761-762 мм, пасмурно, ветер северо-западный, слабый.
За судачниками вглубь залива я не пошёл, а отправился вдоль берега метрах в трёхстах от него в сторону зверосовхоза, выискивая следы ловли плотвы. Так и протопал до самой Ульяновки, это почти 10 километров. Плотвиные лунки попадались, кто-то пытался, видать, ловить. Пробовал и я, но ни одной поклёвки так и не увидел.
На следующий день отправился на Куршский залив, автобусом в Заливное. Температура воздуха: ноль - плюс три градуса, давление начало падать: от 762 мм утром до 758 мм вечером. Ясно, ветер сменился: юго-восточный, южный, умеренный.
По льду шёл в сторону мыса, где мы с папой когда-то утопили мотоцикл, в самые плотвиные места. Теперь же здесь сидят судачники. Как и в Каширском, я расставил три удочки на плотву, а сам уселся блеснить судака. С 9 утра до 3-х часов дня - одна поклёвка - один судак. Плотвы нет, да и судак вокруг клевал плохо и только с утра.
На следующий день поехал дизелем в Полесск, на Дейму. Основная масса любителей ловит там густеру не выше моста, где я был в прошлый раз (оказывается, оттуда теперь рыбнадзор гоняет - запрещено ловить ближе 500 м от моста - очередной плод глубокомыслия рыбинспекции), а ниже - у рыбзавода, где когда-то меня на десятку оштрафовали за просроченный билет.
Я ловил в протоке, где почти нет течения, и за день поймал 6 густёр (из них лишь две приличные) и 4 плотвички. Те, кто сидел на течении в русле самой Деймы, с утра поймали по три-пять крупных густёр. Остальные развлекались мелкотой у самого берега, и лишь один, бегая вдоль протоки и усиленно тряся мормышкой по всей толще воды - ото дна до самого льда, надёргал с полведра средней густеры. Я поздно решился перенять его метод - к вечеру клёв совсем прекратился у всех. Расспрашивал у рыбаков про Красное. Говорят, и там только судаков ловят.
После трёх дней безуспешной беготни по льдам обоих заливов и Деймы 14 марта я отдыхал дома, а 15-го снова взялся за своё. Я опять поехал на дизеле в Полесск, а там пересел на автобус в Заливино, расположенное километрах в семи от Полесска на берегу Куршского залива рядом с устьем Деймы. Может, здесь у устья есть плотва?
Увы, и тут мне не повезло. Плотвы нет, да и судак, говорят, далеко отошёл от берега, часа два идти нужно, но там якобы его очень много. В густом тумане, переходящем то в морось, то в мелкий снег (температура воздуха плюс 2 - плюс 4 градуса, давление 738-740 мм, ветер юго-восточный, слабый), я пробегал в одиночку по незнакомым мне местам, блесня в попадавшихся лунках, но ничего не поймал. Мужики же, которые остались блеснить у берега, вытащили-таки кто два, кто трёх судаков.
Вечером к нам зашла соседка Люся и предложила мне поехать с ней на Куршскую косу. Она подрабатывает экскурсоводом и завтра сопровождает автобус с экскурсией "Зимняя сказка". На самом деле это, конечно, никакая не экскурсия, а просто рыбаки-любители с какого-нибудь предприятия нанимают автобус у них в экскурсионном бюро и едут рыбачить. Другим способом теперь на косу не попадёшь. Теперь там не милиция у шлагбаума дежурит, а пограничники - всю косу погранзоной объявили (в ответ на происки Рейгана), с паспортами надо ехать.
Я, не раздумывая, согласился, хоть и умаялся за прошедший день. Расчёт мой был - добраться до Рыбачьего. Туда, по слухам, корюшка подошла. Да и вообще это самое клёвое место на косе. Но рыбаки с "Кварца" (того самого завода, на котором делали пресловутые ЭВМ "Электроника-79"), арендовавшие автобус, в Рыбачий ехать не захотели. Они нацелились на 22-й километр, у орнитологической станции, где в прошлый раз у них хорошо судак ловился. Слухи же про корюшку они опровергли: она, мол, только у самой Клайпеды есть, а ни в Рыбачьем, ни в Морском, ни даже в Ниде её нет.
Что делать? Пришлось и мне идти с ними, хотя у меня даже наживы для судака не было. Какой-то дядя дал мне свежей кильки. Я нацепил килькины головы на крючки блёсен и уселся без особого энтузиазма на чьих-то старых лунках не далее, чем в полукилометре от берега. Погода была чудесная, температура воздуха от минус 1 утром до плюс 6 вечером, давление стояло на 740 мм, ветер юго-восточный, очень слабый, ясно, но с утра туман, который после обеда рассеялся.
И наконец-то я попал на приличный клёв: с 10.30 до 16-ти я поймал пять судаков, каждый по килограмму примерно, и двух упустил. И остальные все хорошо взяли, за исключением мужика, который дал мне кильку. Он сидел неподалёку от меня и вытащил только одного судака, правда, крупного по нынешним временам - килограмма на два.
В этот раз со льда я уходил очень довольный: и с уловом, и с погодой повезло, и доставка комфортабельная: прямо к берегу на автобусе и обратно на нём же. Одного судака я отдал Люсе. Другие тоже ей и шофёру подбросили за интересную "экскурсию".

И последний мой выезд на рыбалку в этом зимнем сезоне был 23 марта. Но без успеха. Я больше катался на мотоцикле, чем рыбачил. Сначала я поехал в Берёзовку, где на карьере, по рассказам одного из торговцев мотылём, хорошо ловится и корюшка, и плотва. Действительно, там ловили и корюшку, и плотвичек, но совершенно не товарного размера, да и клёв был не ахти какой.
Такой ловлей я не соблазнился и поехал в Озерки, где на одном из карьеров, опять же по слухам, недавно в жутких количествах ловили подлещиков. Нашёл я место, где это было, и где продолжали искать счастье отдельные любители, но подлещик-паразит куда-то делся, хотя кое-кому по одному-два удалось поймать. Посидел и я здесь с часик, но поклёвок не было ни у меня, ни у соседей, и я решил, благо погода была отличная: плюс 7, ясно, и мотоцикл не капризничал, смотаться в последний раз на залив в Заливное.

10 июля 1985 г., там же

Лёд у берега был уже плох, во многих местах залит водой. Через тянувшуюся вдоль берега метрах в двухстах от него трещину перебраться можно было только лишь в одном месте по специально переброшенным доскам. Народу за трещиной было немного: несколько групп по 2-3 человека, разбросанных там и сям, блеснили судака. Но моё внимание привлекла кучка людей, собравшихся совсем близко от берега справа от Заливного, примерно в километре от меня, похоже, вблизи устья канала, в котором мы с Серёжей и Смертиным когда-то так удачно ловили лещей. Я почти не сомневался, что эта кучка - плотвишники: слишком близко от берега для судака и устье канала рядом, и, не мешкая, двинулся к ним по льду, не переходя трещину.
Но когда я добрался, наконец, до цели, разочарованию моему не было предела: и эти блеснили судака! На двухметровой глубине всего. Причём не без успеха: у ближайшего рыбака, к которому я подошёл, было поймано 4 штуки. Посидел и я здесь с 15 до 16.30, но без результата. Тем и закончил сезон, так и не выловив ни одной приличной плотвы. Судаков же было поймано 22 штуки - рекорд, хотя весной я за ними уже и не охотился специально. Умельцам же (браконьерам) такое количество и даже больше за раз случалось добывать. Кстати, Серёжа с Кондратьевым и Ивановым в этот же день закрывали сезон в Июльском (у пионерлагеря) и хорошо поймали - норму - всё того же судака.
29 марта вскрылся Калининградский залив. Его лёд взломал сильный юго-западный ветер, сопровождавшийся метелью и гололёдом (температура была минус 2 - ноль градусов). В этот день (пятницу) в кирхе выступал со своей диссертацией Авакян, вечером был у нас дома, и я читал вслух историю с возвращением от него в Сестрорецк через Белоостров. Митя заливался смехом, ему эта история ужасно понравилась.
А в воскресенье, 31 марта мы с ним отправились на заставу в надежде, что прошедший шторм пригнал грязь с янтарём. Было тепло: плюс 8 - плюс 10 градусов, но пасмурно, сеял дождик, дул умеренный юго-западный ветер. Мы прошли от заставы до полигона и оттуда через полигон в Приморск за три с половиной часа, преодолев более 12 километров без привалов, из них 8 километров по песку берега моря. Был отлив, и на берегу встречались полосы выброшенного мусора, но янтаря в нём не было, только крошка кое-где. Удивили глыбы льда на берегу. В эту зиму даже море у берега замерзало, и, говорят, народ бегал ловить треску со льда, но пограничники гоняли.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"