397

На следующее утро я опять вместо рыбалки поехал на работу: решил по горячим следам провести в кирхе собрание лаборатории по вопросам трудовой дисциплины да женщин наших поздравить с наступающим Днём 8 марта.
Когда я делился своими впечатлениями о вчерашнем партсобрании на втором этаже, где сидит саенковская бригада - Якимова, Тепеницина, Васильева, Сашуля и Шагимуратов (из них только Тепеницина была на собрании), меня просветили: оказывается, никаких политзанятий ни в кирхе, ни в Ладушкине не проводится, хотя списки "слушателей" давно уже вывешены. Это Лещенко меня на пушку просто взял, не без оснований полагая, что как мы в прошлые годы эти занятия игнорировали, так и в будущем ходить не собираемся.
- Вот паразит! - с некоторым даже восхищением высказался я о Лещенко и попросил Тепеницину, собиравшуюся в Ладушкин, передать ему, что он провокатор в таком случае, просто-напросто.
Дождавшись прихода Наумовой и Глущенко, которая под прикрытием своей напарницы зачастую одновременно с ней появлялась и уходила с работы, я собрал всю свою бригаду в большой комнате, где сидят Суроткин, Кореньков и Татьяна с Ниной и обычно проводятся семинары, и подробно рассказал о вчерашнем партсобрании.
- Так вот, хоть я и изображал там вас всех энтузиастами, сгорающими в огне науки, и защищал от Лещенковских нападок, не думайте, что так я уж всеми и на самом деле доволен. Клименко и Суроткин, действительно, от всякой общественной работы отлынивают, если колхозы не считать. Понадобится им на повышение характеристики писать - так хоть из пальца их общественные нагрузки высасывай. И что Татьяна с Ниной, да и Света тоже моей либеральностью злоупотребляют - ни для кого не секрет. Уж они-то как Карпов или Клименко отнюдь не перерабатывают, не к женскому дню будет сказано.
А мне за вас шею мылят. Вы уж не подводите меня, пожалуйста. Всем же хуже будет, если мне гайки придётся закручивать. И на политзанятиях, когда будут проводить, хоть изредка появлялись бы по очереди - всё нареканий меньше было бы. К чему гусей дразнить?
Ну, а теперь от имени мужчин позвольте поздравить наших женщин с наступающим восьмым марта. Вы уж простите меня, что сегодня пришлось и поругать вас малость. Ваня, тащи цветочки!

Проведя таким образом политико-воспитательную работу в своём подразделении, я пошёл в гараж, выкатил мотоцикл и отправился на рыбалку, заехав по дороге домой переодеться.
Я решил поехать в Полесск, посмотреть, что на Дейме делается, а, может, и до Красного прокатиться. Погода была промозглая, но плюсовая. Тем не менее я закоченел за рулём, пока добрался до Полесска. К тому же, как только я переехал мост через Дейму, у меня заглох правый цилиндр, который почему-то регулярно отказывал в сырую погоду. Я менял свечи, поставил новую катушку зажигания, менял опережение зажигания, подачу топлива из карбюратора - ничего не помогало.
Возиться сейчас с цилиндром у меня не было никакого желания, тем более закоченевшими руками, и я пошёл на Дейму. Недалеко от моста у самого берега сидело несколько человек. Лёд вокруг них был весь издырявлен лунками. Видно было, что здесь ловят регулярно. Двое из рыбаков - пацан лет четырнадцати и молодой мужик, раздавивший уже бутылку портвейна, сидели здесь, как оказалось, с самого утра. И у них было наловлено (на тесто) десятка по три вполне приличной густёры. Остальные трое пришли недавно, и у них ничего не было. В настоящий момент ни у кого не клевало.
- Садись, - благодушно пригласил меня поддавший мужик. - Сейчас у неё перерыв. Попозже заклюёт, к вечерку.
Я расположился неподалёку, набросал хлеба в лунки, поставил три удочки с мотылём и сыром. Уж на мотыля-то должна взять, коли на тесто берёт.
Но у меня не клевало. Как, впрочем, и у остальных, исключая паренька, который вытащил при мне три густёрки. Вскоре, однако, и у него заглохло. Поддавший мужик смотал удочки.
- Пойду, отдохну. До шести, наверное, клевать не будет уж.
Я просидел над лунками с полтретьего до пяти вечера - и ни одной поклёвки. Дожидаться вечернего клёва, однако, я не стал - меня беспокоил мотоцикл. Надо ехать, пока светло, а то, не дай Бог, с ним в темноте возиться придётся, если откажет.
Обычно, отдохнув, просохнув, правый цилиндр вновь начинал работать. Но в этот раз такого не произошло, несмотря на все мои старания. Я плюнул и решил ехать на одном цилиндре - авось, на ходу и второй заработает, такое тоже бывало. Но не в этот раз. Так мне и пришлось тащиться почти пятьдесят километров на одном цилиндре со скоростью километров тридцать в час.
Расход бензина при этом возрос более чем в два раза, поскольку ехать пришлось на низких передачах с большими оборотами, а через правый цилиндр бензин просто выбрасывался наружу, не сгорая. Кончилось всё это, как и следовало ожидать, тем, что бензин у меня иссяк раньше, чем я добрался до дома. К счастью, произошло это уже в Калининграде, на улице Гагарина, когда до дома оставалось километра два всего. Это, конечно, не расстояние, если не толкать одному мотоцикл с коляской, да ещё по разбитой весенней мостовой, чем мне и пришлось закончить очередной свой выезд на рыбалку.
- Господи, да когда же мотоцикл перестанет на мне ездить? - думал я, пыхтя и обливаясь потом. - В Полесске мёрз, зато теперь согрелся. И ни одной рыбки не поймал. Чёрт-те что.

8 июля 1985 г., там же

9-го марта мы с Сашулей покрасили пол в спальной и на кухне и тем закончили ремонт, затянувшийся на два месяца. А вскоре... нас залили сверху Седачёвы. Правда, не так катастрофически, как в предыдущий раз, когда и их и нас заливали с шестого этажа, и у нас люстра прогорела, но всё равно изрядно. Особенно в коридоре новые обои пострадали, пузырями пошли.
Седачёва - старшая, мать Иринкиной подружки, Оксаны, прибегала, кудахтала, да что толку-то? Не орать же на неё, как она на своих соседей сверху, когда её затапливали. Сашуля очень расстроилась, а я бубнил чуть ли не злорадно:
- Вот, говорил, нечего и ремонт затевать было..., - что, конечно, было сущей ерундой. Главное, в большой комнате Сашуля переклеивала обои, исключительно чтобы убрать следы предыдущего затопления, против чего я отчаянно протестовал - незаметно, мол, а обои ещё не грязные. Сашуля, однако, настояла на своём, и вот - на тебе.
- Надо было сначала дождаться, когда второй раз затопят, а тогда уж переклеивать, - ворчал я.
Впрочем, в большой комнате следы нового затопления после того, как всё высохло, были почти незаметны. А вот в коридоре морщины на обоях остались, и мы так ничего с ними и не стали делать.

10 марта умер Черненко. Как и в случае с Андроповым, слухи о тяжёлом состоянии его здоровья ходили уже за несколько месяцев до его кончины, так что ни для кого она неожиданной не оказалась. Да и с самого начала (то есть с момента избрания на пост Генерального секретаря) вид у него был отнюдь не бравый. Говорил он, задыхаясь, и на него, очевидно, намекал анекдот:
"Сообщение ТАСС. Вчера, на 88 году жизни Иван Петрович Иванов избран Генеральным секретарём ЦК КПСС. Сегодня утром, не приходя в сознание, товарищ Иванов приступил к исполнению своих обязанностей".
Впрочем, этот анекдот можно было бы отнести и ко множеству других партийных вождей, попавших на высокие посты в глубокой старости: к Председателю Совмина Тихонову, например, или к первому заместителю Председателя Верховного Совета Кузнецову.
В феврале проходила предвыборная компания (к выборам в Верховные Советы республик, кажется), и все депутаты - члены Политбюро начинали свои предвыборные речи (их передавали каждый вечер по ТВ в программе "Время") со славословий верному ленинцу и проч. - Черненко, от которого каждый по его поручению передавал привет избирателям, что по замыслу Политбюро должно было убеждать избирателей в дееспособности главы партии и государства, но на самом деле убеждало в противоположном - что дела его, видать, совсем плохи.
И окончательно в этом дали убедиться народу, когда Черненко показали, наконец, живьём с избирательного участка, куда его привезли голосовать, накачав, судя по всему, каким-то допингом. Черненко стоял на ногах вроде бы сам, но выражение его лица было уже совершенно потустороннее, и несколько слов, которые он произнёс механически, задыхаясь и спотыкаясь, как испорченная заводная кукла, стоили ему огромного труда.
Через несколько дней он умер. Он "правил" почти столько же, сколько его предшественник, но следов своей деятельности оставил ещё меньше, чем Андропов.
При нём был принят Закон о школьной реформе, но готовился он ещё при Андропове, и славы ни тому, ни другому не доставил, ибо идея самой реформы была глупа и вредна с самого начала. В самом деле, в эпоху НТР с её компьютеризацией ориентировать школу не на более глубокое овладевание знаниями, а на так называемое трудовое воспитание - это же идиотизм в духе Пол Пота.
В "Литературке" кто-то справедливо писал, что для школьника учёба и есть главный труд, и в самом учебном процессе-то и должно осуществляться это трудовое воспитание, а не у станков или на полях, да только публиковались такие "мудрые" мысли не в ходе обсуждения реформы, а уже после принятия Закона. Остаётся надеяться, что реформа не состоится по своей естественной нежизненности, как и множество других подобных реформ. Ведь Никита Хрущёв уже пытался такую реформу провести...
При Черненко возобновились переговоры с американцами по поводу ракет средней дальности, стратегических и космических вооружений. На совместном рассмотрении всех этих вопросов давно настаивали американцы. Наши кричали, что это с их стороны уловки, нежелание договариваться, а потом вдруг заговорили о том, что в комплексности рассмотрения вся суть. Ну, да чёрт с ними, это их обычный стиль.
Но какова роль Черненко в этой смене позиции? Неизвестно. Как неизвестно вообще, кто правил страной в периоды, когда и Брежнев, и Андропов, и Черненко являлись только номинальными руководителями по причине своей физической неспособности к какой-либо деятельности. Политбюро? Так большинство его членов - тоже полутрупы ходячие, ничего решать неспособные. Но система-то функционировала, что свидетельствовало о большом запасе инерции у неё, позволявшем колёсам вертеться и в отсутствие реальных лидеров.
Освободившееся место Черненко занял Горбачёв, не достигший ещё даже шестидесятилетнего возраста. Анекдот: "Поздравляя Горбачёва по случаю избрания, представители зарубежных держав, приехавшие на похороны Черненко, намяли ему синяк на щеке потрёпываниями: - У, ты какой молоденький!"
Полный энтузиазма Горбачёв - в молодости комсомольский и партийный деятель Ставрополья - засучил рукава и рьяно принялся за дело.

9 июля 1985 г., там же

В его речах зазвучали такие слова как "негативные тенденции", которые, оказывается, надо срочно преодолевать.
Вздыбилась очередная антиалкогольная волна, и все ждали обычного в таких случаях повышения цен на спиртные изделия. Ко всеобщему удивлению этого не произошло, но вино-водочные отделы во многих магазинах (прежде всего овощных) были ликвидированы, а оставшиеся теперь работали не с 11, а с 14 часов. Официально было запрещено продавать спиртные напитки лицам моложе 21 года.
Снова заговорили о дисциплине. При Черненко эта тема перестала быть столь популярной как при Андропове.
Но основной акцент в своих выступлениях Горбачёв делал на научно-техническом прогрессе, призывая ускорить его темпы, внедрять передовую технологию, усилить внимание к современным материалам и вычислительной технике, выйти на передовые рубежи мировой науки и техники, перестроить психологию отношения людей к труду и т.д., и т.п.
Вот одно только оставалось неясным - как? Как внедрять? И что внедрять? И что значит - усилить внимание и перестроить психологию?
Работать надо лучше - с эти все были согласны. Но как заставить людей работать лучше?
Горбачёв возобновил поездки в народ, чего давно уже не могли себе позволить его дряхлые предшественники, без устали повторяя перечисленные выше призывы. Но ведь не на одни же только лозунги и призывы он надеялся: их - особенно по части повышения эффективности труда и качества продукции - и до него хватало. Впрочем, сейчас ещё рано судить о расчётах и планах Горбачёва, если они у него вообще есть.
Поживём - увидим.
Но вот ещё интересные детали к начальному периоду правления Горбачёва.
Из Политбюро полетел Романов, бывший первый секретарь Ленинградского обкома, знаменитый боярскими замашками да тем, что первым в стране стал ориентировать старшеклассников Ленинграда не на вузы, а на ПТУ, обладатель самой самодовольной физиономии и манеры держаться из всех членов Политбюро.
Горбачёв отказался занимать одновременно посты генсека и Председателя Президиума Верховного Совета.
Горбачёв договорился встретиться с Рейганом, на что не соглашались ни Андропов, ни Черненко.
Внешне Горбачёв выглядит приятно, может говорить без бумажки, но говор у него малороссийский и не шибко интеллигентный.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"