392

26 февраля 1985 г., Ту-134, Калининград-Москва

Лечу на защиту Коена в Иркутск. А должна была она состояться ещё три с половиной месяца назад, 14 ноября прошлого года в Якутске. Почему-то именно в Якутске, в ИКФИА должна была пройти выездная сессия докторского спецсовета ИГУ (иркутского университета). Говорили, что Шафер проявил инициативу (он член Совета), зачем-то ему это было нужно.
Защищаться должны были кто-то из якутян (Вершинин, кажется) и Коен, который, по-моему, был рад, что защита пройдёт не в Иркутске, а вдали от зловредных сибизмировцев, из которых он особенно побаивался Колю Климова. Климов в Ташкенте ещё, прошлым маем, подтвердил мне, что будет выступать против, поскольку Коен якобы надул их со своей программой гибридной модели, которую они никак не могут у себя запустить.
- А ты за Коена будешь так же биться, как за Хазанова? - спросил меня Коля.
- Да, конечно, если придётся, - ответил ему я. - И вообще я не понимаю вашей кровожадности, ваших методов. Если вы считаете Коена и Хазанова нечестными работниками, то не используйте против них нечестные методы. Иначе создаётся впечатление, что вы просто сводите личные счёты.
- Они - жулики, халтурщики.
- А я считаю, что по совокупности всех своих работ и на общем фоне они вполне соответствуют докторскому уровню.
Так мы с Колей и не пришли к согласию, хотя в глубине души я его понимал: лично ему, Коле Климову и Коен, и Хазанов несомненно уступали по общему уровню геофизической эрудиции, и Коля, на мой взгляд, в гораздо большей степени заслуживал присуждения докторской степени, я бы голосовал за него руками и ногами, но кто же виноват, что он не представил до сих пор диссертацию? Речь ведь не идёт о выборе между Климовым, Коеном и Хазановым...
Билет на самолёт Москва-Якутск я заказал в калининградском агентстве Аэрофлота в последних числах октября, за две недели, забыв как-то, что на дальние рейсы в Сибирь билеты нужно заказывать за месяц. И пролетел: из Москвы на мой заказ пришёл ответ - мест нет, и пришёл он только 5-го ноября, а вылетать я собирался 12-го. Что делать?
6-го с утра я сел на телефон и с великими трудами, не зная нового номера и даже того, что ИПГ переехал вообще, через Станислава Козлова дозвонился до Калинина, Юрия Кирилловича, который тоже был оппонентом у Коена и должен был лететь в Якутск. Оказалось, что и у него ещё нет билета, тоже проканителился, а в кассах все билеты якобы уже проданы.
- Что это за паломничество такое в Якутск нагрянуло? - удивился я.
- Праздники.
- Так праздники до десятого, а билетов по тринадцатое нет.
- Старатели все билеты закупили, видать, много их на праздники в Москву наехало заработанное пропивать.
- Ну и как Вы собираетесь билеты доставать?
- Буду знакомых подключать по блатным каналам.
- Возьмите и мне, пожалуйста, очень Вас прошу.
- Ладно, попробую.
И Калинин записал мои паспортные данные.
А буквально через полчаса после этого разговора в кирху позвонила Сашуля (она, как обычно, ушла домой на обед около часа где-то) и сообщила мне, что дома пришла телеграмма от Коена такого содержания: "Защита переносится январь подробности письмом Коен".
Вот, чёрт возьми, не мог сообщить раньше, зря Калинина взбаламутил, - подумал я, но в то же время и обрадовался: уж больно не хотелось мне чего-то лететь сейчас в Якутск, тем более, что и билетов нет. Я стал снова звонить Калинину в ИПГ, но не дозвонился: предпраздничный день, и все уже ушли домой, а домашнего телефона его у меня нет. Дозвонился зато опять до Козлова к нему домой и попросил связаться как-нибудь с Калининым, дать отбой насчёт билетов.
Сразу после праздников, утром 10-го ноября я разговаривал по телефону с Калининым. Он сказал, что билеты ещё не доставал и теперь не будет, но почему-то ему Коен телеграмму не прислал.
- Наверное, потому что Вы - член Совета, и Вам всё равно ехать нужно, на защиту Вершинина, - высказал я своё предположение.
- Ну, ради этого я в Якутск не полечу. Мало ли ещё в какой Тьмутаракани они вздумают заседания проводить, я согласие на Иркутск давал, - сказал Калинин, и на этом мы с ним распрощались.
А 14-го ноября, в день предполагавшейся защиты Коена мне домой приносят телеграмму из Якутска от Полякова (Валерий Михайлович - председатель докторского спецсовета в ИГУ): "По сообщению Калинина Вами получена телеграмма о переносе защиты Коена прошу выслать её ценным письмом мой домашний адрес Поляков".
Ничего себе! Чтобы это значило?
Домодедово, в тот же день.

Возможны были два варианта.
Либо Коен снял работу с защиты сам, чего-то испугавшись, быть может, отзыва плохого или ещё чего-нибудь в этом роде, и не согласовал это с Поляковым, иначе чего бы Поляков стал запрашивать у меня телеграмму Коена. Это - первое, что мне пришло в голову. Поляков в Якутске, значит, совет там заседает.
А второе... Неужели телеграмма была не от Коена, а за его подписью от кого-нибудь из его "доброжелателей"? Нет, вряд ли. Не может быть. Про такие штуки я ещё не слыхивал, это уже на преступление похоже. Неужели до такого иркутяне докатились?
Телеграмму Коена я почему-то сохранил: на всякий случай - всё же документ, хотя Сашуля порывалась её выкинуть. И вот случай как раз и оказался всяким - мне надо было оправдывать свою неявку на защиту. Я отправил телеграмму Коена Полякову ценным письмом, как он просил - в Иркутск, а в Якутск телеграфировал ему её содержание.
Через несколько дней в ИЗМИРАНе, на секции я встретился с Калининым и от него узнал (ему Коен звонил), что телеграмма была ложная, то есть не от Коена, что он - Калинин из-за неё тоже в Иркутск не поехал, в результате защита Коена не состоялась и состоится теперь уже не скоро, так как сессии докторского спецсовета ИГУ собираются два-три раза в год.
Вскоре я и сам разговаривал с Коеном по телефону. Он уже пережил этот подлый удар и говорил совершенно спокойным тоном. Сказал, что нашёл на почте бланк той телеграммы, текст написан печатными буквами, почерк установить невозможно. Такая же телеграмма была послана и Хантадзе - третьему оппоненту Коена, но до него почему-то не дошла, кажется, адрес неверно был указан.
Вот так. Мой домашний адрес в Иркутске известен немногим: Полякову, Хазанову, Коену, не помню - Климову? Ещё Шашиловой - учёному секретарю спецсовета, та вздорила в своё время с Хазановым, премию ему в лицо швыряла как незаслуженно малую, ну и что? Климова я, конечно, исключаю, но как-то тень и на него падает.
И послана та телеграмма шестого, в конце предпраздничного дня, когда на работе, чаще всего, отмечают грядущий праздник. По пьяной лавочке, может, в пылу, кто-то из коллег отомстил Коену за что-то, чёрт его знает. В общем, срам. И я, идиот, купился на незаверенную телеграмму, не догадался протелеграфировать сам Коену. Но кто бы мог подумать?
И вот, новый срок защиты назначен. Лечу в Иркутск, вернее, сижу в Домодедово.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"