359

После этой поездки в Москву я ещё десять июльских дней пробыл в Калининграде, заканчивая отчёт для "Вектора". 10-го отмечали день рождения Шагимуратова на заставе, жарили шашлыки на берегу моря. С Сашулей мы отчаянно спорили по поводу выбора места, торгуясь из-за сотни метров, а Маринку Саенко мы с её муженьком довели до белого каления, выпив по стопке водки, когда она уже скомандовала: "Юра, хватит!"
Со злости от такого непослушания Маринка демонстративно покинула эту компанию, где потакают алкоголикам. Испугавшийся Саенко бегал за ней успокаивать, но прощён был очень не скоро, Маринка всё оставшееся лето на него дулась.
На следующий день, 11-го июля мы с Митей ездили на Прохладную рыбачить. Я поймал на тесто 12 плотвичек и уклеек, а Митя всё это время прокрутился около мотоцикла, о чём-то бормоча, и что-то там изображая.

Наконец, я закончил все свои дела и 18-го июля мы с Сашулей и Митей отправились в Севастополь, проводив перед этим Иринку в Ленинград на вторую попытку поступить в институт - всё в тот же педиатрический. Добросовестно отработав год санитаркой операционного блока в хирургическом отделении областной больницы, Иринка теперь ехала поступать одна, без мамы. Правда, друг её, Дима, теперь был там рядом с нею.

В Севастополе мы застали Любу с Андрюшкой, неделю жили большим шумным кагалом, торчали целыми днями на море, благо близко теперь добираться. Совсем рядом с Милочкиным домом благоустраивали новый пляж - для турбазы КЧФ "Севастополь", собственно, тогда сделали ещё только спуск, и я по утрам до завтрака стал бегать (специально кроссовки взял) туда купаться у каменной насыпи, где сразу было достаточно глубоко и чистая вода. Иногда со мной бегал и Митя.
Днём же ходили подальше - на Учкуевку, где вода мутная, но зато валяться хорошо на песочке. Разок Павел вывез всю толпу (пятеро на заднем сиденье: Сашуля, Любка, Андрюшка, Ромка и Митя, а впереди мы с Павлом) в новое место - Эски-Кермен, пещерный город на горе, вроде Чу-фут Кале.



Эски-Кермен, июль 1983 г.

Вечерами мы с Митей гоняли в футбол с пацанами - в основном Ромкиными ровесниками, то есть постарше Мити года на два, на детской площадке прямо под окнами дома. В игре Митя выглядел всё ещё неуклюже, но старался, и азарта у него хватало.
26-го июля, в Митин день рождения - 8 лет! - утром был праздничный завтрак с традиционным громадным тортом, предварительно заказанным на Большой Морской. Накануне на ярмарке покупали подарки Мите. Андрюшка выбрал ему пистолет с присосками, которым потом мы лихо расстреливали комаров в квартире, размазывая их по стенам и потолку.
После завтрака проводили Любку с Андрюшкой на московский поезд и пошли в кино на "Не упускай из виду" с Ришаром, где он расхаживает с унитазом на ноге. Митю фильм ужасно развеселил, он так хохотал, что хлопнулся лбом о спинку кресла перед ним, набил шишку и рассёк бровь. Вышел из кинотеатра с раной - жертва развлечения, но всё равно очень довольный.
В День Военно-морского флота ходили с Митей на горушку к памятнику 5-й армии (?) смотреть парад. Стрельба Мите понравилась, ракетная особенно, но промежутки между "номерами" длинные и торчать на жаре утомительно. Вечером с крыши кочегарки смотрели салют, Сашуля тоже с нами лазила.
Незадолго до нашего отъезда Павел устроил нам на своём "Москвиче" ещё одну вылазку, на этот раз с ночёвкой и далеко - на крайний запад Крыма к мысу Тарханкут. Место очень интересное, берег каменистый, вертикальной стеной высотой метров в пятнадцать обрывающийся в море. Наверху плоское выжженное плато. Внизу у воды разнообразные нагромождения камней, гроты, пещеры, аквалангисты тренируются.



Павел, Милочка, Ромка, я и Митя, Тарханкут, август 1983 г.



Сашуля и я, Тарханкут, август 1983 г.



Сашуля, Тарханкут, август 1983 г.

Вода исключительно чистая, прозрачная, холодноватая для Крыма, и жуткие скопления огромных медуз с человеческую голову каждая и длинными щупальцами. Есть, к счастью, места и свободные от них. Покупались мы там с наслаждением, полюбовались сверху на море, в котором и с высоты отчётливо были видны медузы и глубокие расселины в скалистом дне.
От Ирины же первые вести были опять неутешительные: несмотря на то, что она специально поехала в Ленинград пораньше, ей не удалось попасть в первый поток сдающих экзамены - опять вышла какая-то неразбериха с документами. Потом мы уже узнали: на характеристике из больницы, где работала Ирина, дата была подпечатана на другой машинке, а на медицинской справке не был указан год рядом с подписью председателя медкомиссии, хотя год не раз был проставлен у подписей отдельных врачей. Пока эти недотёпы - Ирина с Димой слонялись в приёмной комиссии, упрашивая принять документы в таком виде, они характеристику и вовсе потеряли, а второй экземпляр Ирина зачем-то оставила дома.
Связались срочно с дедом, тот искал её у нас в квартире и не нашёл, хотя лежала она там, где и говорили ему, в верхнем ящике с документами письменного стола, что в кладовке. Выручила Димина мама - Надежда Григорьевна. Она сама составила новую характеристику, напечатала, обежала всех, кого нужно, в больнице, собрала подписи, поставила печать и отправила Ирине в Ленинград поездом с проводником.
Документы, наконец, приняли и Ирину включили во второй поток. Первый экзамен - биологию она сдавала 4-го августа. И надо же - сдала его на отлично! А это значило - поступила без сдачи следующих экзаменов как золотая медалистка, эта привилегия сохранялась за ней и в нынешнем году. Что тут говорить, как рады были мы все, но Сашуля особенно, не меньше самой Иринки, наверное! Слава тебе, Господи!
Сразу после экзамена Иринка позвонила в Севастополь по телефону, разговаривал с ней я, а Сашули дома не было. Она к дому подходит, а я из окна ей равнодушно так сообщаю:
- Дочка звонила только что.
- Да? Ах! Ну и что?
- Заходи домой, узнаешь, - потянул я ещё резину. - Поступила! На пять баллов сдала!

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"