349

С этих поездок и началось моё увлечение янтарём, добыче которого я посвятил особенно много времени в эту весну 1983-го года. Вот хроника моих "янтарных походов" за март - июнь.

26 марта 1983 г. Температура +8 градусов, ясно, ветер южный, слабый.
Ездили с Саенко и Опекуновым на его "Москвиче" за янтарём. В Пионерском ничего нет, перебросились оттуда на заставу. Там напротив пограничного забора из колючей проволоки на берегу огромные кучи мусора, битком набитые янтарной мелочью. Крупный янтарь уже весь выбрали, но кусочки до трёх сантиметров ещё попадались. Говорят, с утра и в предыдущие дни здесь очень хорошо бросало. У добытчиков видели битком набитые мешки, отдельные куски со здоровый кулак величиной, такие раньше я только в музее видел. В воде болтался ракушечник вперемешку с мелким янтарём, набрали его сколько было не лень.

27 марта. Температура +7 градусов, переменно, ветер северо-западный, западный, слабый.
Ездили с Сашулей, Митей и Саенко на заставу. Янтарь не бросает, пособирали мелочь на берегу.

6 апреля. Температура +11 градусов. Накануне дул устойчивый западный ветер, а сегодня с утра слабый южный, ясно.
До полудня я сидел в кирхе, работал и, поглядывая в окно, соображал, что погода должна быть благоприятной для янтаря на заставе. В двенадцать я не выдержал, сел на мотоцикл, благо амуниция вся была в гараже, и покатил на заставу.
В этот раз интуиция меня не подвела. У колючей проволоки вовсю черпали янтарь, очень хорошо бросало с утра, но и сейчас ещё попадались отличные куски. С часу до двух я нагрёб килограмма два средних кусков размерами от двух до четырёх сантиметров. А потом мусор отошёл и стал доступен лишь экипированным в аквакостюмы, которые ходили в воде чуть ли не по шею и гребли по дну своими мощными черпаками. Сегодняшний улов у меня самый богатый по сравнению со всеми предыдущими походами.

8 апреля 1983 г. Температура +12 градусов, ясно, ветер юго-западный, слабый.
Ездили с Саенко и Опекуновым сначала на заставу, потом под Янтарный. Янтарь не бросает. Нашли несколько приличных кусков на берегу и набрали мелочи.

10 апреля. Температура +8 градусов, ясно, ветер юго-западный, западный, умеренный.
Ездили со Смертиным на заставу. Довольно сильная волна, но янтарь не бросает.

15 апреля. Температура +3 градуса, переменно, ветер северо-западный, западный, сильный.
Ездили с Саенко и Опекуновым в Янтарное и Пионерский. Сильная волна, янтарь не бросает, но, говорят, в Пионерском с утра бросало.

16 апреля. Температура +9 градусов, ясно, безветренно.
Ездил в Пионерское около 14.00. Мусор есть, а янтаря нет. Говорят, с утра бросало.

17 апреля. Температура +13 градусов, ясно, ветер южный, юго-западный, слабый.
Ездили с Сашулей, Митей, Саенко, Смертиным и его сыном Серёжей на заставу. Прошли по песку около пяти километров до Окунёва. Штиль, янтаря нет. От Окунёва пешком дошли до Приморского. Митя прекрасно выдержал десятикилометровый переход.

30 апреля. Температура +14 градусов, ясно, ветер западный, до обеда умеренный, потом стих.
Ездили с Серёжей на заставу. Вообще-то собрались за сморчками. Неделю назад (24 апреля) Серёжа нашёл в лесу у заставы 300 сморчков. Грибы пошли после резкого потепления (22 апреля было +24 градуса, 24-го - +19) с грозами. Но я на всякий случай взял свой сачок, и мы прошлись по берегу от колючей проволоки до второй погранвышки. Небольшие облачка мусора болтались у берега во многих местах, и кое-где попадался янтарь.
Я был без проолифенки, просто в болотниках, а Серёжа и вовсе в обычных резиновых сапогах с голенищами до колен. Волны почти не было, что, впрочем, не помешало нам промочить ноги. Серёжа шёл впереди меня, и я увидел, как в одном месте он остановился и наклонился над водой, пытаясь поймать что-то, засучив до локтя рукав пальто. Наконец, он сделал решительное движение, сунув руку в воду аж до самого плеча. Выдернув обратно, он победоносно задрал её вверх и замахал чем-то, зажатым в кулаке.
Я подошёл к нему и ахнул: в руке у Серёжи был жёлтый кусок янтаря размером сантиметров в восемь. Вот это да! Стоило мочиться.
Но и мне подфартило в этот раз - я подцепил сачком, причём не вслепую, не наугад, а разглядев в воде, два куска размерами чуть поменьше, сантиметров по шесть-семь, но очень красивых: один совершенно прозрачный, коричневатый, другой - слоисто замутнённый. До сих пор это одни из самых крупных кусков в моей коллекции.
Погода позволила нам раздеться и подсушить одежду на солнышке, мы даже пробовали босиком заходить в воду, продолжая черпать мусор. Однако больше нам ничего приличного не попадалось, и мы, обувшись в сырые сапоги, отправились в лес за грибами.
Сморчки я раньше не собирал специально. Так, попадались иногда случайно. Серёжа же был в этом деле специалистом и знал места. Вот и в этот раз он уверенно завёл меня в дебри, где я бы никаких грибов искать не стал - какие-то кусты, деревья не грибные, ольха в основном, осины, правда, тоже много. Но здесь-то сморчки и оказались, точнее, сморчковые шапочки, с более длинными и толстыми ножками и не столь заострёнными как у сморчков шляпками светло-, а не тёмно-коричневого цвета. Попадались, впрочем, и собственно сморчки.
Находить их я не сразу приспособился, пока глаз не наметался, и делал много кругов по одному месту, находя снова и снова грибы там, где только что проходил. Растут сморчки толпами, но друг от друга отстоят на расстояния не меньше метра, то есть не плотными кучками, а в рассыпную. Набрали мы их много, особенно Серёжа, который нашёл ещё и пару строчков размерами со здоровенный мужицкий кулак каждый. В жареном виде сморчки очень хороши, тем более весной, когда никаких других свежих грибов нет, только предварительно отварить их немного надо.
Но я отвлёкся от янтаря.

14 мая 1983 г. Температура +19 градусов, переменно, ветер северо-западный, слабый.
Ездили со Смертиным на заставу. Янтарь не бросало, и на берегу ничего не попадалось. В одном месте я обнаружил в воде небольшое пятнышко мусора, спокойно лежавшее на дне. Я подчерпнул его целиком в сачок и увидел, что в нём бултыхнулся здоровый кусок янтаря сантиметров в шесть. Смертин от этого чрезвычайно расстроился и забормотал своё привычное: - Везёт же людям! И когда ничего нет - находят! - хотя обычно он своим более мощным сачком облавливал меня.
Через полчаса он нашёл в песке швейцарские часы с браслетом. Часы шли, показывали число месяца и точное время. Берег был пустынен и искать хозяина нечего было думать.
- Ну, как, доволен? - спросил я Смертина. - А говоришь - не везёт.
- Что я сюда за часами приехал, что ли? - возмущённо возразил Володя.
В самом деле. Это же не янтарь.

21 мая. Температура +20 градусов, ясно, ветер южный, юго-восточный, умеренный.
Прошли с Саенко и Митей от заставы по берегу километров шесть (за полигон) и обратно. Янтаря мало. Набрали кое-что на берегу.

28 мая. Температура +21 градус, переменно, ветер восточный, слабый.
Ездили с Митей, Саенко, Смертиным и Вадимом Ивановым на уазике на заставу. Янтарь не бросало, но Митя и Смертин нашли на берегу по здоровому куску. Прорва колорадского жука, весь берег усыпан.

5 июня. Температура +15 градусов, пасмурно, ветер юго-западный, западный, умеренный.
Ездили с Сашулей, Митей и Галиной Якимовой на заставу. Набрали мелочи.

9 июня вечером приехали Лукины на машине: Павел, Милочка и Ромка. 10-го вместе с ними были у Серёжи на дне рождения.
11 июня ездили на заставу (температура +16 градусов, ясно, ветер западный, умеренный). Сильная волна, янтарь не бросает. Зато выбросило какие-то консервы. Павел проткнул одну банку ножом, из неё фонтаном рванула тухлятина и забрызгала всего Митю, в числе прочих с любопытством созерцавшего операцию. Тот долго вонял и очень расстроился.
На следующий день, 12-го, ездили с Павлом, Митей и Ромой в Головкино. Наловили около килограмма плотвы и окушков. Павел устроил бивуак прямо на дамбе, с которой мы рыбачили. Поставил столик на обочине узкой дороги и невозмутимо готовил пищу, не обращая внимания на автомашины, которые проезжали, едва его не задевая.
Но это опять не о янтаре.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"