346

Морозы стояли слабенькие: -2 -5 градусов, но к 10-му февраля на Тельмана лёд был уже около пяти сантиметров, и у берега ловили окушков и плотвичек. А 13-го мы с Саней Шевчуком отправились на открытие сезона в Красное. Шевчук к этому времени, похоже, простил мне обиду, нанесённую ему неприглашением на пьянку по случаю моей защиты. Он ездил теперь на собственном "Запорожце", подержанном, правда, деньги на который заработала в морях его жена, Татьяна. Летом браконьерил оригинальным способом: глушил рыбу с лодки электромагнитными импульсами, для чего сконструировал специальный генератор. На удочки и резинки, как в былые времена, не ловил, а вот на подлёдный лов плотвы ещё соблазнялся, и пригласил меня поехать с ним на его "Запорожце".
В Красном у него завелась "база" - познакомился со стариками, которым оказывал изредка услуги по хозяйству: починит чего-нибудь, хлеб привезёт, а те принимали его как гостя, оставляли ночевать, если надо, и "Запорожец" было куда поставить на время рыбалки.
13-го день был ясный, температура -1 -3 градуса, но ветер северный, неблагоприятный. Лёд на заливе сантиметров семь, для ходьбы вполне надёжный. До трёх часов практически не клевало, а потом сработала, видно, прикормка, и плотва стала брать, причём преимущественно почему-то на сыр, игнорируя мотыля. Я поймал 17 штук довольно крупных плотвин, а Саня - около сорока. Он ловил активнее, менял лунки, а я просидел весь день на одном месте.
Чувствуя, что открывшийся сезон зимней рыбалки вряд ли будет продолжительным - и так уже середина февраля, я взял отложенные на зиму две недели от отпуска (теперь он составлял у меня 48 рабочих дней) и зачастил на заливы - то на Куршский, то на Калининградский, появляясь, впрочем, и на работе в промежутках между рыбалками.

Из дневника погоды

16 февраля 1983 г. Температура -1 +2 -1 градус, давление 761-763 мм, ясно, ветер северный, сильный.
Ездил в Лесное. Поймал 7 средних плотвин. Вот что значит северный ветер всё-таки - плохо клюёт.

18 февраля. Температура +2 +3, давление 760-761 мм, пасмурно, ветер северный, слабый.
Был в Лесном. Поймал 19 средних плотвин.

19 февраля. Температура +2 градуса, давление 759-757 мм, пасмурно, ветер северо-западный, слабый.
Ездили с Серёжей и Кондратьевым в Лесное. Серёжа с Женей сразу нацелились окуня блеснить, а я, увидев, проходя через плотвишников, что плотва вроде бы неплохо берёт, остался на плотве. Выловил штук пять приличных, и тут клёв заглох. Посидев безрезультатно с час, я решил сходить попробовать поблеснить окуня, собрал свои манатки и двинулся.
Лёд был гладкий, без снега, он и в феврале практически не выпадал. Я опускал окунёвую блесну с красной ниткой в каждую попадавшуюся мне лунку, оставленную прошедшими с утра окунятниками, делал с пяток взмахов и переходил дальше. Плотвишники остались у берега, а окунятники были где-то далеко впереди, в глубине залива. Поблизости никого из рыбаков не было, а это означало, скорее всего, что и рыбы здесь нет. Поэтому и блеснил я довольно машинально, позёвывая, не надеясь особо на успех.
Но вдруг - рывок! И на лёд вылетает окунь с полкило весом. Опускаю блесну снова в ту же лунку и с полдороги чувствую - снова поклёвка, причём по удару ясно, что взял крупный окунь и засёкся. Вытаскиваю - красавец граммов на семьсот. Через несколько минут вытащил ещё одного, граммов на четыреста. Потом пара сходов и поклёвки прекратились. Я отошёл метров на пять в сторону, пробил новую лунку и сразу вытащил окуня, потом сход и всё - тихо.
Я вернулся к старой лунке - ничего нет, пробил ещё пару новых, и, наконец, снова вытащил окуня. А потом опять сход - и стая отошла куда-то. Больше мне её нащупать не удалось. Но и пяток пойманных окуней составил почти три килограмма.
- Ладно, пойду ещё на плотве посижу, - решил я и вернулся на свои утренние лунки. Плотва поклёвывала неважно, я выловил штук пять, правда, крупных. Пора было двигать к пятичасовому автобусу. Тут как раз и Серёжа с Кондратьевым подошли. Они поймали штук семь всего окуней на двоих (один - на килограмм почти), а видели, как один мужик таскал их, не переставая: нащупал место. Они покрутились рядом, но вот только и сумели несколько штук поймать. А ходили далеко.
- А я вот рядышком пять штук выдернул, - не удержался, похвастался я. - И плотва вон какая хорошая.
Эта рыбалка уже доставила какое-то удовлетворение, во всяком случае норму (пять кило) я наконец-то взял и даже слегка перекрыл.

20 февраля. Температура 0 +2 градуса, давление 755-750 мм, переменно, ветер юго-западный, умеренный.
На следующий день мы с Серёжей отправились на мотоцикле за плотвой в Красное. Мотоцикл оставили во дворе знакомых Шевчука, где уже стоял его "Запорожец", а сам Саня ночевал здесь и с раннего утра ушёл уже на лёд. Лёд за неделю нарос до двадцати сантиметров у берега, подальше - сантиметров пятнадцать. День был выходной, и народищу очень много, и вглубь, и вширь по заливу расселись.
Проходим через первые ряды - ни у кого ничего. Сидят как окоченелые. Идём дальше. Картина та же. В Красном мы обычно далеко не ходили, максимум километра полтора, и Серёжа стал предлагать долбить лунки и садиться, но я возражал:
- В прошлый раз, когда мы с Шевчуком здесь были, народ, с глубин возвращавшийся, говорил, что там хорошо брала крупная плотва. Сходим - посмотрим. А здесь, видишь, никто пока не ловит. Если и на глубине так же, сюда вернёмся.
И мы пошли на самый край населённых мест к торосам, где кончался надёжный припай. Вскоре нам стали попадаться рыбаки с парой - пятком плотвин у лунок, а ещё дальше, уже у самых торосов - народ тягал крупную плотву вовсю.
- Видишь! Не зря шли. Давай долбиться.
В этот раз я наделал сразу несколько лунок крестом с максимальным расстоянием метров в тридцать между лунками, везде подкормил и вскоре тоже начал таскать. Причём, как это часто бывает, какое-то время берёт только в одной лунке, потом начинает в другой, и эту уловистую лунку надо искать, что я и делал. В результате выловил 56 средних и крупных плотвиц и густёр, а сидевший на одном месте Серёжа - лишь чуть больше десятка.
Когда мы вернулись на берег, Шевчуковского "Запорожца" уже не было. Хозяйка сказала, что Саня вернулся ещё днём совершенно пустой. Не дошёл до плотвы, значит. Не подходила она совсем к берегу сегодня, видать.

24 февраля. Температура 0 +3 +1 градус, давление 766-765 мм, ясно, ветер западный, юго-западный, слабый.
Ездили с Серёжей и Кондратьевым в Сосновый Бор, прошли оттуда до Берегового. Лёд 5-10 сантиметров, рыхлый, намного хилее, чем на Куршском заливе. У Берегового встретили Хорюкова и Таранова - сидели на корюшке, обложившись удочками. Посидели и мы рядом, но ничего не поймали. Пошли с Серёжей за судаком под трубы, а Кондратьев остался. Впустую проходили. Пока мы ходили, Хорюков поймал около сорока корюшек, Таранов - двенадцать корюшек и судачка на шестьсот граммов, а Кондратьев - три корюшки.

26 февраля. Температура -2 +3 +1 градус, давление 757-750 мм, ясно, ветер южный, очень слабый.
Ездили с Лёней Захаровым в Береговой. Я поймал 33 корюшки и одного судачка граммов на 400, Лёня тоже выхватил такого. Ходили под трубы и к "чёрному маяку", судаков нет, ловят корюшку.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"