329

25 мая - последний звонок в школе для Иринки и её одноклассников, оставались только выпускные экзамены. Давно ли сами прощались со своими школьными годами, а вот и Иринкины пролетели. Ни с кем из класса Иринка так и не сдружилась по-настоящему, один Дима был теперь у неё на уме. Давал последний звонок Иринке, то есть гремел колокольчиком на торжественной линейке наш Митя, закончивший первый класс круглым отличником, любимец учителей, особенно Анны Петровны, и старших девочек. Он, кстати, и 1-го сентября, в первый свой школьный день был в числе главных действующих лиц церемонии - получал символический "Ключ от знаний", а теперь провожал выпускников.






Последний звонок у Ирины, 25 мая 1982 г.

Отучился Митя в первом классе не только легко, что было понятно - всю программу и так вроде знает, но и охотно, чего можно было по той же причине и не ожидать, добросовестно выполняя все задания Анны Петровны, которая стала для него высшим авторитетом, активно участвуя в уроках. А вот приятелями в классе Митя так и не обзавёлся, хотя и считал своими друзьями Прокопьева и Плотникова, с которыми "водился", а точнее, водил их к себе домой.
Вова Прокопьев считался уже в первом классе отъявленным, законченным хулиганом. Он ругался матом, задирал юбки старшеклассницам по науськиванию их одноклассников, плевал (в буквальном смысле) на преподавателей с лестницы, короче, терроризировал школу, не знавшую, что с ним делать. Он "воспитывался", то есть обретался после школы у бабушки, которая ещё работала, а ночевал у матери, которая жила с новым мужем, не жаловавшим пасынка.
Митю Вова нарочно не обижал, хотя в возне они могли и разозлиться, и поцапаться, и до слёз друг друга довести, причём Митя физически Вове почти и не уступал, тот просто побойчее и понапористее был. Но и Митя, разозлившись, мог вцепиться в него мёртвой хваткой или начать кусаться, когда ничего другого не удавалось сделать.
Наш дом был единственным местом, куда Прокопьева пускали, и родители его одноклассников категорически запрещали своим детям с ним водиться. А в сущности, Вова был вовсе не плохим мальчиком. В нём не было и тени подловатости, скрытности, хитрости. Откровенно прямодушный и бесхитростный парень, совершенно невоспитанный, правда, но в принципе скорее предрасположенный к добру, чем ко злу, и просто не умеющий найти другого выхода своей активности кроме как в хулиганских выходках.
К Мите он ходил, как мне кажется, прежде всего из-за игрушек, которые я привозил из каждой командировки и навозил изрядное количество. Особенно привлекали приходивших к Мите ребят ряды модельных автомобилей, по своей цене большинству из них недоступных, гэдээровских железнодорожных вагончиков, самолётов и вертолётов. С удовольствием и азартно Вова играл с Митей в настольный хоккей и другие настольные (хотя вернее - напольные, ибо играли в них исключительно лёжа на полу) игры, но прущая из Вовы физическая энергия не позволяла ему долго развлекаться таким малоподвижным образом, и эти игры неизбежно переходили в возню, стрельбу, борьбу, а то и драку.



Игорь Плотников, Митя и Вова Прокопьев, 25 мая 1982 г.

Вторым постоянным Митиным напарником и нашим гостем был Игорь Плотников, вечно насупленный, хиловатый мальчик, послабее даже Мити, хоть и на год его старше как и все одноклассники. Учёба давалась ему с большим трудом, он был весьма ленив, числился в отстающих и на уроках засыпал. Зато он занимался в музыкальной школе - осваивал баян. По характеру Игорь был полной противоположностью Вове - скрытен, хитёр и подловат. К Мите ходил тоже из-за игрушек, а собственно с Митей-то они вместе и не играли почти.
Приводил Митя к себе и других ребят - одноклассников и соседей по нашему многоподъездному дому. Те ходили с удовольствием, опять же восторгались игрушками, с увлечением играли ими, но... Митя в этих играх практически не участвовал. Поиграет немного и усядется читать, рисовать с бормотаньем или карты изучать (тоже с бормотаньем), а гости без него играют с его игрушками. Некоторые из гостей оказались нечистыми на руку и многое растащили из Митиного хозяйства - и модели машин, и другие мелкие игрушки, и монеты, и марки, и даже один весьма приличный кусок янтаря из моей коллекции упёрли. Пару раз удалось уличить похитителей, но случаев похищения было гораздо больше.
Сашулю очень огорчало, что Митя совершенно не умеет играть со своими товарищами, да и товарищей-то у него нет, разве что Вова с Игорем, так и те скорее просто посетители постоянные. Сам Митя, однако, считал их своими друзьями. На улицу Митю почти невозможно было выгнать, разве что на велосипеде покататься - к счастью, хоть это ему нравилось, научился в прошлом году. Но и то - вынесет Митя велосипед, а катаются на нём, главным образом, Вова или Игорь.
Был период у Мити, когда его тянуло к девочкам-одноклассницам. Особенно любил он ходить к одной из них - Оле, жившей в доме с печным отоплением. Но неясно было, из-за Оли он ходил к ней или из-за печки. Похоже, очень ему нравилось смотреть, когда печку растапливают, и сидеть у огня. Может, даже шуровать в печке ему там позволяли. Во всяком случае приходил он от Оли весь перепачканный в саже и угольной пыли.
Надо сказать, что вопросы пола были не чужды Мите и его приятелям. Я раз нечаянно подслушал, как они договаривались (Вова особенно активно) перед игрой в настольный хоккей о том, кто в случае победы кого из девчонок целует и в жёны берёт, и при этом спорили, какая из них этой чести более достойна (с возгласами Вовы: - Да что ты в этом понимаешь!).
Ну, а настоящих друзей - по духу, по интересам, по увлечениям у Мити не было не только вследствие его склонности к уединению, к играм воображения - это, думаю, было главной причиной, но и ещё вследствие того, что и по уровню своего умственного и духовного развития слишком уж он из своей среды выделялся, и слишком она, эта среда, была убогой. Ну, что тут поделаешь?



Сашуля, 25 мая 1982 г.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"