304

24 июля 1981 года мы улетели на Алтай. Почти ровно (до нескольких дней) через десять лет после нашей первой поездки в 1971-м году.
Тогда мы ездили только вдвоём с Сашулей, Иринку оставляли с бабулей в Севастополе, Мити вообще ещё не было на свете, а теперь отправились все вместе, вчетвером, причём Митя был, конечно, главным энтузиастом поездки. Ещё бы - так далеко он пока не забирался: Азия, Сибирь!
Об этой поездке мы с Сашулей подумывали уже давно: бабушка Феня старилась, ей пошёл уже девятый десяток, она своё уже отъездила, когда теперь её увидим? Проблема была в одном - в деньгах. Лететь всем на самолёте - дорого, Иринке нужен уже взрослый билет, только Мите детский за полцены, а это будет около трёхсот рублей в один конец только. Ехать поездом пять дней по жаре - утомительно, хотя Митя и на это соглашался. Компромиссный вариант - в одну сторону поездом, в другую - самолётом, и мы к этому склонялись. Но тут в мае нам премию выдали за "Тоннель", итоговую, пятилетнюю. Мне отвалили рублей семьсот, Сашуле около двухсот, и мы решили эти деньги потратить на поездку, то есть лететь самолётом и туда, и обратно.
На Ту-134 долетели до Москвы и там заночевали у Бирюковых. Дома был один Гена, Майечка гостила в Минске. На следующий день Гена проводил нас до Внуково, ему как раз по дороге на работу, а мы погрузились в Ту-154 и полетели в Барнаул. Пять часов без посадок - и мы в Барнауле. Красота всё-таки - современная техника. Накануне, когда подлетали к Москве, Митю укачало и замутило, и мы беспокоились за сегодняшний перелёт, но он браво проспал почти всю дорогу, как и Сашуля, плохо переносящая полеты.
Авиабилеты у нас были до Бийска, но без указания рейса, поскольку расписание местных авиалиний в калининградских кассах аэрофлота отсутствовало, и мы понятия не имели, сколько нам придётся ждать в Барнауле. Не исключали, что и заночевать придётся. Действительно, оказалось, что самолёт на Бийск вылетает по расписанию буквально сейчас, через пять минут, то есть мы на него никак не успеваем, ибо посадка давно уже закончена, а нам ещё багаж получать надо. Ну, что ж делать. Ждём багаж, размышляем, может, поездом поехать или автобусом?
И тут по радио слышим: "Граждане пассажиры, желающие улететь на Бийск! Просьба зарегистрироваться у диспетчера по транзиту!" Я туда, а там толпа, к окошку не пробиться, но все не на Бийск, а на всякие другие рейсы в ещё более отдаленные места. Через головы я как-то сумел просунуть в окошко наши билеты, в них чего-то отметили, поставили штампик и велели идти на посадку к автобусу, что стоит вон у той двери. Тут как раз наш багаж подоспел, мы подхватили свои шмотки-манатки и бегом к автобусу - ПАЗику, в который только ещё загружались пассажиры и экипаж. Автобус повёз нас куда-то далеко в объезд основного поля аэродрома, на котором стояли большие самолёты, потом выехал вообще на кочковатую поляну и затрясся по ней к её краю, где стояли ветераны местных гражданских авиалиний - обшарпанные АН-2.
Пассажиров набралось как раз полный самолёт - двенадцать человек, по шесть у каждого борта на жёстких откидных сиденьях спиной к окошкам. Экипаж - два человека за жидкой переборкой. Вообще от всего самолёта возникает ощущение, что он фанерный. Затарахтел мотор, лайнер запрыгал по кочкам и ... взлетел, как ни странно. Набрал высоту метров сто и полетел, покачиваясь.
Лететь на АН-2 по сравнению с каким-нибудь "Ту" всё равно, что ехать на мотоцикле по сравнению с ездой на легковой автомашине. Комфорт, конечно, не тот, но и свои преимущества имеются: прелесть полёта ощущается в полной мере, а главное, есть, что разглядывать из окошка, и видно хорошо. Вот Обь, Барнаул, леса пошли, поля, вот снова Обь, а вот и начало её - место слияния Бии и Катуни, вот и Бийск, вон бабы Дусин район - сплошь из маленьких деревянных домиков. Час полёта всего.
Митя и тут умудрился уснуть, сначала приткнулся лбом к стеклу и пялился в окно минут двадцать, а потом сник и задремал у меня на руках.
Сели на земляной Бийский аэродром, вылезли из самолёта. На воздухе свежо, даже прохладно, только что дождь прошёл, натянули кофты, пуловеры. Теперь проблема до Бийска добраться. Но это уже ерунда, недалеко, километров десять, в крайнем случае можно и пешком дотопать. Насчёт автобуса ничего не ясно - ходит, не ходит? Остановка вроде есть, расписания нет. Народ весь сразу потянулся на шоссе - голосовать, и мы за ним.
Стояли с полчаса, машины легковые идут довольно часто в город, возвращаясь из деревень, но никто не останавливается. Да и кто ораву такую возьмёт - четыре человека с вещами? Но вот показался автобус из Бийска и свернул к "аэропорту", тот самый, рейсовый. На нём мы доехали до моста через Бию, откуда к бабе Дусе можно добраться трамваем, но нам показалось, что тут вроде недалеко, и мы попёрлись пешком.
Шли, однако, полчаса, а то и сорок минут. Но вот, наконец, переулок Центральный. Сворачиваем на него и видим - вон у бабы Дусиного домишки две фигурки стоят, в нашу сторону смотрят, наверное, бабушки. Подходим ближе, видим: - точно, они. А они всматриваются - ещё не могут разобрать: мы ли это, их гости долгожданные, всё-таки плохо видят обе уже.
Но вот и разглядели, признали нас. Обнимаемся, целуемся. У бабы Дуси слеза, конечно, выкатилась. Внешне она мало изменилась за те десять лет, что мы не виделись, а ведь болела много. А вот баба Феня наша заметно сдала, сгорбилась, съёжилась, высохла, совсем маленькая, сморщенная стала, ослабела.
- Ничего не ест совсем, - ругается на неё баба Дуся.
- Не манит, не хочется ничего, - оправдывается баба Феня.
Движения у неё неуверенные, делает она всё медленно, баба Дуся куда как расторопнее.
Поужинали во дворе, он теперь весь почти перекрыт навесом - дядя Витя Шебалин сделал, от дождя и от солнца. Выпили, конечно, самогонки. Баба Феня теперь совсем уже не пьёт, а баба Дуся стопочку осилила за два приёма.
Спать легли мы с Митей на кровати, Сашуля с Иринкой на полу, и не помню, как остальные, а я спал как убитый.



Баба Дуся, баба Феня, Митя и Пушок, Бийск, июль 1981 г.



Баба Дуся, соседка, баба Феня и Митя, Бийск, июль 1981 г.

А следующий день - 26 июля, Митин день рождения, шесть лет.
С утра солнечно. Завтракаем во дворе, настроение отличное. Подарок Мите ещё в Москве купили, он сам себе выбрал в "Детском Мире" (специально туда за этим ездили от Бирюковых) - конструктор "Дорожные машины", который никуда не влезал и путешествовал с нами отдельным багажным местом. А вот бабушки ему сделали подарок куда лучше - настоящего живого щенка у кого-то выпросили, по имени Пушок.



День рождения Мити, Бийск, 26 июля 1981 г.

Пушок этот был просто прелесть непонятной породы - мохнатый шарик с коротким (подрубленным уже) хвостиком, непрерывно трепыхавшимся с большой частотой как флажок на ветру. Мордочка у носа и уши чёрные, а сам весь рыжевато-светло-коричневый. Очень общителен, резв и жизнерадостен, любит, когда с ним возятся. Бабушки держат его на привязи в огороде у сарая, где он скучает и начинает скулить, повизгивать, отчаянно вилять хвостом и рваться, натягивая верёвку и запутываясь с ней, к каждому проходящему мимо. А мимо него как раз дорога в туалет проходит.



Домик бабы Дуси в Бийске, июль 1981 г.

Митя его слегка побаивается, когда тот чересчур рьяно бросается ему на ноги, - не привык общаться с собаками, но ему Пушок очень нравится и нравится водить его гулять на веревке. Впрочем удержать его на веревке Мите не удаётся, начинается ловля Пушка, все страшно веселы и довольны. Бабушки не нарадуются на правнучка. Ирина же, как невеста на выданье, ведёт себя весьма чинно.



Перед выходом "в город"



Ирина с Митей обуваются на крыльце, Бийск, июль 1981 г.

После завтрака идём гулять по Бийску с соседом и его внуком - Митиным ровесником, очень стеснительным мальчиком, с Митей они так и не сошлись. Посетили заезжий зверинец - сезонную достопримечательность Бийска. По дороге Митя очень расстроился, что прозевал аварию - столкновение двух машин на мосту (КАМАЗ поддал "Волге" под зад и смял ей багажник), которое произошло как раз, когда мы проезжали в трамвае мимо, и требовал вернуться к месту происшествия.
Заходили в продмаги и на базар. С продуктами получше, чем у нас. Масло и сыры разных сортов лежат свободно, мясо на базаре по четыре рубля в изобилии. Местные сыры - Алтайский, Бийский, очень хороши. На обратном пути зашли в Краеведческий музей, узнали, что Бианки из Бийска.
После обеда пошли на речку, на Бию, прямо вниз по Центральному переулку, который в Бию как раз и упирается. Здесь красиво, города не чувствуется. Напротив - остров, заросший деревьями, с полосой песчаной отмели у берега, за островом - крутой высокий правый берег Бии. До него отсюда с километр. Купаться не тянет, не жарко, солнышко скрылось.







На Бие в день рождения Мити, Бийск, 26 июля 1981 г.

Но меня больше всего волнуют возможности рыбалки, к которой я загодя максимально подготовился: приобрёл новое пластиковое телескопическое, шестиколенное удилище, которое в сложенном виде помещалось в чемодан, снарядил его пропускными кольцами, катушкой и, главное, конической плетёной лесой, предназначенной специально для ловли нахлыстом.
Митю и Ирину я мобилизовал на ловлю кузнечиков для насадки, они поймали несколько штук, и я стал пробовать забрасывать свою систему, причём неподалеку один мужик, стоя в воде очень лихо управлялся с такой снастью и нет-нет, да и вытаскивал чебаков. У меня, конечно, так не получалось, но всё же некоторые забросы более или менее удавались, и я даже ухитрился изловить одного или двух небольших чебачков. Ясно стало, что надо тренироваться, и дело пойдёт, рыба есть, хотя чебак и мелковат что-то.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"