303

Из дневника погоды.

6-7 июля 1981 г. Температура +22 - +24, давление 756-754, ясно, безветренно.
Ездили со Смертиным с ночевкой на Морской канал, на 17-й километр. Мы знали, что здесь где-то есть лодочная станция, но ни разу ещё на ней не были. Нашли. Оказалось, что лодки выдаёт напрокат тот самый парень, Юра, который посоветовал нам сматываться, когда мы пытались ловить угрей на 14-м километре в конце мая. Он помимо заведования лодочной станцией и общественного рыбинспекторства работает ещё во Взморском лесничестве, а живёт с молодой женой и ребёнком в немецком домике, одиноко стоящем на краю поймы канала километрах в двух от Балтийского шоссе, напротив 17-го километра.
Прямо ко двору его дома от Морского канала через камышовые заросли проходит маленький канальчик, в конце которого сооружён небольшой причал и сарай для лодочного снаряжения. Лодки вытащены на берег и лежат кверху днищами. Прокат лодки - рубль в сутки. В придачу даются якорь, черпак, пробковый пояс, ну и весла, разумеется. Мотоцикл Юра разрешил загнать к себе во двор и оставить там.
Мы с Володей перегрузили в лодку всё своё рыбацкое хозяйство, которым была забита коляска мотоцикла, и погребли сначала по канальчику, потом по лагуне с камышовыми островками, наконец, поперёк Морского канала к одному из длинных искусственных (насыпных) островов, отделяющих канал от Калининградского залива. Погода была исключительная, солнце стояло ещё высоко, ветра практически нет, поверхность воды чуть рябит. Разделись до пояса, гребём по очереди, блаженствуем. Хорошо! Ещё рыбачить не начали, а уже удовольствие получаем. Давно не сидел я за веслами, ах, как славно!
Приткнулись к острову. Выбрали базовое место для ночёвки неподалёку от проливчика, соединяющего канал с заливом, выгрузили часть барахла, чтобы не мешало в лодке поворачиваться, и вышли в залив. Попробовали там ловить в нескольких местах, но безуспешно. Да и у других, ловивших с лодок, клевало, судя по всему, неважно. Вернулись к острову, высадились на него уже окончательно, на ночь. Закидывали донки и в залив, и в канал, благо ширина острова небольшая - метров тридцать всего. В заливе абсолютно не клевало, а в канале изредка попадались окуни среднего калибра, граммов по двести. Ночью практически не клевало ни там, ни сям, спасались у костра от комаров, чуть-чуть поспали прямо на земле в проолифенках, замёрзли, конечно.
Чуть забрезжило - начались поклёвки. Я вытащил одного, Володя - двух "карандашей" - небольших угорьков. С рассветом, когда над водой запарил туман, вся гладкая поверхность канала покрылась расходящимися кружками - рыбная мелочь кормилась упавшим в воду комарьём и прочей живностью, "плавилась", как называл это мой тесть Николай Степанович. Мы схватились за поплавочные удочки и начали таскать мелкую плотву и густёру. Через полчаса Володя пошёл проверять донки, заброшенные в залив, и прибежал вскоре обратно:
- Мы тут сидим, а народ весь в заливе у проливчика собрался, видать, клюёт! Давай в лодку скорее!
Мы с удочками бросились к лодке, столкнули её в воду и погребли к проливчику, где, действительно, столпились почти все лодки, ловили и прямо с острова. Для нас свободного места в проливчике уже не было, стали пробовать ловить, где придётся, и недалеко от берега, у травки нащупали стаю весьма приличной плотвы и густёры, уверенно хватавшей на хлеб. Часов до десяти клевало отлично, а потом - всё. Но и мы уже разморились, устали, припекало. Вернулись на остров, собрали манатки и поплыли обратно к Юре через канал. Рыбалка понравилась, и мы решили, что это место надо продолжать осваивать.

9 июля 1981 г. Температура +22, давление 753, ясно, ветер северный, слабый. Ездил вечером в Марьино. Глухо.

10-11 июля 1981 г. Температура +25 - +27, давление 753, ясно, ветер восточный, слабый.
Ездили с Лёней Захаровым на 17-й километр с ночёвкой. Вечером плавали на лодке по заливу, пробовали ловить удочками, поймали по несколько густёрок, клевало плохо. Но на заходе я подцепил на удочку угря. Всё-таки намного приятнее тащить его удочкой, чем донкой: по-настоящему ощущаешь сопротивление и трясёшься - не оборвёт ли поводок?
На донки ночью практически не клевало ни в заливе, ни в канале, но одного угорька Лёня всё-таки вытащил. Утром опять бороздили залив на лодке, но безуспешно. Собрали барахло и переправились обратно через канал, поскольку увидели, что все лодки ушли с залива, и народ рыбачил по лагунам у камышей и травы. Попробовали и мы. Оказалось, неплохо клюёт окунь, мелкий, правда, граммов по сто, но ловится весело. А Лёня умудрился и тут угря вытащить на удочку средь бела дня, причём приличного.
К обеду я сморился и высадился на берег спать, а Лёня упорно таскал окуней. Он обнаружил место вдоль подводной каменной гряды (я её нащупал потом, купаясь), где окуни клевали практически беспрерывно, а закинешь немного в сторону - нет ничего. Штук пять ему попалось вполне приличных окуней - граммов по триста. А я, поспав на жаре, совсем разомлел и, чтобы очухаться, полез в воду голышом купаться. И так хорошо было!

18 июля 1981 г. Температура +18, давление 747, утром ясно, вечером дождь, ветер северо-восточный, слабый.
Ездили с Сашулей и с Митей на Лысую гору за малиной. По дороге насобирали лисичек, их уже довольно много оказалось. А к Лысой горе продирались по оврагам через жуткие заросли ежевики, которая цеплялась за ноги, что ужасно не нравилось Мите, и он даже уже начал хныкать. Утешил его спуск с Лысой горы: с высока вниз по песочку аж летишь к заливу.
А малины набрали немного. Я её и в урожайных местах плохо вижу из-за своего дальтонизма, а тут только Сашуля смогла полбидончика насобирать. Я же ещё и удочки таскал с собой по косогорам, надеясь половить в камышах под Лысой горой, где давно уже не лазил - как уехали из Ладушкина. Побродил по камышам минут пятнадцать и поймал две плотвы. Тут спустилась Сашуля и позвала перекусывать, да уже и домой было пора.

19 июля 1981 г. Температура +15, давление 746, ночью дождь, днём пасмурно, ветер северный, умеренный. Ездил в Озерки, поймал три плотвички на хлеб.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"