259

В моё отсутствие был закончен памятник, и папа установил его на маминой могиле. Помогали ему устанавливать наши ребята - Саенко, Клименко, Коля Нацвалян. Мой рисунок "мастер" сильно загрубил, и портрет получился непохожим. Папа же счёл удовлетворительным и заплатил оговоренную тысячу рублей.
На годовщину маминой смерти приезжали Милочка и тётя Люся. Помянуть маму пришли Кулики и Прохоровы. Может быть, и Машавцы, не помню.
Отец так ни с кем из них и не восстановил былых дружеских отношений. Да, собственно, это были и не его, а мамины "былые дружеские отношения", он в них был просто втянут маминой волей, а самого его как будто бы ни к кому не тянуло.
Как будто бы... А вот познакомился же он в этом году с Намгаладзе, сам, никто его не подталкивал.
Мы вообще-то давно знали (и папа с мамой тоже), что в Калининграде есть, по крайней мере, ещё один Намгаладзе, какой-то там строительный начальник. Фамилию его мы вычитали в "Калининградской правде", где нашего однофамильца ругали за недоделки, кажется. Папа говорил, что он давно хотел с ним познакомиться, что наверняка это почти родственник, ибо в Грузии все Намгаладзе родом из одной деревни.
И вот отец разузнал (через справочное, наверное), что этот Намгаладзе - начальник РСУ-6, которое находится на кольце трамваев "двойка" и "шестёрка", то есть рядом с кладбищем, и папа мимо него часто проходит. Папа зашёл туда и познакомился, и оба были очень рады. Действительно, они оказались детьми выходцев из одной деревни, только отцы их покинули её в разное время.
Вскоре и мы с Сашулей познакомились со вторым калининградским семейством Намгаладзе: были приглашены вместе с отцом к ним в гости. Эрнест Анатольевич (Алик, как он сам представился, и как зовёт его жена. Интересно, Аликом себя называли из моих знакомых: Самуил Маркович (по паспорту), а в прессе Олег Маркович Белаковский - врач ЦСКА и сборных по футболу и хоккею, Исаак Яковлевич Фельдштейн - доктор наук из ИЗМИРАНа, муж Юдович, и вот теперь - Эрнест Анатольевич) Намгаладзе - высокий, представительный мужчина, с усами, вполне грузин на вид, лет на семь старше меня, но выглядящий гораздо солиднее. Впрочем, держится запросто, приветлив и приятен. В Калининграде уже лет двадцать, закончил здесь коммунально-строительный техникум после армии и остался работать. По-русски говорит почти без акцента. Но чуть-чуть есть.
Жена его - Тамара Андреевна, ровесница мужа или даже чуть постарше его, полукровка вроде меня, но грузинского в ней внешне больше чем во мне. Работает физкультинструктором на "Союзгазавтоматике" и, соответственно, выглядит вполне спортивно, хотя уже бабушка. У них двое детей. Дочь, Вика - очаровательная черноглазая студентка КСТ, совсем девчонка ещё, замужем за юным моряком, соседом по площадке. Живёт с мужем у родителей, осчастливила их малюткой Снежанной, кумиром всего семейства. Сын, Сергей, учится в десятом классе, занимается борьбой, играет на гитаре и поёт (безо всякого ломания и для гостей родителей), собирается поступать в Военное строительное училище в Ленинграде.
В выборе профессии сын и дочь решили идти по стопам отца, хотя отец и признаёт свою профессию самой ругаемой.
- Почему ругают? За дело. Работать некому. Никто не идёт. Одни алкоголики. Но кое-что иногда получается. Вот органный зал скоро откроют. Будет неплохо.
С ними живёт старая уже, но ещё бодрая мать то ли Эрнеста, то ли Тамары.
Квартира в капитально отремонтированном старом немецком доме у Парка Калинина, на Огарёва, с котелковым отоплением, но большая и хорошо отделанная. Пьют мало, точнее, почти не пьют, но стол богатый. Живут, скорее всего, как все люди этого круга, имеющие доступ по работе к материальным ценностям или социальным благам: "Ты - мне, я - тебе, и всем нам неплохо, кому есть что предложить - товар или услугу". Но, впрочем, это только моё предположение. Скорее всего так, но не обязательно.
Впечатление же всё семейство произвело самое расприятное - добрые люди, хоть и без особой интеллектуальности, но и без претензий вроде бы. Эрнест и Тамара были у нас в гостях. Кажется, даже сначала они у нас - отец пригласил. Но знакомство это не развилось, а через год и вовсе заглохло. Отец, который это знакомство завязал, потерял к ним возникший было интерес по "особым" причинам, но об этом позже.

Рыбалка этой осенью что-то не задалась. В октябре три раза подряд ездил на Прохладную в Ушакове. И всё невпопад. Первый раз, 21-го, поехал просто так на разведку, посмотреть обстановку. При сильном западном ветре и нагоне воды там неплохо клевала, по разговорам, средняя плотва и уклея. Но при мне клевало плохо. Народу же было много, что свидетельствовало о том, что недавно клёв, действительно, был хороший. Через три дня, 24-го, поехал опять. День был ясный, ветер восточный, ни рыбой, ни рыбаками и не пахло. Ещё через три дня, 27-го, день был пасмурный, тихий, дул слабый восточный ветерок. Клевала только в протоке мелкая плотва.
В конце октября вдруг грянули морозы: с 29-го по 4 ноября стояла минусовая температура, до -10°. Озеро Тельмана встало. Но к ноябрьским праздникам вернулась нормальная осенняя погода.
Восьмого мы с Серёжей ездили в свои заветные угодья - в Головкино. Но и там нас ждало разочарование. В Полесском канале оказалось очень мало воды. Попробовали всё же ловить, но ничего не клевало. Через Немонин в Матросово паромщик отказался нас перевозить, сказал, что у него в честь праздника сегодня сокращённый рабочий день, и обратно мы можем не выбраться. Посоветовал нам ловить в Немонине. Какая, мол, разница? Такая же река.
В самом деле, реки почти одинаковые, текут параллельно друг другу, в один залив впадают, и расстояние между ними всего три километра. По совету паромщика ловили с причала у склада ГСМ. Бойко клевали окушки и ерши, к вечеру стала попадаться плотва. Но всё это было не то. В три часа явились рыбаки-любители из Матросово, их оттуда прогнал паромщик. Там плотва ловилась хорошо.
18-го ноября ездили с Серёжей и Кондратьевым на мотоцикле к пионерлагерю "Колос", что на Куршском заливе посередине между Заливным и Полесском. Место, по слухам, классическое, а я там до сих пор ещё не был. Место, действительно, оказалось очень удобным и легко доступным (на своём, правда, только транспорте). Небольшой канальчик впадает в залив, много машин, берега облеплены любителями ужения, включая женщин и детей. Клёв отличный, но мелочь: окушки, пескари, мелкая плотва. Серёжка пытался блеснить и зацепил за бок плотвицу.
2-го декабря - сильный северо-западный ветер, нагонный для Прохладной, и мы с Серёжей поехали в Ушаково. Много воды и много народу. Неплохо ловят между мостом и заливом с левого берега, но надо стоять в воде в болотниках на грани их заливания, а этого нам не захотелось, и мы поехали посмотреть обстановку в Лебедином. Давно я там не был. Последний раз, наверное, когда дядя Гриша в Ладушкин приезжал. В Лебедином, к моему удивлению, народищу оказалось тоже очень много и ловят неплохо в канальчике, особенно у залива. С часу до пяти вечера я поймал с десяток окуней и штук двадцать мелких и средних плотвиц. А слева от меня мужик, закидывая под самые камыши к противоположному берегу канала, ловил гораздо более крупную плотву. 4-го ездил в Лебединое один и поймал сорок средних плотвиц. 8-го поехали туда же с Лёнькой и Смертиным. Но ночью переменилась погода. Ветер стих, прояснилось начисто, давление стало расти, заминусело. С утра ещё немного клевало и мы поймали несколько плотвиц. А потом - как отрезало.
С 9-го декабря установились морозы и 15-го достигли -13°, потом четыре дня тёплых и снова заминусело. 23 декабря, в первую годовщину утопления мотоцикла, ездили с Серёжей и Смертиным на открытие зимнего сезона в Полесск. На левом узком рукаве Деймы лёд 4-7 см. С утра у людей хорошо ловилась мелкая и средняя плотва на мотыля и червя, а мы так и не смогли приспособиться к подлёдному лову на быстром течении, к тому же для насадки у нас имелись только хлеб и сыр. В общем, ловля на Дейме нам не понравилась, и мы поехали разузнать обстановку в Красном. Залив там оказался покрытым льдом, но на нём никого не было, и мы не рискнули стать первопроходцами, так что открытие сезона толком и не состоялось.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"