248

20-го мая, в воскресенье, мы с Кореньковым собирались вылететь в Москву, в ИЗМИРАН. Я - на секцию учёного совета, которая должна была состояться, как обычно, в третий понедельник месяца, т.е. 21-го, а Юра - готовиться к защите диссертации, которая была назначена на 29-е число, и на которой мне тоже положено было быть как научному руководителю. В выходные дни, 26-го и 27-го, я собирался съездить во Владимир навестить Митю.
А перед отъездом в командировку я решил съездить куда-нибудь на рыбалочку, просто проветриться, уж больно погода была хорошая.
С вечера пятницы ещё я прикатил домой из кирхи на мотоцикле и оставил его, как обычно, под окнами. Вставать рано на зорю я не собирался, а мотоцикл пригнал просто, чтобы не мотаться утром в гараж. На выходные дни я часто оставлял мотоцикл около дома, не предпринимая абсолютно никаких мер предосторожности на случай попытки угона, даже замок на руль не вешал, для которого на мотоцикле имелись специальные ушки. И это несмотря на урок, преподанный мне года три назад угоном, хотя и недалёко, мотороллера.
Уж не знаю, почему я решил, что на мотоцикл мой никто не покусится. Может, потому что рядом стояли другие машины, и снесли, наконец, стоявшую прямо напротив нашего подъезда развалюху, обиталище крыс, шнырявших у всех на виду. Эта развалюха долго загораживала нам весь вид на улицу со стороны кухни и двух комнат. Уже после того как оттуда все выехали, в том числе и мясной магазин (в котором, действительно, иногда продавали мясо), она ещё года три стояла, зияя пустыми проёмами окон. Процесс её окончательного разрушения с помощью тросов, за которые тянули и дёргали гружёные автомашины, я не поленился зафиксировать серией фотоснимков. Так вот, импровизированная стоянка машин у нашего подъезда оказалась теперь на открытом месте, и злоумышленникам пришлось бы действовать с большим риском быть замеченными.
Но они тем не менее рискнули...
Утром почему-то вместе со мной поднялась Ирина.
- Ты, что, папочка, на рыбалку собрался?
- Да, доченька.
- На мотоцикле?
- Ага.
- Он у тебя здесь, что ли, стоит?
- Ага.
Ирина подошла к окну, повертела головой во все стороны и сообщила мне радостную весть:
- А мотоцикла твоего, папочка, нет!
- Да ты что болтаешь! - подскочил я к окну.
Мотоцикла не было.
Это что же такое? Это для чего же я его со дна залива поднимал, разбирал и собирал по винтикам? Чтобы потом вот так его бездарно потерять менее чем через полгода? Ах, козёл, я, козёл!
Бросился я звонить в милицию: - Что делать, мол?
Отвечают: - Идите в своё районное отделение.
Пошёл, благо недалеко. Долго ждал в приёмной пока оформят какого-то алкоголика. Наконец, обратили и на меня внимание:
- В чём дело?
- Так вот и так.
- А какого хрена мотоцикл на улице оставляете?
- Виноват, не подумал.
- Вот Вы не думаете, а нам возиться с Вами. Где его теперь искать? Ладно, идите наверх, в комнату № 6, там всё расскажете.
В комнате № 6 с табличкой на двери "инспекторы уголовного розыска" сидели двое в штатском: мужчина лет под сорок и совсем молодой парень ладного сложения и вообще довольно симпатичный на вид. Они выслушали меня и попросили написать объяснительную записку с подробным описанием мотоцикла и всех его особых примет.
- Заниматься Вами вот Аркадий будет, - мужик постарше кивнул в сторону молодого. Аркадий приступил к делу. Сказал, что он уже обращал своё внимание раньше на то, что я часто оставляю свой мотоциклу дома, и думал, что добром это не кончится. Так оно и случилось.
- Значит, так. Коляска, судя по всему от Вашего мотоцикла, отцепленная валяется во дворе домов по Московскому проспекту за кинотеатром "Баррикады". Один из жильцов звонил оттуда уже нам. Говорит, что ночью ещё видел из окна - он на первом этаже живёт - как трое парней возились у мотоцикла, но ничего плохого не подумал, а утром увидел коляску брошенную, вот и позвонил на всякий случай. Без коляски мотоцикл легче спрятать. Может, они его сейчас уже в каком-нибудь сарае на запчасти разбирают. Но попробуем искать. И Вы нам должны помочь. Машину сможете достать? У нас машин нет. Возьмите у кого-нибудь из знакомых машину и поезжайте, осмотрите все обочины дорог, выходящих из города в нашем районе. Может, ребята молодые угнали просто покататься, а потом бросили. Такое часто бывает. Хотя в данном случае маловероятно, раз не поленились коляску отцепить. Но всё же проверьте. А я обойду своих "подопечных", которые у меня на учёте состоят, может, из них кто-нибудь что знает.
Знакомых со своими машинами у меня не было, разве что ладушкинские шофера с обсерваторскими машинами (транспортом), включая Иванова с "уазиком". Да ведь сегодня суббота, и такая погода чудесная, никого не найдёшь. И тут Сашуля вспомнила про Куликов - у них же "Жигули" есть! И живут рядом. Я пошёл к ним. На моё счастье все оказались дома, и машина у подъезда, и Наташка со своим мужем никуда не торопились, и согласились меня покатать.
Проехались по Гурьевской дороге, по окружной, по Московскому шоссе. За рулём сидела Наташка. Водила машину она гордо, но ещё не очень уверенно. Я уныло озирался по сторонам. Как же - жди, лежит тут где-нибудь мотоцикл на обочине. Надо хоть коляску оттащить в гараж, пока и её не спёрли, всё-таки триста с лишним рублей стоит. Не бросать же её во дворе, завтра ведь в командировку уезжать надо.
Отпустив Наташку с мужем и поблагодарив их, я отправился к Саенке просить помочь оттащить коляску во двор кирхи. Юра с готовностью согласился.
Злоумышленники коляску отсоединяли неумело: развинчивали сами растяжки вместо того, чтобы открутить только гайки болтов, их крепивших, что было бы гораздо проще и быстрее. Провода, идущие к коляске, были просто перерезаны, хотя и это потребовало больше физических усилий, чем просто разъединить разъёмы под седлом. Мы с Юрой попробовали катить коляску на единственном её колесе, поддерживая корпус с левой стороны за растяжки. Оказалось, что нужно всё время балансировать, чтобы удержать коляску весом более центнера в равновесии и заставить её катиться прямо. А до кирхи пять километров, эдак мы её до ночи катить будем.
И тут Юра выдал идею:
- Давай, её к моему складному велосипед приторочим!
Я рассмеялся:
- Ты что, с ума сошёл? Она любой велосипед раздавит! И как ты её крепить собираешься?
Юра настаивал:
- Давай попробуем, пока от дома ещё далеко не отъехали. Долго что ли?
- Ну, давай, чёрт с тобой!
Юра сбегал за велосипедом, благо, действительно, мы рядом с его домом были. И удивительное дело: поперечные трубы рамы коляски очень хорошо легли - на нижнюю часть рамы велосипеда, вторая - на его багажник (велосипед у Юры с колёсами малого диаметра, и багажник расположен низко), так что конструкция оказалась вполне устойчивой даже безо всяких связываний, достаточно было её слегка поддерживать с обеих сторон при движении. Так мы эту систему - велосипед с коляской от мотоцикла - и покатили по Московскому проспекту, а потом по Дмитрия Донского к кирхе. Прохожие удивлённо таращили на нас глаза: - Во, мужики дают! - и наверняка ничего не могли понять.
Я говорил Саенке: - Ещё недавно мотоцикл с коляской на санках по льду волочили, а теперь вот коляску на велосипеде по городу катаем. Совсем как в песне: старый осёл молодого везёт!
Менее чем за час мы докатили нашу систему до кирхи и забросили коляску в гараж. С мотоциклом же я мысленно уже распрощался. Юра поехал домой на велосипеде, а я побрёл на трамвай.
Дома Сашуля усадила меня обедать, было уже часа четыре. Я ел безо всякого аппетита. Вдруг звонок. Пошёл открывать - в дверях ... Аркадий.
- Нашёлся Ваш мотоцикл!
- Как? Не может быть! Где?
- В Переславском.
- Ни фига себе! Как он там оказался?
- Ночью на нём ехал один парень, ему велели остановиться дежурные ГАИ - он был без шлема. Он не захотел. За ним погнались. За Переславским он решил свернуть в лес на просёлок, да не справился, видать, с управлением, завалился на повороте, бросил мотоцикл и убежал в лес. Искать его, конечно, не стали, а мотоцикл подобрали и откатили во двор к местному милиционеру. Там он сейчас и находится.
- А как Вы об этом узнали?
- По телефону. Давайте, поедем сейчас в Переславское, заберёте мотоцикл, я акт составлю и дело закрою.
Я, ликуя, помчался опять к Куликам. Но Наташки с мужем в этот раз дома не было, уехали куда-то на машине. Недолго думая, я побежал на стоянку и взял такси, на котором мы с Аркадием и доехали до Переславского, - это на 20-м примерно километре от города по Светлогорскому шоссе. Таксиста я попросил подождать, чтобы он отвёз потом обратно Аркадия, - на мотоцикле без коляски я бы не рискнул его везти.
Милиционера местного мы дома не застали, он был в бане. Пошли туда и по дороге его встретили. Он провёл нас к своему сараю, у стены которого притулился мой многострадальный мотоцикл. Новые раны на теле его добавились к старым царапинам: сильно покорёжена была левая выхлопная труба. Похоже, что при повороте угонщик ударился обо что-то её патрубком, соединяющим цилиндр с трубой. Пострадала и правая труба. Возможно, что удар произошёл слева по патрубку, а завалился мотоцикл на правую сторону.
Из аккумулятора пролился электролит, завести двигатель от кик-стартера мне не удалось, сколько я ни дёргал рычаг ногой. Попробовали с Аркадием завести его с толчка под горку - тоже ничего не вышло, только упрели оба. Видя наши мучения, местный милиционер сжалился, выкатил свой тяжёлый мотоцикл, взял меня на буксир и погонял по двору. На втором круге мотоцикл завёлся. Аркадий сел в такси, а я попросил таксиста не обгонять меня, а ехать сзади: мало ли что, вдруг заглохну.
Без коляски на ИЖе я ехал в первый раз и чувствовал себя очень непривычно: сказывалось, что машина намного тяжелее, неповоротливее и мощнее, чем мотороллер - единственный вид двухколёсного мототранспорта, который я водил до сих пор (не считая, правда, мопеда). Особенно чувствовалась его большая мощность: чуть прибавишь ручку газа, и мотоцикл, не сдерживаемый коляской, буквально вырывается из-под тебя.
Такси с Аркадием отконвоировало меня до самого гаража, куда я и загнал беглеца, поставив рядом с коляской. Аркадия я пригласил к себе домой отметить успех мероприятия. Он обещал заглянуть после того как оформит все бумаги по делу.
- Мотоцикл в гараже! - отрапортовал я Сашуле, явившись домой.
- Тебе везёт, - резонно заметила она. - Второй раз сухим из воды выходишь. Я уж думала - теперь-то мотоцикла ты больше не увидишь.
- Я тоже так думал, - признался я, - да вот - спасибо милиции.
Тут появился Кореньков. Он приехал из Ладушкина, чтобы переночевать у нас, - утром мы с ним летели в Москву. Я сбегал за Саенко, тоже принимавшем участие в деле; пришёл, как и обещал, Аркадий, и мы неплохо посидели, отмечая завершение очередного моего мотоприключения.
На прощанье я подарил Аркадию для его младенца раскидное детское кресло-столик, из которого уже вырос Митя, а Аркадий, как оказалось, такое кресло давно уже и безуспешно искал. Я приглашал его заходить в гости ещё, вместе с женой. Он обещал, но знакомство наше дальше так и не развилось, хотя Аркадий и явно стремился поначалу к нему...

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"