226

И в это время продолжают приходить письма от Димули.

Ленинград, 24 октября 1978 г.

Сашуля!

Я с просьбой. Если будет возможность, купи мне, пожалуйста, 3-4 экземпляра книги "Вопросы теоретического наследия Иммануила Канта". Изд. Калининградского Гос. Университета, 1978. Она зелёного цвета и стоит 1 рубль. Деньги я сразу вышлю. Целую, Дима.

Ленинград, 25 октября 1978 г.

Дорогой Сашок!

Не помню, писал ли я тебе: Ляцкий навестил и меня. До этого я получил письмо из Апатит, где меня оповещали о семейно-производственном конфликте и его разрешении. Был он у меня со своей новой спутницей. Сей сателлит не произвёл на меня никакого впечатления, сам же Ляцкий - преотвратнейшее, что я и старался всячески не обнаруживать. Впрочем... какое моё дело! Да и не мне судить.

Книгу о Канте я попросил, потому что там есть статья о. Павла Флоренского об антиномиях. Хотя сам я хорошо представляю себе, что может написать (мог, т.к. его уже давно нет в живых) по поводу Канта о. Павел, всё же для коллекции и для нашей библиотеки мне эту книгу хотелось бы иметь. Рассказал о книге мне вчера Чертков, который был в каком-то "кабинете Канта" и там эту книгу приобрёл (дрянь, не догадался на меня купить!). В речи на защите магистерской диссертации Флоренский называет Канта "столпом злобы богопротивныя". Сама же его книга (магистерская) именовалась: "Столп и утверждение Истины. Опыт православной феодицеи в 12-ти письмах другу". О. Павел придавал книге столь большое значение, что не задумался посвящением поставить следующее: "Всеблагоуханному и Пречистому имени Девы и Матери". Книга и в самом деле удивительная, похожая на чудо (сказать: хорошая, интересная, прекрасная, - ничего не сказать). Когда я лет пять тому назад взял её читать у своего дипломанта в Университете (замечательным образом, его фамилия - Флоринский), я был пьяным несколько недель, помню, что я летал, а где - не помню. После я год не выпускал эту книгу из рук. После я уже не удивлялся свидетельствам о подобном воздействии этой книги на других людей. Лосский-старший в своей History of Russian Philosophy пишет чуть не со страхом о таинственном воздействии на него этого чтения и самой личности о. Павла (речь шла буквально о жизни и смерти). Недавно университетские ребята мне рассказывали об известной нам преподавательнице Холостовой, которая, недавно прочтя эту книгу, получила серьёзное нервное расстройство, - кажется, и до сих пор в нём пребывает. Поэтому понятно моё нетерпение, когда я вчера при Черткове же написал тебе записку; понятен интерес, с которым я встречаю любую публикацию о. Павла, будь то по богословию, философии, математике или физике (1).
(1) Из предисловия А.В. Гулыги и И.С. Нарского к статье П.А. Флоренского в упомянутом кантовском сборнике КГУ: "Текст представляет собой пробную лекцию, прочитанную автором 17 сентября 1908 г. на право преподавания в Московской духовной академии, куда он был приглашён работать после окончания физико-математического факультета Московского университета. ... В 1911 г. Флоренский стал священником. Однако это не помешало ему внести свой вклад в развитие и светской культуры нашей страны. ... С 1919 г. центр тяжести научной мысли Флоренского перемещается в область физики и техники, где он делает ряд открытий и изобретений, имевших народнохозяйственное значение в государственном масштабе. В связи с планом ГОЭРЛО в 1920 г. в числе других крупных учёных Флоренский был привлечён к научно-исследовательской работе в системе Главэлектро BСHX. В 1924 г. Флоренский выпускает фундаментальный труд "Диэлектрики и их техническое применение", в 1927 г. редактирует "Техническую энциклопедию".

Как интересно следить за церковным календарём! Об этом я уже писал. Сегодня, например, среди таких замечательных людей, как великий поэт св. Косьма Маюмский, церковь вспоминает историю некоторых материальных святынь. Во-первых, это три святыни рыцарей Мальтийского ордена (часть древа животворящего Креста Господня, чудотворного образа Филермской богоматери, по преданию написанного св. Лукой, и десной руки св. Иоанна Крестителя). В 1799 г. рыцари преподнесли все свои сокровища имп. Павлу I в Гатчине. Тогда же их перенесли в церковь Зимнего дворца. С 1852 г. их ежегодно на 10 дней доставляли в Гатчину на поклонение. Нынешняя их судьба покрыта мраком неизвестности. Но в Гатчине сегодня, как и 100 лет назад, большой праздник. В связи с этим вспоминается история ордена, которому принадлежали эти святыни.

Правильное название этого итальянского ордена - госпитальеры или иоанниты (от Иерусалимского госпиталя св. Иоанна). Возник он в 1119 г. Монахи обслуживали больницы св. Земли. Их одежда - красный плащ с белым крестом (отличать от храмовников, у которых белый плащ с красным крестом, - орден уничтожен королём Филиппом IV Красивым). В 1291 г. они бегут на Кипр, а в 1306 г. на о. Родос. В 1530 г. турки захватили и этот остров. Император Карл V дарит ордену о. Мальту, где они теперь и обосновались. В 1798 г. Наполеон берёт Мальту, и госпитальеры перебираются в Гатчину, где учреждается Великое Приорство этих рыцарей, а Павел I провозглашается магистром ордена. До 1817 г. орден сохранял свои владения в Гатчине (дворец их цел доныне), а с 1834 г. местопребыванием их стал Рим. Сейчас орден невелик. Как и прежде, занимается благотворительностью.

А вот и другая святыня, память которой сегодня празднуется. Это столь же много путешествовавший образ Иерусалимской Богоматери. По преданию, образ был написан в 45-50 гг. св. Лукой в Гефсимании. В 453 г. имп. Лев I перенёс его из Иерусалима в Константинополь, откуда икона попала в Корсунь (Херсонес). В 988 г. её получил в дар св. кн. Владимир и поместил её в Киеве. По крещении Новгорода, св. икона была подарена новгородскому Софийскому собору. Иван Грозный, разорив Новгород, в 1571 г. перенёс её в московский Успенский собор. В 1812 г. французы увезли её в Париж, где она и поныне пребывает в качестве почитаемой святыни собора Notre Dame. В Успенском соборе старинная копия, взятая из другого московского храма.

Святыни, вера, чудеса... Неверное мнение, что теперь чудес не бывает. Жизнь Церкви (а не верят в чудеса те, кто вне Церкви) полна чудес. Жизнь святых недавнего прошлого и совсем новейшего времени полна тех же, что в Евангелиях, чудес и символов. Рационализм, проникший в церковное сознание, перед опасностью насмешек и профанации побуждает строго проверять действительность того или иного чудесного события. Любопытно, что Лурдский комитет, ежегодно фиксирующий множество с медицинской точки зрения необъяснимых исцелений, передаёт истории болезней и "дела" исцелённых в IMC (Международный Медицинский Комитет), и только после заключения последнего о "необъяснимости" происшедшего направляет "дело" в Ватикан, где оно после инквизиционного расследования и обнародуется. Это только Лурд, а сколько таких лурдов по белу свету! У нас в Ленинграде, кстати, действует храм в честь Лурдской Богоматери. Я каждый год стараюсь там бывать на престольном празднике, а раз даже, ещё будучи стеснительным новичком, одел перелинку и помогал нести балдахин над ковчежцем со Св. Дарами. Девицы в фатах рассыпали перед нашими ногами фиалки.

Безбожный насмешник Анатоль Франс как-то написал: "Конечно, верующие - кретины; но удивительно, что непонятные силы, проявляющиеся в чудесах, действуют всегда только в пользу этих кретинов".

Собственно, где кретинизм, - конечно, ещё надо проверить. Неверие в чудо, в проявление свободы среди царства необходимости, обуславливается совершенно абсурдной с логической точки зрения абсолютизацией необходимости, безумной верой в детерминизм и отрицанием свободной воли. Два пугала древнего мира, - Судьба и фортуна (ананке и тюхе, необходимость и случай) были свергнуты со своих пьедесталов христианством, возвестившем Свободу. Детерминисты пробовали воскресить идолов. Но бедняги заморочили головы (или то, что внешне так выглядит) самим себе и простым людям. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что строгая детерминистическая теория человеческого поведения подпиливает сук, на котором сам детерминист восседает. Как быть, если вера детерминиста в свою систему есть лишь результат физико-психологической обусловленности? Вот нагляднейший пример постулата, приводящего к порочному кругу и к цепочке абсурдов. Выпутаться из ложной ситуации материализм не в силах. Чтобы не лепетали материалисты о свободе (а их речи на эту тему и всегда были туманны, а теперь и вовсе невразумительны и походят на малодоступные заклинания), их философия принципиально свободу отвергает. И это понятно: кто закрыл глаза на Истину, свободы не познает. Аверинцев по этому поводу уместно напомнил стих Иоанна VIII,32: "И познаете Истину, и Истина сделает вас свободными". И как на пример истинно свободного человека, считавшего всякий детерминизм дьявольским вымыслом, Аверинцев указывает на св. Франциска Ассизского, творившего "сверхприродные" чудеса, потому что он не отличал природы от чуда. Я всегда с радостью читаю Fioretti (Цветочки) Франциска. Меня трогают его проповеди птицам и укоризненные наставления рыбам, его разговоры с братом солнцем. Недавно я себе переписал его славословие Богу. Перепишу и тебе его на память.

Кстати о С.С. Аверинцеве. После его прошлогодней книжки, наделавшей так много шума, я не встречал нигде его статей. А вот недавно вышел сборник в "Науке" с его новой статейкой об истории книги в античном и иудейском мире. Там есть строчки, которые напомнили мне предмет нашей недавней переписки: учение Христа и Христос. Христианство открыло, - пишет Аверинцев, - "что норма всех норм, "путь, истина и жизнь" - это сам Христос (не его учение или его Слово, как нечто отличное от его личности, но его личность как Слово)". Это прямо-таки афористично сказано. Недаром в справочниках типа Who is who in Europe его обозначают как "The famous soviet theologian".

Ещё на тему нашей переписки. Недавно получил от одного знакомого из экспедиции письмо, где он пишет о своих развлечениях: "Хожу в кино, и всё как-то попадаю на французские. Последнее - "4 мушкетёра", фарс на тему Дюма. Очень понравилось, ржал, текли слёзы. Смотрел ещё "Отца Сергия". Мне не понравился. Т.е. фильм сделан со тщанием и с добрыми намерениями, Бондарчук иконописен, но совершенно непонятны мучения о. Сергия. Я, правда, повесть не помню; видно, для князя, как и для графа, смысл человеческой истории или смысл жизни сводился к борьбе с вожделением, но в фильме про это тоже не сказано. Только сцена в конце, с Демидовой, меня тронула, там что-то по-настоящему людское, человеческое показано. В насмешках над священниками в "4 мушкетёрах" или в "Жандарм женится" (французы!) много больше религиозного чувства". Привет большой Сашуле, целую обоих, Дима.

Прилагаю один из немногих сохранившихся гимнов "беднячка Божия" св. Франциска. Перевод, увы, слишком сладостный. На самом деле всё много проще, обыденней, простонародней. Но какой уж есть.

Из гимнов св. Франциска Ассизского

Господь Всеблагий, Всемогущий, Всевышний, Тебе одному подобает хвала!
Слава и пение,
Благословение
Только Тебе одному!
Имени лишь Твоему!

Хвала Тебе, Боже, за светлого брата, за солнце, Творенье Твоё!
Им свет излучаешь,
Им день озаряешь,
В нём Имя вещаешь Своё.

Хвала Тебе, Боже, за звёзды на небе, хвала за сестру их, луну!
Чисты и прекрасны,
Искристы и ясны
Струят в наши души весну.

Хвала Тебе, Боже, за брата нам ветра, за воздух, за облака тень!
Твоё сотворенье -
Небес проясненье.
Тобою нам дарован день.

Хвала Тебе, Боже, за воду - сестру нам, за реки, ручьи и моря!
Чисты и смиренны,
Они драгоценны,
Нам жизни теченье даря.

Хвала Тебе, Боже, в стихийном горенье могучего брата - огня!
Что плоть согревает,
Что тьму освещает,
Ночное томленье гоня.

Хвала Тебе, Боже, за тучную землю, сестру нам и нежную мать!
В ней злаков рожденье,
В ней радость цветенья,
В ней жизни Твоей благодать.

Хвала Тебе, Боже, за тех, кто прощает, кого научил Ты любви!
Сквозь все испытанья,
Гоненья, страданья,
Венец Твой их ждёт впереди.

Хвала Тебе, Боже, за смерть нам, всех ждущий конец его дней!
Греховным в нём - тленье,
Но Ты - искупленье
Дал тем, кто жил в воле Твоей.

Хвалите и пойте Господнее имя, взнесите осанну Творцу!
Воздайте в смиренье
Благодаренье
Его, Жизнодавца, лицу!

Ленинград, 31 октября 1978 г.

Дорогие Сашок и Сашуля!

От души скорблю о вашей тяжёлой, невосполнимой утрате. Преклоняюсь перед светлой памятью Елизаветы Павловны. Она, по моим уже, увы!, далёким воспоминаниям, была очень красивым человеком. Вечная ей память.
Целую крепко, Дима.

В канун ноябрьских праздников и папиного дня рождения мы с Серёжей вывезли папу на рыбалку - в первый раз в его жизни, в надежде, что это поможет ему забыться, отвлечься от своих переживаний, отдохнуть. Ездили на мотоцикле на Полесский канал. Мы с папой в процессе обучения его ловле поймали вдвоём 16 штучек мелких и средних плотвиц и густёр: улов не ахти какой, если не сказать - позорный, но папа был доволен поездкой и сказал, что впервые за все дни после смерти мамы его голова немного отдохнула, и он в течение нескольких часов ни о чём не думал, только следил за поплавком.
Через пять дней (11 ноября) поехали снова, перебрались на пароме через Немонин, ловили в Матросово. Клевал, однако, преимущественно ёрш. Папу это нисколько не огорчало, наоборот даже, ершей у него лучше получалось таскать. Поймали мы с ним 53 ерша, 11 пескарей и 8 плотвиц. Через две недели (26 ноября) опять поехали, ловили в Головкино на канале, поймали 45 мелких плотвиц. Вот мама бы радовалась, что отец с сыном на рыбалку ездит... А, может, и сердилась бы на папу - не смеши, мол, людей.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"