210

А вот хроника моих рыбацких вылазок в мае 1978-го. 2-го ездил на мотоцикле в Полесск, оттуда в Заливное. Никто нигде ничего не ловит. Холодно, сильный северо-западный ветер. В Заливном я был в первый раз, искал там некий известный народу канал, канал не нашёл, зато убедился, что название месту дано не случайно: всё залито водой из залива, вода прямо к домам подходит.
7-го ездил на малый зеленоградский канал, откуда меня прогнал, впрочем доброжелательно, лесной обходчик, он же местный рыбнадзор. Оказалось, что за водонасосной станцией и до устья нерестовая зона, запретная для ловли с 20 апреля по 20 июня. Я, однако, успел выловить одного крупного подлещика, а потом, перебравшись выше, уже в разрешённом месте поймал 8 плотвичек.
На следующий день мы с Серёжей собирались поехать на Полесский канал в Головкино или, может, дальше ещё, в Матросово. Но я позорно проспал, не помню уж, почему. Серёжа два часа (!) ждал меня у гаража и, как ни странно, дождался. В духе Серёжи - он не обиделся или там рассердился на меня за опоздание, а искренне обрадовался, что я всё же появился.
На канал мы приехали уже поздно и в Матросово переправляться, конечно, не стали (кстати, там тоже запрет с 20 апреля, но мы тогда этого не знали ещё), ловили на традиционном уже своём месте перед Головкиным. Хорошо клевала густёра, но мелкая, по две штуки поймали только крупных. Я, однако, и того улова лишился, в наказание, видать, за то, что я проспал утром: у меня волной от прошедшей мимо нас по каналу баржи смыло и унесло сетку с рыбой.
На следующий день был опять выходной - 9 мая. Мы с Сашулей ездили вдвоём на мотоцикле в Тумановку, просто покататься, посмотреть места. Я впервые проехался по шоссе, которое ведёт на Гвардейск, Знаменск через Комсомольск, Озерки. Дорога понравилась - немонотонная, овраги, пригорки, лесные участки чередуются с не слишком просторными полями и лугами. У Тумановки спустились к пойме Прегеля. Напротив, на том берегу симпатичный холм с домиками, утопающими в зелени, кирха торчит. Красиво. Чувствуется, места обхожены рыболовами. Ловить можно и в Прегеле, и в канальчике, впадающем в него, и в старицах. Рыболовы имелись в наличии и сейчас, но клёва не было. Видели мальчишек с приличными щуками на куканах.
В следующую субботу, 13 мая мы с Сашулей ездили на Нельму, через Светлый, по берегу Приморской бухты. Опять же просто кататься. Я, правда, брал с собой удочки и закидывал их в Нельму, но рыбы, похоже, там не было.
В воскресенье ездили с Серёжей на Зеленоградский канал (большой). Замучили ерши. Я поймал кроме них всего две плотвички, а вот Серёжа неожиданно выловил карася граммов на триста.
С середины мая опять потеплело, температура воздуха поднялась до 20 градусов, а с ней поднялся со дна водоёмов и карась. На Нижнем озере рядом с нашим домом рыбаки - взрослые и мальчишки - стояли вдоль берега буквально плечом к плечу и тягали карасей, ходивших у поверхности под ряской на глубине 20-40 сантиметров.
19-го к нам в гости приехали Милочка с Павлом, которые совершали на своём (бывшем мамином) "Москвиче" вояж по Прибалтике. На следующий день утром я встал рано, часа в четыре и отправился на Нижнее озеро, чтобы наловить свежей рыбки для гостей - и Милочка, и Павел рыбу во всех видах любят. Только светало, а на озере уже сидел народ с удочками. Едва я сделал первый заброс, как поплавок быстро пошёл в сторону. Я подсёк и почувствовал сопротивление крупной рыбы, которая через пару секунд уже тяжело хлюпала по поверхности воды. Почти к самому берегу подвёл я, быть может, крупнейшего в моей жизни карася, и у берега он сошёл с крючка. Через десять минут я поймал карася средних размеров и... всё. На этом утренний клёв кончился. С этим единственным карасём я и вернулся домой.
Милочка, хоть и училась в школе до старших классов в Калининграде, город знала не очень-то, да и изменился он за последние годы здорово, особенно в нашем, Ленинградском районе, так что я был гидом не только для Павла, впервые приехавшего в Калининград, но и для неё тоже. Посетили, как положено, могилу Канта, 5-й форт, "блиндаж", зоопарк, памятник "1200 гвардейцам", кирху и даже в Ладушкине, в обсерватории побывали, где я демонстрировал нашу "двадцатку" и прочую электронику. Вместе с Сашулей ездили в Светлогорск, где отобедали в "Рифе", правда, без спиртного (Павел за рулём), или, может быть, бутылочку сухого распили я и женщины.



Павел, Милочка и я в Светлогорске, май 1978 г.



Милочка, Павел и Сашуля у 5-го форта, май 1978 г.

Павел с энтузиазмом откликнулся на моё предложение съездить на рыбалку, хотя сам он рыбной ловлей не увлекается. Рыбу, правда, очень любит в любом виде, но особенно вяленую с пивом. Договорились выехать в четыре утра, чтобы на зоре быть уже на месте, из-за двухмесячного запрета на лов рыбы в районах нереста и прохода к ним выбор места для рыбалки у нас был невелик, если не сказать, что и вовсе не было - кроме Полесского канала ехать больше было некуда, разве что на Дейму или на Прегель донками ловить, но я этот вид ловли за спортивный не признавал - то ли дело удочки!
Короче, собрались ехать в Головкино. Серёжа тоже с нами собрался, утром мы должны были заехать за ним. Накануне вечером Милочка с Павлом ушли в гости к Тане, лучшей её подружке по калининградской юности, и вернулись очень поздно, за час ночи. Я думал уж, что утром Павел во время не проснётся, но в три часа он поднялся как ни в чём не бывало. Мы сложили в машину всё барахло, которое я приготовил заранее, заехали за Серёжей и отправились в Головкино.
Уселись на канале на традиционных наших с Серёжей местах, Павел рядом со мной. Я наладил ему удочку, и он очень быстро освоился с техникой ловли. Клевало прекрасно, мелкая и средняя густера непрерывно хватала на хлеб, только таскай. Павла охватил настоящий рыбацкий азарт, и он гордился тем, что по улову шёл впереди меня. Я свою снасть загрубил в надежде на крупную рыбу, нацепил крючок покрупнее и, соответственно, насадку, которую мелкая густера не могла взять в рот по причине её большого размера. Но ничего приличного мне выловить не удалось, Серёжа же вытащил подлещика на полкилограмма, почти уже леща.



С Павлом на рыбалке в Головкино, май 1978 г.

День был ясный, и часам к одиннадцати солнце разогрело уже вовсю, так что мы разделись до пояса и загорали. Это было 21 мая. К полудню Павлу уже надоело ловить, да и клёв почти прекратился. Павел пошёл к машине готовить перекус, а мы с Серёжей некоторое время ещё пытались что-нибудь выловить, но безуспешно. Наконец, уселись у машины на травку за скатерть-самобранку поесть, что Бог послал. Павел налил нам с Серёжей разведённого спирта из фляги. Мы отказывались из солидарности с ним, вынужденным воздерживаться, но Павел уговорил нас принять с устатку и за успех мероприятия. Мы выпили как раз такую дозу, которая подняла наш тонус до максимума, и всю обратную дорогу задушевно горланили "Станочек", "Чубчик" и т.п. песни нашего репертуара...
С Павлом я до этого их приезда к нам виделся лишь раз в Севастополе, и твёрдого мнения о нём у меня тогда ещё не сложилось. В этот раз я пообщался с ним побольше и нашёл в нём немало приятных качеств. Добродушен, контактен, хотя и не очень разговорчив, даже после рюмки. За что берётся, делает добротно и умело, руки хозяйственные. Машину водит очень уверенно, просто классно. В машине содержит в идеальном порядке всё необходимое в походных условиях, что мне особенно понравилось.
Отчего же мама так придирчива к нему? Интеллектом, правда, не сверкает, так ведь воспитывался без отца, мать - старушка уже, безо всякого образования, сам он высшее получил без отрыва, как говорится, от производства. С Милочкой отношения у них вроде бы хорошие, что ещё для семейной жизни надо? Склонности изобразить из себя больше, чем есть на самом деле, я тогда у него не замечал.
Вскоре мы с ним опять встретились, этим же летом, в Севастополе.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"