207

Итак, 25 марта мы с Лёнькой и Кореньковым закрыли сезон зимней рыбалки, а 9 апреля с Серёжей открыли летний: поехали на мотоцикле на Полесский канал. Сидели в километре от Головкина, ловили мелочь. Клёв был не ахти какой, солнышко грело вовсю, нас разморило, и мы уже просто пялились на неподвижные поплавки, не перезакидывая удочек. По дамбе мимо нас брёл мужичок с удочками. Остановился, спросил обычное:
- Ну, как?
- Да мелочь с утра брала и та перестала.
- А это ваш мотоцикл?
- Ага.
- Так поехали в Матросово. Там плотва в маленький канальчик зашла, я в прошлую среду ловил.
Я вопросительно посмотрел на Серёжу.
- Поехали, чего тут сидеть, всё равно не клюёт.
- Ну, давай.
Про это Матросово мы давно уже слышали, что там хорошо ловят, и прошлой осенью даже пробовали туда съездить. Нашли пункт с таким названием на карте области, в Зеленоградском районе. Довольно далеко от залива и вроде бы в стороне вообще от всяких водных артерий, но слухи про тамошнюю рыбалку шли от разных независимых источников, так что сомневаться не приходилось - надо было ехать и проводить разведку боем на месте.
Поехали. С дороги на Каширское свернули налево и долго тряслись по колдобинам. Вот и Матросово, довольно раскидистое поселение. А где же водоём? Озеро или карьеры какие-нибудь должны же тут быть. Спрашиваем у местных:
- Где у вас тут рыбу ловят?
Пожимают плечами и смотрят как на ненормальных:
- У нас тут негде ловить. Езжайте на залив, в Каширское или в Зеленоградск.
Чёрт те что! Может, это не то Матросово?
Конечно, не то. То, оказывается, находится недалеко от Головкина, за Немонином, и на карте его почему-то нет, из секретности, наверное. Туда теперь и предлагал ехать мужичок. Посадили мы его в коляску, поехали. Приехали в Головкино, но не по берегу канала, как в первый наш с Серёжей приезд, а по отходящей с дамбы влево мощёной булыжником дороге, тоже упирающейся своим концом в Немонин, точнее, в причал для парома. А сам паром на той стороне.
- Что-то катера не видно, который паром таскает, - обеспокоено сказал мужичок.
- А его с утра сегодня нет, уехал кудай-то, - пояснила нам прохожая тётка из местных. - Али запил. Тут на "Жигулях" рыбаки втроём вручную паром на ту сторону переволокли, за трос.
- Та-ак. А что же нам то делать?
- А вы его сначала сюда перегоните, а потом с мотоциклом обратно. Справитесь.
- А как нам то на ту сторону попасть?
- Да на лодке перевозной, вон она стоит.
Мы посовещались.
- Стоит ли с паромом связываться? Может, оставим мотоцикл здесь? Там далеко ли до места? - спрашиваем у мужичка.
- Да километра два, не более.
- Ну, так скорее пешком дойдём, чем паром вручную туда-сюда волохать.
Мы оставили мотоцикл у чьего-то палисадника и переправились на лодке через Немонин, так что теперь и паром, и лодка оказались на том берегу.
- А как же теперь кто ещё сюда переберётся, если кому понадобится?
- А пацанам покричит, которые на этом берегу живут, они лодку перегонят, - объяснил мужичок.
На этом, правом берегу Немонина тоже стояли старые немецкие домики с черепичными крышами, но здесь их было меньше, чем на левом, "материковом" берегу. Как понял я позже, мы были теперь на острове: сзади Немонин, слева залив, справа Полесский канал, впереди река Матросовка, на обоих берегах которой и расположилось то самое Матросово, про которое ходили слухи, что там хорошо рыбу ловят - и плотву, и лещей, и всё, что угодно. От паромной переправы через Немонин до Матросово километра три по булыжной дороге, обсаженной старыми уже берёзами. По ней и повёл нас мужичок.
Но до Матросово и Матросовки мы и в этот раз не добрались. Через километр или полтора наш проводник свернул с дороги на дамбу, по которой мы вскоре вышли к его, мужичка, конечной цели - неширокому, но полноводному сейчас весной каналу. Закинули удочки ... и началось! Мелкая и средняя плотва и густёра клевала, как говорится, по-чёрному, и на хлеб, и на червя. За два часа я поймал 50 штук, Серёжа примерно столько же. Мужичок же вообще вошёл в раж и решил оставаться тут ночевать:
- В гости к родне собираюсь, надо рыбки навялить, она ведь с икрой вся сейчас!
А мы часов в пять отправились обратно - надо было ещё до мотоцикла добраться. Пока мы дошли до берега Немонина, взмокли ужасно.
Одеты мы были по-зимнему: с утра на мотоцикле в самый раз, а по солнышку идти, хоть уже и вечерело, - жарко! А ещё только начало апреля.
Паром был всё ещё у этого берега, но теперь на нём стояли двое "Жигулей", экипажи которых - рыболовы и охотники, видно по снаряжению, - перекуривали на берегу.
- Ну, как там на канальчике?
- Нормально. А вы где ловили?
- В Матросово.
- И как?
- Хорошо. Правда, некрупная плотва.
- Ну, как и у нас.
Из Матросово, значит, едут. А мы так в нём и не побывали, хоть и были совсем рядом. Но порыбачили всё равно хорошо. Получили удовольствие. И новое место открыли.
Мужики с "Жигулей", видимо, ждали, кто ещё подойдёт, чтобы легче было тащить паром - катер так и не появился. Кроме нас никто больше не подходил, решили переправляться кто есть. На пароме нашлось достаточно рукавиц на всех. Пассажиры дружно вцепились скопом в металлический трос и стянули паром с места, а дальше он пошёл уже легче, невзирая на сильное течение, дугой выгибавшее трос.
Посередь реки Серёжа восторгался:
- Ты посмотри, какие угодья! А переправа - эх, прокачу! Где ещё так себя на пароме покатаешь?
Я полностью разделял его чувства.
- Шикарное место!

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"