195

Но наиболее впечатляющим оказалось открытие Полесского канала. Как-то в пятницу вечером у Серёжи мы обсуждали с ним традиционную проблему - куда поехать завтра?
- А не махнуть ли нам куда-нибудь в Красное, - предложил Серёжа. - Шпилевой говорит - там даже неумеючи можно рыбы наловить, подкормить особенно ежели. Мелочь, правда, но и крупная попадается.
- Красное? Я про это место от Шевчука слышал. Он там в заливе ловил. Говорит, отлично краснопёрка в камышовых окнах клюёт. Только вот я не помню, как туда ехать.
- Давай по карте посмотрим.
Достали карту.
- Значит, до Полесска, а там вдоль канала. Километров шестьдесят будет. Далековато.
Я как-то не привык ещё удаляться от города далее чем за 30-40 километров, да и на мотоцикле длительная езда всё-таки утомительна: сидишь в раскорячку, ветер хлещет, а то и дождь ещё.
- А что нам? Поехали!
- Ну, давай.
- Когда выезжаем?
- Давай пораньше, затемно, часикам к шести у гаража.
- А с червями как?
- По дороге накопаем.
- Договорились.
И назавтра мы поехали в Красное.
Был конец сентября. Дни стояли пасмурные, но тёплые, тихие, без дождей. Самая погода для рыбалки.
Выехали мы, как договаривались, затемно. Стоял густой туманище, поэтому ехали медленно. На ветках деревьев, стоящих вдоль шоссе, туман конденсировался в тяжёлые капли, которые срывались и падали на нас, создавая странное впечатление: заезжаешь под деревья - дождь идёт, а на открытом месте - нет.
Из-за тумана светало медленно, так что окрестности дороги на Полесск, по которой я ехал впервые, оставались не увиденными. Когда проехали километров сорок, прошло уже больше часа езды. Рассвело, но всё вокруг было в густой серо-молочной пелене, из которой вдруг возникли строения какого-то скотного двора. Мы остановились - червей накопать. Долго их искали и нашли совсем немного - старый навоз был весь вывезен, а в том, что имелся, черви ещё не завелись.
Поехали дальше, и километров через десять въехали в Полесск - столицу рыболовного края, как то утверждает путеводитель по Калининградской области.
А вот и Дейма!
Да, это - река. Широкая, с утра гладкая, растекающаяся из-под моста, что в самом центре города, тремя рукавами влево, на северо-запад. Один из этих рукавов и был, как оказалось, Полесским каналом. На Дейме рыбачили и с лодок, и с берега, и с моста. У тех, что ловили с моста, в ведёрках уже имелось по несколько штук приличных плотвин, густёр, окуней.
- Может, и нам попробовать?
- Чего там отвлекаться. Поехали уж, как решили.
Переехав по мосту через Дейму, мы свернули через сотню метров с основного шоссе налево под указатель "Головкино - 19 км". Дорога с разбитым асфальтом пошла берегом канала, прямо по самому его краю: обочина круто обрывается в воду, с другой стороны - неухоженные немецкие домишки в один ряд. Через километр дорога поднялась на высокий мост через канал и пошла по противоположному берегу.



Полесский канал (вид с моста через него)

С моста канал выглядел ровнейшей лентой, уходящей куда-то в туманную даль. Похоже на Голландию, если не обращать внимания на запущенный вид построек, дороги и моста. Здесь местность тоже лежит ниже уровня моря, и канал отводит излишки воды, оба его берега представляют собой дамбы. По одной из них и идёт дорога на Головкино, узкая - еле-еле двум машинам разъехаться, но асфальтированная, хоть и с колдобинами. Справа внизу - вода канала, слева - низина, затопляемая весной. Изредка вдоль дороги, чуть ниже её, встречаются домишки, все старые, немецкой постройки, облупленные.
Канал манил к себе. На его гладкой поверхности то там, то здесь расходились круги от кормившейся рыбы. Останавливайся в любом месте и забрасывай удочки. Красота!
Вот и Красное. Его домики растянулись с большими промежутками километра на два-три в десяти километрах от Полесска. Но мы решили проехаться дальше, посмотреть, что там впереди. И здесь, конечно, хорошо, а, может быть, там ещё лучше. В разведку, так в разведку.
За Красным нам проголосовал какой-то мужичок:
- Ребята, подбросьте до Головкина!
- А далеко это?
- Да нет, километров пять. Вы что, первый раз сюда рыбачить?
- Ага.
- Ну, так езжайте к нам в Головкино. Наловите. У нас - во места! Я покажу, где ловить надо.
Коляска у нас была забита рюкзаками, удочками и прочим барахлом, так что мужичок уселся прямо на крыло колеса коляски, и мы поехали дальше. В Головкино мужичок соскочил у своего дома, а нам сказал:
- Езжайте до конца, до причала, а там хоть направо, хоть налево закидывайте. Я так налево обычно ловлю, там лучше. Ну, пока! Бывайте здоровы.
Мы проехали ещё немного, и дорога упёрлась в открытые ворота с проходной будкой, за которыми виднелся деревянный причал и склады рыболовецкого колхоза. Людей никого не видать. Мы слезли с мотоцикла, прошли за ворота и оказались на пересечении двух водных артерий - Полесского канала, вдоль которого мы ехали, и какой-то неизвестной нам, довольно широкой и быстрой реки, название которой, впрочем, можно было прочитать на белых щитах, установленных на противоположном (по диагонали перекрёстка) берегу. На щитах большими чёрными буквами было написано: "р. НЕМОНИН". Такие же щиты с надписью "ПОЛЕССКИЙ КАНАЛ" стояли на противоположном берегу канала, где также имелось несколько домиков. Связь с ними поддерживалась, очевидно, с помощью лодок. Ни моста, ни парома поблизости не было видно.
Туман ещё не вполне рассеялся. Очертания противоположных берегов расплывались, что придавало открывшейся картине чарующий вид. Мы с Серёжей были в восторге:
- Во, угодья-то! Красота-а!
Действительно, здесь было где разгуляться.



Река Немонин в Головкино

Мы размотали удочки и начали пробовать. Довольно скоро я приспособился ловить слева, в Немонине, на течении. Плотва и густёра клевали непрерывно, некрупные, правда, средненькие, но ловились весело. Лучше всего брали они на навозничка с кашей, когда жало крючка выдвигалось из червя и на него насаживался комочек или даже одна крупинка только пшёнки, которая была сварена для прикормки.
У Серёжи снасть была более грубая - на крупную рыбу, и здесь на течении у него ничего не получалось.
- Пойду-ка я на канал. Там перед Головкиным на берегу в кустах прогалинки такие симпатичные, попробую там, - сказал он мне.
- Давай, попробуй. А я здесь ещё посижу.
Но часа через полтора мне надоело таскать мелочь, штук пять приличных густёр всего лишь попалось, и я отправился к Серёже. Здесь у него место было поуютнее, течение в канале слабенькое, ловить удобнее. В садке у Серёжи бултыхался подлещик, пара крупных плотвин и мелочь. Я закинул свои удочки рядом, и мелочь заклевала сразу же, а вскоре стала попадаться и среднекрупная плотва и густёра.
К обеду туман окончательно рассеялся, оказалось, что небо безоблачно, пригрело солнце, и клёв существенно ухудшился.
- Давай, теперь на заливе попробуем, в камышах, - предложил Серёжа.
- Давай. - И мы перебрались на залив, благо канал и дамбу отделяли от Куршского залива каких-нибудь сто-двести метров, лишь в начале канала, у Полесска, и в самом Головкино берега канала и залива расходились километра на два-три.
Прибрежная полоса залива во многих местах заросла камышами, в которых мы надеялись напасть на крупную краснопёрку, но клевали только окушки. Пока мы лазили по камышам, откуда-то набежали тучки, и пошёл дождь, но не затяжной, а летний ещё, короткий. Мы переждали его на берегу, и Серёжа порывался продолжить рыбалку, но я уговорил его ехать домой: вечерело, дорога длинная, а я уже утомился, устали глаза от непрерывного вглядывания в поплавок, качавшийся на водной ряби.
Открытием этих новых мест для рыбалки мы были очень довольны и предвкушали не одну ещё поездку сюда в будущем.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"