194

С началом грибного сезона я начал исследовать на мотоцикле новые для меня грибные места по всем направлениям от Калининграда. Моим постоянным напарником сделался Серёжа Лебле, грибник такой же заядлый и азартный как и рыбак, но в грибном деле более умелый или везучий. На рыбалке обычно я его облавливал, а грибов больше находил он. Возможно, мой дальтонизм сказывался, а скорее Серёжа брал напором, энергичным рысканьем по лесу, где он быстро пропадал из виду, заставляя меня орать до хрипу и нервничать. Брал он чуть ли не все грибы подряд, лишь бы не ядовитые были, и радовался какому-нибудь подорешнику или грибу-зонтику, похожему на пантерный мухомор, но съедобному, как порядочному грибу. Многое из его добычи не ласкало взор, но затаривался он обычно доверху.
Возить Серёжу на мотоцикле пассажиром было одно удовольствие. Он имел привычку, сидя сзади меня, вдохновенно горланить бравые или задушевные песни, поддерживая в нас обоих приподнятое настроение. Эти его песнопения очень гармонировали с ездой на мотоцикле, не бешеной с ветерком, когда двигатель надрывается, и чувство комфорта пропадает, а накатисто ровной, плавной, размеренной. Тем самым и безопасность движения повышалась.
Ездили мы с ним по Балтийскому шоссе в район поворота на Шиповку, вдоль просеки собирали маслят, росших плотными кучками по пять-десять штук. Открыли для себя район Логвино, о котором узнали из рассказов Саши Соммера, - дескать, там и подберёзовиков, и подосиновиков, и белых навалом, но приехали туда в первый раз уже поздно, в конце октября, когда благородные трубчатые грибы по идее уже отошли. К лесу пробились прямиком через убранные поля, по косогорам, и я не мог нарадоваться на высокую проходимость моего мотоцикла, - куда там мотороллеру до него!
Лес сам поначалу показался глуховатым для приличных грибов, к тому же расположен на крутогорах, то вверх карабкаешься, то вниз катишься, обрывы какие-то, а грибов никаких не видать. Но по дороге к лесу ещё мы встретили мальчишек с полными ведрами грибов, похоже, маслят. На наш вопрос - где собирали, они ответили - на буграх, вот мы по буграм и корячились, хотя лес был явно не для маслят. Мы далеко отошли от мотоцикла и повернули уже назад, как нам стали, наконец, попадаться моховики, и чем дальше, то есть ближе к мотоциклу, тем больше, и какие!
Крепкие, толстоногие, снизу светло-жёлтые, шляпки бордово-коричневые, похожие на боровиков. Они-то и были в ведрах у мальчишек, а мы вначале просто глаза на них не настроили, вот и не находили. Затарили мы свои корзины доверху и отправились домой.
На обратном пути, недалеко от шоссе уже, застряли в луже, двигатель заглох, и я долго не мог завести его, взмылился весь, злился на Серёжу, который равнодушно взирал на мои мучения - я, мол, пассажир, что с меня взять? Но, наконец, двигатель заработал, и мы благополучно добрались до дому.
Хозяйки наши были довольны нами. Молоденькие грибы Сашуля замариновала, остальные пошли в суп, на жарёху и на сушку, и во всех видах хороши на вкус оказались. Больше мы на такой урожай моховиков именно такого качества не нападали, хотя и собирали помногу на знаменитой Моховиковой горе перед Морским на Куршской косе.
Но рыбалка и в грибной сезон манила нас, и мы отдавали ей не меньше, а то и больше своего выходного времени. Как и в случае грибной охоты меня всё тянуло в новые районы, благо на мотоцикле можно было ездить в места, недоступные для общественного транспорта. Когда мы жили в Ладушкине, я был невольно привязан краткостью расстояний к окрестным лесам и к участку залива от Берегового до Прохладной. Теперь же до любого места было неблизко, но зато и разнообразие какое!
Пока мы с Николаем Степановичем увлекались ловлей карасей в городских прудах, Серёжа освоил Зеленоградский канал, впадающий в Куршский залив в его юго-западном углу. Там ему очень понравилось, мне же не слишком, так как пробираться к берегу нужно через топь, и клюёт в основном мелочь - окушки, ерши, плотвички, правда, бойко, наловить можно много, что Серёжу и привлекало да плюс сравнительная доступность - минут сорок ходьбы из Зеленоградска, куда часто ходят электрички.
На мотоцикле же к берегу не подъехать. Однажды нам удалось пробиться на мотоцикле почти к самому заливу вдоль малого зеленоградского канала или речки Зеленоградки, впадающей в основной канал вблизи его устья. Канальчик этот много уже, берега доступнее и не такие голые как на большом канале, а рыба та же, так что ловить там даже приятнее, но после дождей дорога, ведущая вдоль его берега, раскисает, и даже на ИЖе далеко не проедешь. Нам с Серёжей доводилось там увязать с потерей резиновой насадки от задней подножки, за что, помню, я крепко ругался на Серёжу.
На берегах Зеленоградки я впервые увидел бобровые завалы. Восхитили меня размеры деревьев, поваленных бобрами, с конус на конус выгрызенной древесиной в полуметре, а то и в метре от земли, усыпанной характерной щепой-стружкой. Несколько таких щепок с отчётливыми следами бобровых зубов я подобрал и долго хранил на полке секретера книжной секции.
С Саней Шевчуком мы ездили на Прегель в Рыбное, что по дороге на Гвардейск через Озерки, всего лишь в восемнадцати километрах от центра города. Рыбачили с Саниной резиновой лодки - Нырка-2, на котором мы вполне умещались вдвоём. С утра на течении очень неплохо ловилась средних размеров плотва и густёра. Днём, когда пригрело и стало по-летнему жарко, клёв ухудшился, и мы перебрались на бочагу - заводь Прегеля, где весело клевала мелочь - краснопёрки и плотвички. Потом снова перебрались на Прегель, меня разморило, глаза устали, я ловил полулёжа на спине и умудрялся тем не менее изредка кое-что вытаскивать. Наловили мы тогда с Саней изрядно.

(продолжение следует)

Главная страница Путеводитель по "Запискам рыболова-любителя"