106

Занятия продолжались месяца два, и вот, наконец, наступил день сдачи экзамена на получение прав водителя транспортных средств группы "А" (мотоциклы, мотороллеры). Это было уже в июне, 22-го числа. Сдавать экзамен предстояло в Багратионовске, в районном отделении ГАИ, а, следовательно, надо было на своём транспорте добраться туда за 70 километров от Ладушкина - для меня путь немалый: дальше, чем за 10 километров от Ладушкина, я пока не отъезжал.
Выехали утром кавалькадой, которая постепенно растянулась на несколько километров. Я держал скорость километров 55 в час, поскольку период обкатки ещё не кончился, и приехал в Багратионовск одним из последних. Ехал я вполне уверенно, погода была прекрасная, внешний вид мой великолепен: незадолго перед этим на барахоловке специально для езды на мотороллере была приобретена чёрная куртка из кожзаменителя за 67 рублей (3 рубля я выторговал), а ещё раньше был куплен белый шлем, который я дополнительно разукрасил красной липкой лентой. Майечка Бирюкова говорила, что в куртке и шлеме я похож на игрушечного мотоциклиста.
Настроение у меня было отличное, экзамена я не боялся. Сам экзамен состоял в том, что нужно было заполнить ответами бланк с 10-ю вопросами - это теоретическая часть, а потом открутить "восьмёрку", не касаясь ногой земли и выполнив по всем правилам заезд на площадку и выезд с неё. Теоретическая часть считалась сданной, если не было допущено больше двух ошибок в ответах. Все вопросы заранее были известны от Королёва, и тем не менее нашлась пара неудачников, не справившихся с теорией. Их отправили восвояси - приезжайте через месяц снова сдавать. На практической езде, как ни странно, тоже были конфузы, наверное, от волнения, но здесь ошибки прощали.
С нами ездил сдавать на любительские права вождения автомобиля Гена Бирюков на санаторском "Москвиче". На курсы он не ходил, но как-то договорился с Королёвым, сунул кому-то четвертной и его допустили к экзамену. Теорчасть он сдал, а затем ему нужно было повозить по городу инспектора ГАИ и продемонстрировать своё водительское мастерство. Всё шло более или менее благополучно до тех пор, пока в каком-то закоулке Багратионовска Гена не заехал в огромную лужу, посередине которой его "Москвич" вдруг заглох и ни в какую не заводился, несмотря на отчаянные старания Гены. Инспектор, чертыхаясь, вылез из машины в лужу и ушёл, тогда только "Москвич" и завёлся.
"Ну, всё, - решил Гена, - зря деньги давал". Однако оказалось - не зря. Права ему таки выписали, не без насмешек, конечно.
Я теорчасть и езду сдал без запинок. Но поволноваться пришлось из-за того, что вдруг перестал работать династартер, и я вынужден был заводить мотороллер "с толчка", разгоняя его с помощью мужиков, толкавших сзади. Правда, перед выездом на "восьмёрку" мне удалось заранее завести двигатель кикстартером, и я не глушил его до тех пор, пока не подошла моя очередь. После окончания экзамена много времени ушло на оформление водительских удостоверений, а мне ещё нужно было получить номерной знак (это можно было сделать и раньше, но для этого нужно было специально ехать в Багратионовск). Так что освободился я позже всех, где-то часам к пяти вечера. Все остальные уже уехали в Ладушкин обмывать права.
В Багратионовске я был в первый раз, при выезде заплутал и отправился было в сторону польской границы, но вскоре сообразил, что еду куда-то не туда. Расспросив про дорогу прохожих, я выехал наконец на шоссе Багратионовск-Калининград. Погода к этому времени испортилась, заморосил дождь, но настроение моё от этого хуже не стало. Теперь я полноправный мотоциклист, еду когда и куда захочу, в согласии с Правилами дорожного движения, разумеется.
Минут через сорок я уже подъезжал к окраинам Калининграда и тут сообразил, что проскочил поворот на "Берлинку". Я затормозил, и в этот момент двигатель заглох, причём погасли обе контрольные лампочки - контроля работы аккумулятора и нейтрального положения передач. Ни от ключа, ни от кикстартера двигатель не заводился. Проверка свечи "на искру" выявила полное отсутствие последней. Значит, что-то случилось в системе электропитания. Но что? Где искать? Опыта ведь никакого, вот вляпался! Что делать?
Тупо подёргал я все провода, может, где какой отсоединился, - нет, соединения в порядке. Подрезал концы провода, идущего от катушки зажигания к свече, и надежно соединил их с катушкой и свечным колпачком. Никакого эффекта.
В отчаянии, под дождём, в тридцати с лишним километрах от дома я бессмысленно крутился вокруг мотороллера, представляя, как волнуется уже Сашуля, - Гена, небось, давно дома, значит, она знает, когда окончился экзамен, а меня всё нет. Надо просить помощи, но у кого? Шоссе пустынно. Катить руками мотороллер к городу? Я уж собрался так и поступить, но тут со стороны Калининграда на шоссе показался мотоцикл с коляской. Я поднял руку. Мотоцикл остановился, на нём сидел... милиционер в белом шлеме с буквами ГАИ, старший лейтенант.
- В чём дело? - спросил он.
- Да, вот, еду из Багратионовска, сдавал на права там, а сам из Ладушкина. А тут вот мотороллер заглох, никак не заводится, и не пойму, в чём дело. Может, посмотрите?
- Чего смотреть, надо толкать. Давай, толкану, может, с толчка заведётся. Я сел на мотороллер, инспектор слез с мотоцикла, упёрся руками в зад мотороллера и начал его разгонять на нейтрали, а я с ходу врубал вторую передачу при включённом зажигании. Минут десять мордовался таким образом со мной гаишник, пока не обессилел, но мотороллер даже не пыхнул ни разу.
- Тут, братец, что-то не то. Давай, посмотрим.
Он снял колпак со свечи, сунул туда палец и повернул кикстартер при включенном зажигании.
- Э, да у тебя аккумулятор на нуле. Полностью сел. А от генератора не заводится, видать, и подзаряда не даёт, потому и аккумулятор сел. Кати-ка ты свою машину к городу, оставь там у кого-нибудь под присмотром, сними аккумулятор, когда зарядишь - отгонишь домой. И проверь генератор обязательно - с толчка-то уж он обязан заводиться. Желаю успеха.
- Спасибо Вам большое!
- Не за что. - И гаишник уехал.
Я покатил мотороллер к городу. До ближайших домов - типичных немецких окраинных особнячков было не больше километра, и в первом же из них я договорился с хозяином, что оставлю до утра мотороллер у него в сарае. Было около девяти часов вечера. В Ладушкин я сегодня попасть уже не мог - ушёл последний дизель, и автобусов больше не было. Позвонить в Ладушкин по телефону из обычного автомата невозможно, нужен телефон с выходом в область. Я поехал к Кондратьевым, жившим в полученной от университета двухкомнатной квартире на Чекистов, и от их соседей позвонил, наконец, Тихомировым, там как раз и Сашуля была.
- Саша, это ты? Где ты? Почему домой не едешь? - раздался её голос, встревоженный и обрадованный одновременно.
- У Koндpaтьeвыx ночую.
- А почему? Что случилось?
- Да ничего страшного, не беспокойся, завтра приеду - расскажу.
- Мы уже знаем, что ты права получил, - поздравляем!
- А ты что - обмывать их что ли застрял? До дома потерпеть не мог? - подключился к разговору Стасик.
- Да нет, вынужденная посадка. Аккумулятор сел. До Калининграда только и добрался.
- Ну, ладно. Хорошо, что хоть позвонил, а то я уже волнуюсь тут - мало ли что... Когда приедешь? - спросила Сашуля.
- Наверное, только завтра к вечеру, а то и послезавтра - как аккумулятор заряжу.
Наутро я отправился в университет, где первым делом разыскал Юру Багно, имевшего "Вятку" и могшего, следовательно, дать мне полезные советы, что делать дальше. Юра предложил гениальную идею.
- Вон тут в лаборатории щелочные аккумуляторы одновольтовые есть, берём 12 банок, подсоединяем к твоему "Туристу" и отгоним его сюда, к университету, а здесь твой аккумулятор зарядим.
- Давай, попробуем.
Но в чём везти эти громоздкие банки, килограмма по два весом каждая? Поискали, нашли - два железных мусорных бачка, в каждый из которых как раз влезло по 6 банок. С этими ведрами мы погрузились в автобус и приехали к месту ночёвки моего мотороллера. Получив электропитание, мотороллер безропотно завёлся. Но как водрузить на него новый энергоагрегат? Верёвками, которые дал нам хозяин сарая, мы приторочили мусорные баки к бокам мотороллера, я сел за руль, Багно сзади, и мы поехали, поблагодарив и распростившись с участливым хозяином.
Несколько километров от окраины к центру по сравнительно хорошему асфальту мы ехали вполне благополучно, но на первой же выбоине один из проводов отвалился, и мотороллер заглох. Пришлось опять проверять и прикручивать все провода, соединявшие банки между собой и всю систему с мотороллером. Ближе к центру колдобин становилось больше, от тряски ослабевали веревки, крепившие мусорные баки, и наша система грозила развалиться на ходу. К тому же по центру города с оживлённым движением на перекрёстках я просто боялся ехать, так как ещё ни разу вообще не ездил по Калининграду, и за руль сел Юра, а я уселся сзади, придерживая руками баки.
У Юры не было с собой прав, и шлем у нас был один на двоих, двигатель работал с перебоями из-за тряски и плохих контактов, но мы нагло продолжали движение через весь город и добрались-таки до университета. Затащили мотороллер в подвальную мастерскую и поставили на зарядку аккумулятор, а уже на следующий день я добрался, наконец, на своём мотороллере до Ладушкина.
Со Стасиком Тихомировым мы тщательно обследовали генератор, но ничего не обнаружили: генератор был исправен и выдавал положенное ему напряжение. Решили, что всё дело в аккумуляторе, оставив невыясненным, по какой причине мотороллер не завёлся тогда с толчка, и почему сел аккумулятор. Некоторое время я благополучно ездил на мотороллере и уже перестал ожидать от него новых подвохов, как вдруг история повторилась. Мы ездили на мотороллере с Сашулей в гости к Лебле, ночевали у них, а возвращаясь домой, ещё не выехав из города, попали в ту же ситуацию - аккумулятор сел, а с толчка мотороллер не заводился, причём толкачом теперь выступала Сашуля. Пришлось нам с ней катить его километра три обратно к Лебле, заряжать в университете аккумулятор, после чего только мы смогли уехать.
Снова мы со Стасиком стали копаться в электросхеме, вскрыли реле-регулятор и обнаружили, что, хотя генератор и работает нормально, напряжение с него оседает где-то в реле и не доходит ни до катушки зажигания, ни до аккумулятора, то есть не подзаряжает его. Фактически мотороллер работал чуть ли не как электромобиль, то есть на одном аккумуляторе, который в ходе движения не подзаряжался. Его ёмкости хватало примерно километров на триста (на питание свечи), после чего бензину не от чего было загораться со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Исправить реле мы не сумели, зато удалось достать новое, после чего эти фокусы прекратились, но впереди меня ждало ещё немало новых приключений с мотороллером - мечтой моей юности...

(продолжение следует)